Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 11, 2017

Анонс № 11, 2017

Написано 13.11.2017 13:29

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
28.11.2016 14:24

Снова в Пермь, к МакДонаху

Оценить
(1 голос)

Журнал "Казань", № 11, 2016

К МакДонаху сложно относиться без­различно — его либо искренне любят, либо от всей души ненавидят. Поводов для ненависти немало: ни одно произве­дение 46‑летнего драматурга и режиссёра не обходится без забористой брани, изо­щрённых смертоубийств и жёсткого стёба над всем, на чём свет стоит. 

Но, удивитель­ное дело, сквозь мрачное нагромождение людской глупости, грязи и жестокости на нас неизменно взирает самое светлое, чистое, сокровенное, что есть в человеке. За этот невероятный клубок эмоций, за ис­тинную доброту, которая идёт бок о бок с ясным пониманием беспощадности мира, за невероятный ритм и смелость безумных историй, на поверку оказывающихся уни­версальным ключом к проблемам букваль­но любого закоулка планеты, он и снискал заслуженную славу среди многих и многих любителей кино и театра.

А в Казани о нём толком и не слыша­ли — скольким знакомым рассказывал, что еду в Пермь вот уже во второй раз, на единственный в мире Международный фестиваль МакДонаха (где «Гиннесс» и ви`ски льются рекой, все вокруг рыжие,  зелёные, танцуют и поют, соз­давая не забывающееся ощу­щение волшебства и праздни­ка), реагировали в основном, спрашивая: «А кто это?» Один, услышав про «Залечь на дно в Брюгге», процитировал, сам о том не подозревая, хресто­матийную фразу драматур­га: «Вот ведь, значит, Пермь не такая уж дыра, раз там про­водятся подобные штуки!» Тем не менее, именно в Казани живёт главный специалист по творчеству знаменитого ирландца в России профессор Вера Борисовна Шамина, вы­ступившая редактором рос­сийского издания ставшей уже библиографической редко­стью книги Патрика Лонергана «Театр и фильмы Мартина Мак­Донаха».

В Перми драматурга и оска­роносного режиссёра знают все — таксисты, продавцы, студенты‑политологи, мальчи­ки‑аскеры («Да‑да, помню, хо­дил в школе на «Дикий‑дикий Запад», очень круто было!»). Именно здесь в 2004 году Сер­гей Павлович Федотов впервые в России поставил МакДона­ха, со временем снискавшего огромную популярность у на­ших театральных режиссёров (к настоящему времени на­считывается более двухсот российских постановок), а театр «У Моста» сейчас — един­ственный в мире, где сыграны все восемь его пьес.

И хотя сам виновник тор­жества снова не приехал, фестивальная неделя была пронизана искренним инте­ресом и любовью к его рабо­там. Чёрно‑белая, гранжевая травести‑Польша («Barakah Teatr»), немного суматошный и не попавший в жанр, но яр­кий Озёрск («Наш дом»), фе­ерический вихрь отточенных реплик и пластики из Шотлан­дии («Tron Theatre»), сербская комната для допросов с цветочком, телевизором, кровавыми просты­нями и следователем, похожим на молодо­го МакДонаха (Narodno Pozorište Sombor), удивительный Азербайджан, скрупулёзно поставивший всю линэнскую трилогию с режиссёром‑ирландцем (Государствен­ный ТЮЗ), яркий, страстный и выве­ренный Новосибирск («Старый дом»), странный, сюрреалистичный Тамбовтеатр, эпатажная Черногория, переделав­шая Ирландию целиком под свои реалии (Montenegrin National Theatre), родная Казань, вязкая и пронзительная («Театр. Акт»), смелая попытка выпускников Учеб­ного театра ВГИКа (Москва), жизнеутверждающая, весёлая Чехия (Východočeské Divadlo Pardubice), невероятно драйвовый и точный Иран (Nowadays Theatre) и, конечно, старая добрая провинциальная Ирландия, явившаяся нам во всей своей безыскусности и неповторимости в ка­честве простой и величественной коды фестиваля (Bardic Theatre).

