Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 10, 2018

Анонс № 10, 2018

Написано 16.10.2018 10:33

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
28.08.2018 12:11

«От саксофона до финки — один шаг?»

Оценить
(1 голос)

Макар БЕССТРУННЫЙ

 

Руководитель «Клуба любителей джаза» Казанского музыкального колледжа имени И. В. Аухадеева заслуженный работник культуры Респуб­лики Татарстан Виталий Николаевич Матвеев рассказывает о становлении детского джазового образования в Татарстане.

— Виталий Николаевич! Вы по­мните, в каком году открылась в Соцгороде 11‑я музыкальная школа?

— В 1977‑м, а я пришёл в следующем году и проработал там без малого три­дцать лет.

Меня, как молодого, но уже якобы «опытного» директора направили руководить новой школой. До этого я работал директором Третьей вечерней музыкальной школы при Пятой музыкальной школе на Шаляпина.

— Школа располагалась в жилом доме, часть которого до этого занимала детская поликлиника?

— Да‑да. Это здание на улице Кубанской, дом № 9.

— Правда ли, что помещение для школы исполком выделил временно?

— Говорят же, что нет ничего более постоянного, чем временное. Кстати, до поликлиники в здании располагалась конная милиция района. Со временем износ дома достиг семидесяти трёх процентов. Появилась большая трещина. Я много ходил и просил о новом здании. Обивал пороги и исполкома, и министерства. Заработал два инфаркта. Как можно было годами ютиться в таких условиях, ко­гда на каждого ученика приходилось меньше одного квадратного метра площади здания? А главное, это продолжалось десятилетиями!

— А до появления 11‑й «музыкалки» в Авиа­строи­тель­ном районе музыкальных школ не было?

— Детских музыкальных школ не было. Работала Вторая вечерняя музыкальная школа (в здании татарской школы на улице Ленинградской). И первым директором её был Борис Иванович Юрков.

— Эстрадно‑джазовое отделение сразу от­крылось?

— Нет. Спустя, может, лет десять. И вот однажды на августовском совещании директоров респуб­лики министр культуры Марсель Масгарович Таишев в своей речи выдвинул лозунг: «Давайте поднимать эстрадное направление в обу­чении музыке в детских музыкальных школах!»

Хотя в то время очень популярны были лозунги: «Если ты играешь джаз, то завтра Родину продашь!», «От саксофона до финки — один шаг», «Джаз — отрыжка буржуазной культуры»

Я вдохновился этим посылом «сверху». Колоссальным толчком в этом направлении был приезд в Ка­зань детского джазового оркестра из Кривого Рога под руководством Александра Гебеля. Ребята отыграли изу­ми­тельный концерт в Большом концертном зале — это был шок! Неужели дети могут так играть джаз? Я тоже хочу! Чем мы хуже?

А тут ещё руководство ненавязчиво даёт «добро»… Все совпало!

— С чего вы начали?

— Покупал инструменты. По одному, по два. Синтезатор, саксофоны, барабаны, гитары. Не так‑то просто было в то время купить — приходилось «до­ставать».

Затем встал вопрос кадров. Это самый главный вопрос! Кто будет учить и как учить? Хотя со времени приезда оркестра Олега Лундстрема Ка­зань принято считать советской столицей джаза. Но на самом деле никто и нигде не учил детей играть такую музыку. Это сейчас уже открыли эстрадно‑джазовые отделения в учебных заведениях, стало полно специальной литературы и информации в Интернете.

— И как же вы решили этот кадровый вопрос?

— Стал ходить по ресторанам… Да! Меня с коллегами, как директора школы, направляли на проверки ресторанных оркестров и ансамблей, и я присматривал музыкантов.

Барабанщик Дмитрий Панькин пришёл ко мне сам. Контрабасиста Олега Солодовникова пригласил. Они были то­гда ещё совсем молодыми, но очень талантливыми. Впоследствии стали прекрасными педагогами.

Но самым маститым среди новых педагогов был, конечно, Анатолий Александрович Василевский! То­гда он временно оказался без работы и тоже принял моё предложение. Но! Для того, чтобы того же мэтра Василевского обеспечить педагогической нагрузкой, нужно было создать оркестр из десятков человек! Пришлось сильно покумекать, чтобы обеспечить ему полную занятость.

— Чтобы оркестр создать, нужно же сначала подготовить инструменталистов?

— Конечно! Требовалось время. На первых порах приходилось и педагогам садиться в оркестр. И постепенно народ пошёл. Через некоторое время стало уже сложно умещать на площади четыреста квадратных метров четыреста два­дцать учащихся и шестьдесят‑семьдесят педагогов. Мы были как сельди в бочке. Но жили дружно, одухотворённо. Все были в творческом полёте. Педагоги до сих пор вспоминают то счастливое время.

