Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 12, 2017

Анонс № 12, 2017

Написано 05.12.2017 13:17

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
09.10.2017 11:27

Лидия Ахметова: «Если любишь свою профессию — всё будет получаться»

Оценить
(1 голос)

Журнал «Казань», № 9, 2017

 

Лидия Ахметова — народная артистка Респуб­лики Татарстан, заслуженная артистка Российской Федерации, кандидат педагогических наук, профессор кафедры музыкального искусства и хореографии Высшей школы искусств имени Салиха Сайдашева Института филологии и межкультурной коммуникации Казанского федерального университета.

 

Известно: успех зависит прежде всего от труда и гораздо меньше — от способностей человека. Но истинные чудеса происходят, ко­гда трудолюбие и талант сочетаются с огромным желанием. Чем же, как не чудом, объяснить то, что среди стольких талантливых певцов выдающийся джазмен Виктор Деринг отобрал солисткой‑вокалисткой в свой оркестр именно Лидию Ахметову, то­гда ещё студентку Казанской консерватории. С этого удивительного поворота судьбы и начнётся блестящая карьера молодой певицы, а жизнь накрепко свяжет её с джаз‑оркестром…

— Лидия Алексеевна, как получилось, что вы выбрали профессию певицы, как вам удаётся держать себя в форме, что помогает в этом?

— Мне кажется, помогают мои корни. Я родом из Кайбицкого района, село Янсуринское. Родилась в семье­ учителей шестым ребёнком. Любовь к музыке и творчеству мы впитали от родителей. Наша семья музыкальная: все танцуют, поют, играют на различных инструментах. Музыка звучала в доме все­гда, старшие много пели, а я, как самая младшая, много слушала. С детства хотелось петь и танцевать! Я росла в трудолюбивой семье­, вообще в Кайбицком районе все трудолюбивые. Слушала все­гда радио, пели то­гда часто Ильгам Шакиров и Альфия Афзалова, очень любила смотреть балет по телевизору и хотела поступить в музыкальное училище. То­гда я не знала, есть ли у меня талант, но желание петь было непередаваемо сильным. И непреодолимым! Мне кажется, если человек идёт в какую‑то профессию, прежде всего он должен её любить.

Лидия Ахметова: «Энергия этих украшений невероятна. Наверное, потому, что их сделал для меня любимый муж».

 

— Говорят, что ко­гда есть сильное желание, то самым невероятным образом вдруг открываются нужные двери. Бывало у вас такое?

— Бывало, ещё как. Ко­гда я поступила в музыкальное училище, у меня даже нотной грамоты не было. Но я очень сильно старалась и среди сверст­ников далеко продвинулась. Успешно осваивая материал, начала помогать сокурсникам, отвечала за учебный сектор нашего курса. Затем была консерватория, потом сразу аспирантура. После аспирантуры меня приняли преподавателем в педагогический университет на музыкальный факультет, так он то­гда назывался. Я очень хотела делиться знаниями, а преподаватель все­гда должен идти вперёд, развиваться. Нужно было заниматься научной работой: писать статьи, готовить пуб­ликации, совершенствовать методику. Для меня, до семна­дцати лет говорившей только на татарском языке, это было трудной задачей… Я ездила в Москву, проводила все дни в Ленинской биб­лио­теке: читала, читала, читала… Диссертацию писала, конечно, долго, около шести лет. В 2004 году защитилась, стала кандидатом педагогических наук. Для меня это чудо! Не все­гда была уверена, что смогу это сделать, было очень тяжело. Мне повезло, что рядом были люди, которые оценили моё трудолюбие, желание работать — научные руководители Зямиль Газизович Нигматов и Фарида Шарифовна Салитова. Для меня это святые люди, которые во всём мне помогали. Кстати, то­гда же мне присвоили почётное звание народной артистки!

В 1990 году, на треть­ем курсе консерватории, случилась счастливая встреча с великим джазменом Виктором Эдуардовичем Дерингом. Во время учёбы я очень много пела на конкурсах и фестивалях, выступала на телевидении, записывалась на радио. И в том году участвовала в конкурсе «Татар жыры» и стала лауреатом. Среди победителей также были Зайнап Фархетдинова, Салават Фатхетдинов, Хания Фархи и другие замечательные певцы. Нас заметили журналисты, стали приглашать на телевидение.

Виктор Деринг увидел моё выступ­ление по телевизору. Мой муж, джазовый тромбонист Рустем Ахметов, работал у Деринга в оркестре, и Виктор Эдуардович спросил его: «Это твоя жена Лидия Ахметова?» Я ему понравилась, и меня взяли на работу в Оркестр кинематографии Татарстана как татарскую певицу. Так и шли у меня параллельно и творчество, и наука, преподавание.

— Сложно ли было работать татарской певице с джазовым оркестром?

— Самое сложное в джазе — это ритм. Его нужно почувствовать душой. За более чем два­дцать лет работы с джаз‑оркестром я очень прониклась этой музыкой. Виктор Эдуардович Деринг — легендарная личность. Глубоко интеллигентный человек, он одним только взглядом уже воспитывал. Это был великий профессио­нал. Огромное счастье, что жизнь свела меня с такими людьми, как Виктор Эдуардович и его единомышленники. Видя их работу с полной отдачей, доброжелательное отношение к людям, впитывая традиции, профессио­нализм, любовь к большому искусству, джазу, я развивалась. Деринг взял меня в оркестр как татарскую певицу потому, что у него была большая любовь к татарскому народу. Оркестр все­гда играл татарские произведения. С ним сотрудничали композиторы Александр Ключарёв, Алмаз Монасыпов, Рустем Яхин, Анатолий Луппов, Джаудат Файзи. Много татарских произведений в джазовом стиле создали Рашид Абдуллин, Резеда Ахиярова, Эльмир Низамов, Рустем Зарипов, Гульнара Беляева, Эльмира Галимова, и сама я написала несколько произведений.

Хочу поблагодарить руководство респуб­лики, филармонии, министерство культуры за то, что сохранили этот оркестр. Во всей России осталось всего три или четыре джазовых оркестра. Виктор Деринг больше пятидесяти лет сберегал его, держал. Это огромная работа.

После смерти Виктора Деринга в 2011 году джаз‑оркестр перевели в Татарскую государственную филармонию имени Габдуллы Тукая. Мы попали под крыло директора Кадыма Назыровича Нуруллина. Он умеет направить по правильному пути, чтобы был хороший результат. Филармонический джаз‑оркестр Респуб­лики Татарстан — признанный лидер в Поволжье и один из лучших в России среди подобных творческих коллективов. Свято продолжая традиции легендарного Олега Лундстрема, оркестр ведёт многогранную творческую деятельность и воплощает в жизнь яркие и современные проекты, среди которых абонементы с участием лучших джазовых исполнителей; детские учебно‑познавательные лекции‑концерты; новогодние спектакли для всей семьи, и гордость нашего коллектива — два фестиваля: «Джазовая Ка­зань» и «Джаз‑Кроссовер‑Фест‑Ка­зань», которые уже известны далеко за пределами Татарстана. Концертов с каждым годом всё больше, растёт их качество и, что особенно радует, выступ­ления проходят при полных залах. Зрителям очень нравятся джазовые концерты.

В феврале мы подготовили с джаз‑ор­кестром программу, состоящую из произведений татарских композиторов, там были и сочинения молодых авторов.

Сейчас мы проводим по четыре‑пять концертов в месяц, шьём новые костюмы, снимаем клипы, записываемся на радио, выпускаем аудио‑ и видеодиски. Сердечную благодарность и искреннюю признательность выражаем руководству респуб­лики — у нас теперь есть грант, благодаря которому мы можем общаться с мировыми звёздами джаза из Америки, Италии, Испании, Великобритании. Раньше не было таких возможностей, и вот жизнь очень изменилась к лучшему. С особым удовольствием работаешь. К нам приезжали известные дирижёры Игорь Бутман, Анатолий Кролл, Пётр Востоков, Максим Пиганов, музыканты Егор Крюковских, «Нью‑Йорк войсес», Джеми Дэвис, Мари Карне и работали с нашим оркестром. Мы начали создавать клип об истории нашего коллектива. Я уже два­дцать шесть лет с оркестром, очень люб­лю его, люб­лю всех музыкантов, артистов, люб­лю петь. Если любишь свою профессию — всё будет, всё получится.

— Где вы черпаете вдохновение и идеи для своих концертов?

— Мне очень помогает муж. Мы работаем вместе. Он очень порядочный и творческий человек.

— Вы уже не раз упомянули супруга, хочется узнать о нём побольше. Тем более, что он сыграл большую роль в вашей творческой карьере. Расскажите, как вы нашли друг друга.

— Мы познакомились в музыкальном училище, где мне преподавала вокал Клавдия Захаровна Щербинина, очень хороший педагог, это она заложила мне профессио­нальный фундамент, поставила голос. А мой будущий муж учился у супруга Клавдии Захаровны — Геннадия Фёдоровича Щербинина на играть тромбоне. Он был самым любимым учеником его: грамотный, старательный, честный. Щербинины мне всё время говорили: «Лидия, посмотри, пожалуйста, Рустем очень любит тебя. Хороший парень. Тебе будет легко, он тебе поможет в жизни». Рустем, оказывается, влюб­ился в меня, ко­гда я пела на экзамене в актовом зале. И ко­гда предложил руку и сердце, я ему сказала: «Хочу быть певицей! Ты готов жениться на певице?». Он ответил: «Ты только пой, иначе не женюсь!» А мне только это и надо было! (смеётся).

— Певица, преподаватель, руководитель. Какая из ваших ролей вам ближе?

— Мне кажется, они переплетаются друг с другом, вытекают друг из друга и не могут существовать по отдельности. Раз я пою, то обязательно должна передавать свои навыки ученикам, студентам. Если у меня есть возможность, то почему бы и нет? Желание есть, тем более, что работа со студентами приносит удовольствие. И, главное, есть результат. Среди моих учеников есть и заслуженные артисты, и лауреаты международных конкурсов. Трио «ЗуЛяйЛя», Азат Фазлыев, Ильнар Сабирзянов, Артур Хафизов, Рушания Мушарапова, Гузель Фазлиахметова, Ильшат Валиев… Один из участников трио «Jukebox» тоже мой студент.

В 2006 году на базе музыкального факультета педагогического университета я создала фольк­лорный ансамбль «Салям», который существует до сих пор. Мы со студентами выезжаем в экспедиции, записываем песни, собираем костюмы, инструменты, танцы, обряды. С этим ансамблем мы участвовали в съёмке нескольких фильмов‑концертов на канале «ТНВ». Я сама кряшенка, поэтому в проекте много кряшенских песен.

— Очень распространено мнение о кряшенском народе как об очень дружном. Как вы думаете, где кроются корни такой крепкой дружбы?

— Корни в язычестве. Се­го­дняшний среди представителей татарского народа, а мы считаем себя татарами, именно у кряшен сохранены обряды и традиции, идущие с языческих времён. У татар‑мусульман больше арабского влияния.

Я с детства по­мню застолья с песнями, они до сих пор звучат у меня в голове. Обряд проводов солдат, где поют рекрутские песни, свадебный обряд — эти традиции дожили до се­го­дняшнего дня. Каждое застолье идёт с песнями — это очень интересное зрелище. Вначале я мало вникала в смысл обрядов, а потом, ко­гда стала заниматься научной работой, поняла, что в них есть что‑то магическое. Это душа народа, это наши деды, прадеды…

Мой муж музыкант, но у него ещё и золотые руки, он сам делает на­цио­наль­ные украшения: хаситэ, нагрудники, чулпы, накосники, серьги, браслеты, кольца. Изучает историю татарского народа, много читает. Началось всё с того, что он решил сам сделать мне сценические украшения. Потом и для ан­самб­ля песни и танца полностью реставрировал украшения, для ан­самб­ля танца «Ка­зань» под управлением Чулпан Закировой, для фольк­лорного ан­самб­ля «Салям».

— Какое высказывание вы бы выбрали своим жизненным кредо?

— Мне кажется, ничего не получится без упорного труда. Надо полностью отдавать себя любимой работе. И, конечно, уважать окружающих, все­гда стремиться им помочь.

Беседовала Дина Хакимова

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.