Отдельной великой радостью было вновь увидеть спектакли театра «У Моста», которые игрались вне конкурса. Постанов­ки Сергея Павловича действительно явля­ются эталонным прочтением МакДонаха в нашей стране и со временем становятся необъяснимым образом всё лучше и лучше. Вслед за лондонским Royal Court, в Перми вторыми в мире поставили прошлогоднюю пьесу драматурга «Палачи». Блестящий актёрский ансамбль и яркая, безукориз­ненная сценография (на сцене, например, присутствовала настоящая барная стойка с пивом!), перенесли нас в Англию шести­десятых, где вместо Элвиса и ангелов — джентльмены‑вешатели, соревнующиеся в галантности, отпускающие скабрёзности о своих жертвах и считающие весь осталь­ной мир свинарником. Очень здорово, что казанец Сергей Мельников, вот уже восемь лет служащий в пермском театре, задействован в большинстве спектаклей на ведущих ролях. И в «Палачах», и в «Ка­леке с Инишмана», и в невероятном «Лей­тенанте с Инишмора», который получился у Федотова и киношным, и не ходульным, и кровавым, грязным, смешным, и упои­тельно драматичным, добрым и мудрым. Также было радостно увидеть в труппе «У Моста» молодого актёра из Казани Ильназа Яруллина, который, кажется, совсем недавно участвовал в свияжской театральной лаборатории, а теперь играет в Перми у Сергея Павловича. Удивительное и убедительное умение Федотова собирать актёров, а собрав, сплотить в настоящую семью, осенённую светом сотворчества и проживанием искусства, не сможет оставить равнодушным никого, кто уви­дит хотя бы один спектакль этого театра. Молодой режиссёр из Озёрска после спектакля «У Моста» сказал, что пересмо­трел своё отношение к МакДонаху, начал понимать его гораздо глубже, и, кажется, уже только ради подобных рефлексий сто­ило затевать это масштабное предприятие. Однако были у пермского театра и тяжё­лые времена — три раза, на протяжении двадцативосьмилетней истории, детище Сергея Павловича намеревались закрыть по надуманным причинам, но всегда на­ходились неравнодушные и именитые дея­тели культуры, которые помогали отстоять «У Моста».

  • Тест
  •  

На нынешнем фестивале многие театры говорили о тяжёлой для культуры ситуации у себя в стране, о плохом финан­сировании, не позволяющем нормально развиваться. Сербский режиссёр угрюмо честил массового зрителя, которому кроме мюзиклов ничего не надо. А он десять лет вынашивал идею постановки «Человека‑подушки». Новосибирскому театру из‑за кризиса пришлось расстаться с постановщиком‑итальянцем. Чешский режиссёр: «Чехия — одна большая иро­ния. Но сейчас в нашей стране людям совсем не весело». А у иранского спекта­кля по самой провокативной пьесе Мак­Донаха на удивление всё хорошо! Весь коллектив театра Nowadays — иранцы, эмигрировавшие в Канаду. Три года назад они перевели МакДонаха на фарси и по­ставили первый спектакль по его пьесе в Иране. «Автор ирландец, и это снимает проблему острых, опасных тем. Мы гово­рим с иранцами‑интеллектуалами о наси­лии над детьми, полицейском беспределе и людской жестокости и находим отклик и понимание».

Ирландский театр Bardic — народный, в нём не платят актёрам. Все участни­ки труппы помимо игры в спектаклях где‑то работают. Государственной под­держки у труппы почти нет, зато есть две мастерские: актёрская и хореогра­фическая, а также социальный проект спектаклей для школ. При этом коллек­тив является одним из лучших в Ирландии провинциальным театром. Вообще на пресс‑конференции труппа балагурит и охотно отвечает на все вопросы. «Мак­Донах осмеливается сказать про Ирлан­дию, то, что до`лжно, наконец, произнести вслух»,— говорит Шон Фалун, режиссёр Bardic, сорок лет своей жизни посвятив­ший театру. «В частности, про отрицание чистоты и непорочности местных цер­ковников». Тут включается один из ак­тёров труппы: «О да, я был католическим священником в девяностые! Я пил! Всё так и есть, как показывает МакДонах!» Вообще актёры провели нам пространный экскурс по различиям западной, южной и северной частей Ирландии, Британии и Ирландии, Голуэя и Донегола: «Лон­дон — это одно, а Англия — совсем дру­гое» и т. д. А поражает их то, что МакДонах так поразительно точно улавливает и ис­пользует в своих пьесах все эти топогра­фические и языковые нюансы, при этом оставаясь содержательно универсальным. Ещё от них мы узнали, что Мартин, оказы­вается, ирландский цыган, pavee, как лю­бящий пёсиков персонаж Питта из «Боль­шого куша» (но это неполиткорректно, добавляют они). И наконец‑то стало ясно, что Сергей Федотов верно перенёс фами­лию драматурга на русский — ирландцы произносят её именно как «МакДонах», с выраженным «х». Актёры были счастли­вы оказаться в Перми, где, как они сказали, «почувствовали себя ирландцами больше, чем где бы то ни было». Мы пели с ними ирландские и русские народные, пили «Гиннесс» и от всей души обнимались.

Гран‑при фестиваля разделили ново­сибирский театр «Старый дом» и шотланд­ский «Tron Theatre» — оба за постановку «Сиротливого Запада». Как же повезло новосибирцам, что у них есть такой театр! Где итальянец Антонио Лателла ставит «Пер Гюнта» и трилогию Еврипида, Мак­сим Диденко оживляет тексты Льва Рубин­штейна, а Александр Маноцков пишет вол­шебную оперу «Снегурочка». Где Сергей Федотов поставил настоящего МакДонаха, так что сейчас у спектакля есть фанаты и среди молодёжи, и среди профессуры из Академгородка. Ну а на репетициях шотландской постановки присутствовал сам автор пьесы, внося свои замечания (то есть немного режиссировал), и полу­чилась она динамичной и филигранной. И, конечно, Майкл Дилан, сыгравший свя­щенника Уэлша, абсолютно всех покорил своей тонкой и точной работой.

У нас в городе ставили МакДонаха трижды — «Череп мой любимый» в ТЮЗе (2006), «Сиротливый Запад» в «Театре на Булаке» (2010) и «Королеву красоты» в камерном театре «Театр. Акт» (2012). Первые две постановки, судя по слышан­ным мною отзывам и прочитанным ре­цензиям, не смогли найти своего зрителя, последняя же просуществовала совсем недолго, «Театр. Акт» тогда лишился по­мещения. Но режиссёры недавно возобновили «Королеву», и наш казанский спектакль, один из пяти от России, был отобран для участия в фестивале (всего в конкурсной программе было представле­но тринадцать работ из девяти стран мира, при более чем ста пятидесяти пришедших заявках). Если честно, я не знал, чего ждать от казанцев, и был несказанно счаст­лив, что их работа меня тронула до глубины души. Тонко и подробно воссоздал «Театр. Акт» атмосферу душного бытования мате­ри и дочери, которые и невероятно устали друг от друга, и в то же время, кажется, жить друг без друга не могут. И было мне странно и больно, когда жюри единоглас­но и категорично не приняло спектакль на обсуждении. Сергей Павлович, правда, заступился за наш театр — он сказал, что видел порядка тридцати российских постановок «Королевы красоты», и все они начинались со злобной ругани, а здесь ре­жиссёру понравилось, что «Театр. Акт» на­чинает действие как обычный тихий семей­ный разговор, и это гораздо убедительнее и глубже раскрывает замысел драматурга. На мой взгляд, постановка замечательная и сильная — актёры проживают макдона­ховский текст, и верится, что перед нами настоящий дом, а мы нежданные наблюда­тели семейной трагедии (Лонерган в своей книге пишет, что «дом» — ключевой символ этой пьесы). Исподволь и до ца­рапающей узнаваемости точно показан беспомощный и неказистый уклад не­счастливой семьи. Зрителям наш спектакль очень понравился, были и смех, и слёзы, всё по МакДонаху, и продолжительные овации по завершении. Так что советую вам сходить и посмотреть самим. «Театр. Акт» ещё не раз сыграет в Казани свою версию «Королевы красоты», спектакль, наполненный неповторимой макдонахов­ским коктейлем любви и ненависти.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.