— С какими ещё сложностями пришлось столк­нуться?

— Прежде чем наши педагоги увидели успехи учеников, понадобилось лет пятна­дцать, чтобы переломить стереотип мышления целого коллектива: классика — это прекрасно, а джаз — несерь­ёзно. Ведь гигантский пласт мировой джазовой музыки проходил, да и сейчас проходит мимо нашей молодёжи. Хотя джаз повлиял на всю мировую музыкальную культуру, и даже на фолк‑культуру всех стран.

Много интересного произошло после того, как педагоги школы перестроили своё мышление. Скрипачи увлеклись ан­самб­лями, оркестрами. Многие привели учиться джазу собственных детей. У нас появился свой детский симфо‑джазовый оркестр, который возглавила Светлана Геннадьевна Лось. И настоящий детский джазовый биг‑бенд под руководством Анатолия Александровича Василевского, а впоследствии — Александра Сергеевича Шураева.

— Это было единственное место в городе, где на экзамене разрешалось играть блюз или рок‑н‑ролл?

— Первое и единственное в Татарстане! Именно одинна­дцатая музыкальная школа дала толчок развитию эстрадно‑джазового направления в рес­публике!

Со временем пришлось педагогов‑эстрадников обу­чать педагогическому искусству. Ведь мало поставить ноты на пюпитр ученику — каждому «цыплёнку» нужно разжевать и показать, как надо делать. Это оказалось очень непросто. Лет пять набирались педагогического опыта.

— А кто ещё преподавал то­гда?

— Одними из первых были трубач Александр Ужаков и саксофонист Давид Вайсенберг. Они играли в оркестрах Виктора Деринга и Анатолия Василевского. Саксофонисты Виктор Петрухин, Женя Соколов вели кларнет и саксофон. Лиля Чугунова преподавала вокал. Очень грамотный музыкант Сергей Кожевников возглавлял отдел. Даже год работал кон­церт­мейстером выдающийся джазовый пианист Женя Борец. И многие другие.

— А ко­гда появились первые заметные ре­зультаты?

— С первым «Джазовыми перекрёстками». В программу международного джазового фестиваля был включён первый концерт детского джаза в Казани. С этого и начался респуб­ликанский фестиваль «Джазовая капель», в нынешнем году отметивший три­дцатипятилетний юбилей под патронажем Министерства культуры Татарстана.

Однажды Игорь Зисер после очередного фестиваля пригласил в школу коллектив из Австралии. Иностранцы сначала были в шоке от того, в какую глушь их завезли. Но после детского джазового концерта гости растаяли. Поначалу думали, что приехали в деревню, а тут им дети выдали, сами вышли на сцену и показали мастер‑класс. Получился импровизированный джем‑сейшн.

— Кого из ярких выпускников школы назовёте в первую очередь?

— Таня Иванец — бас‑гитаристка, живёт в Германии. Саксофонист Андрей Смирнов работает в оркестре в Канаде. Алексей Давлетшин — джазовый гитарист и автор музыки лет два­дцать уже в Москве. Марат Мания — солист джазового оркестра Татарской филармонии. Рома Кузнецов и Саша Сухарев — музыканты вокально‑инструментального ан­самб­ля «Волга‑Волга». Сергей Башарин, дважды окончивший школу — как баянист и как гитарист, теперь анестезиолог‑реаниматолог в детской больнице в Москве. Один из первых выпускников Айрат Заппаров — директор Казанского музыкального колледжа. Гульнара Салманова — редактор музыкальных программ Татарского радио, Амир Галиаскаров — кинорежиссёр, Максим Грицких — бизнес‑менеджер. Роман Валиуллин, Олег Ва­силь­ев, Алексей Алексеев, Сергей Саакян (который сверстал этот номер журнала) и многие другие.

— В основном учениками школы были ребята из Авиастрои­тель­ного района?

— Конечно, прежде всего жители Соцгорода, Кадышево, Сухой Реки, Караваево, Северного посёлка. Но приезжали и из других районов, даже с проспекта Победы. Ведь только у нас была эстрадно‑джазовая специализация!

— Дети из других районов не боялись приезжать в Соцгород?

— Нет, не боялись. И ничего нико­гда здесь с ними не случалось. А ребят с сомнительной репутацией мы не разворачивали, а, наоборот,— привлекали! Пусть подросток лучше держит гитару или саксофон в руках, чем нож или кастет! За всё время существования школы мы выпустили около двух тысяч учеников. И ни один из них не стал пре­ступ­ником. Ведь мы старались сеять только доб­рое, светлое, чистое!

— Виталий Николаевич! Спасибо за интересную беседу! Творческих вам успехов и крепкого здоровья!

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.

Наименование СМИ: Казан - Казань
№ свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77-67916 от 06.12.2016 г.

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций