Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 1, 2018

Анонс № 1, 2018

Написано 09.01.2018 11:05

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
11.01.2018 11:27

Владимир Высоцкий в Татарстане

Оценить
(1 голос)

 

Журнал «Казань», № 1, 2018

25 января — восемьдесят лет со дня рождения Владимира Высоцкого. Слава этого человека, оставившего яркий след в литературе, театре и кино, шагнула из прошлого века в век нынешний.

 

Почитатели таланта Высоцкого во всех краях нашей страны, в том числе в Татарстане, проводят вечера памяти, на которых поются его песни и читаются его стихи. Вручена очередная премия «Своя колея», а с ноября прошлого года по городам, где выступал легендарный бард, проходит гастрольный тур с демонстрацией музыкально-литературного спектакля «Дорогами Высоцкого».

Творческие дороги приводили поэта и актёра и в нашу республику. И те, кто были тогда рядом с ним, сегодня делятся воспоминаниями о днях, которые не тускнеют в памяти.

 

«Таганка» в Набережных Челнах

С 19 июня по 4 июля 1974 года в Набережных Челнах гастролировал знаменитый московский «Театр на Таганке». За две недели на сцене Дворца культуры «Энергетик» были показаны спектакли «А зори здесь тихие», «Антимиры», «Добрый человек из Сезуана», «Павшие и живые». В летнем театре «Гренада» прошёл незабываемый концерт актёров театра, творческие встречи состоялись на строительных площадках и в цехах завода «КамАЗ». В большинстве из них участвовал уже всенародно известный тогда Владимир Высоцкий.

О тех днях рассказывает Валентина Корсукова, работавшая директором Дворца культуры «Энергетик»:

— Всё началось с того, что тогдашнее руководство горкома партии Набережных Челнов и завода «КАМАЗ», московская дирекция которого находилась в здании напротив служебного входа «Театра на  Таганке», направило меня в столицу страны, поручив ознакомиться с репертуаром и постараться договориться о гастролях прославленного театра в автограде. Что и было сделано.

Основная труппа приехала 19 июня. Владимир Высоцкий прилетел чуть позже — был во Франции у Марины Влади. Спектакли шли своим чередом. Билеты расходились как из печки пирожки. Во время гастролей я во всех организационных делах помогала директору Николаю Дупаку и главному режиссёру Юрию Любимову. Тогда же я заметила режиссёрскую хитрость Юрия Петровича: во время спектакля он направлял луч фонарика на сцену, что-то подсказывая актёрам световыми знаками.

Кроме спектаклей, актёры «Таганки» дали несколько концертов на открытых площадках города и на Cабантуе.

В летнем театре «Гренада» концерт вела актриса Алла Демидова. Слушателей было столько, что кое-кто из них забрался на трёхметровые строительные леса, и они стали падать, публика посторонилась, кто‑то даже со смехом воспринял этот «инцидент». Однако всё обошлось.

Выступали чередой известные артисты, но люди ждали своего кумира и в какой-то момент стали скандировать: «Высоцкого! Высоцкого! Высоцкого!» Он вышел и минут сорок пел свои песни. Концерт закончился под овации.

Артистов надо было как-то вывозить за пределы «Гренады». А как это сделать, ко­гда всё пространство заполнено зрителями, которые и не думали расходиться: здесь их кумир — Высоцкий! А у некоторых началась чуть ли не истерика. Я Демидовой шепчу: надо, дескать, скорее уезжать, пока что-нибудь не случилось. Благо транспорт стоял рядом со сценой, все артисты быстренько туда погрузились, и автобус двинулся сквозь толпу. Люди какое-то время бежали рядом и кричали: «Володя, Володя, Володя!»

Я в эти дни часто общалась с Высоцким, беседовала с ним, когда ехали на Сабантуй. Вёл он себя спокойно и непринуждённо. Многие сейчас придумывают о нём незнамо что, какие-то небылицы, мне же он показался выдержанным, адекватным человеком.

Ежедневно актёры театра давали по два спектакля. Конечно, им хотелось и отдохнуть на камских просторах. В один из дней они попросили меня свозить их в Елабугу, на могилу Марины Цветаевой, я их в этой поездке сопровождала «от и до». На катере, пока плыли на противоположный берег Камы, все, кто мог петь — исполняли песни, в том числе и хмельной Борис Хмельницкий. Возле могилы Цветаевой тоже пели песни, общались, разговаривали, много курили. Алла Демидова в своих воспоминаниях рассказывает, что Владимир Высоцкий в этой поездке стал инициатором похода к дому, где провела свои последние дни великая поэтесса, и хозяйка пятистенка всё возмущалась: мол, ходят тут всякие! Но, честно говоря, в тот день я так захлопоталась, что Высоцкий у меня как-то затерялся в группе актёров, какие-то отдельные моменты припомнить не могу.

Уже после смерти Владимира Семёновича я неоднократно бывала в «Театре на Таганке». Показывала Юрию Любимову макет памятника Высоцкому, который сейчас возвышается на площади в Набережных Челнах. Главный режиссёр то ли в шутку, то ли всерьёз спросил: «А почему не мне памятник?»

Валентина Корсукова свидетельствует о страстном желании челнинцев того времени увидеть и услышать кумира миллионов. Однако во время гастролей летом 1974 года произошёл случай, который никак не укладывается в голове.

О нём поведал Леонид Колоднер:

— «Театр на Таганке» показывал спектакли на сцене ДК «Энергетик». В то время я работал прорабом в СУМ-3 и одновременно являлся неосвобождённым председателем профкома этого управления, за мной было закреплено общежитие 29/17. В нём — хороший красный уголок примерно на пятьдесят мест, в числе прочего мне вменялось в обязанности организовывать там культмассовые мероприятия. Вот мне и пришла смелая мысль пригласить туда Владимира Высоцкого!

Мы с моим другом Володей Черемных проникли за кулисы Дворца культуры. Дождались конца спектакля, один за другим выходят актёры, вдруг вижу Высоцкого, подхожу. Рядом оказался режиссёр театра Юрий Любимов, который попытался пресечь наш разговор: «Обещали же ни с кем не контактировать!» Но тот ему твёрдо сказал: «Дайте поговорить с ребятами». Честно говоря, меня поразил голос с хрипотцой. Я раньше думал, певец специально меняет его во время исполнения песен. Оказалось, что он и разговаривает таким же голосом, как поёт!

Мы кратко ввели Высоцкого в курс дела: дескать, очень любим ваши песни, хотелось бы их послушать, есть место, где можно организовать встречу. Он согласился, немного подумав, назначил день и час своего выступления. Поинтересовались, по скольку рублей поставить билеты? Владимир Семёнович вначале сказал: «Да не надо ничего». Потом, шутя, добавил: «Чем больше — тем лучше!» Договорились, что билеты будут по три рубля. Только бард не рекомендовал нам делать афиши.

С этой радостной вестью я примчался в общежитие, в то время там работала воспитательницей выпускница МГУ, которая, как тогда говорили, отрабатывала жильё. Так вот, я ей рассказал, что через три дня, в воскресенье, у нас будет Высоцкий! Она аж запрыгала от радости и вызвалась немедленно оповестить обитателей общежития об этом событии, заодно и билеты распространить. Как же я боялся, что красный уголок будет переполнен, ведь туда наверняка захотят прийти не только наши работники, но и их друзья и знакомые!

Через некоторое время воспитательница вернулась вся в слезах: «Нет ни одного желающего пойти на концерт!» Я не поверил своим ушам: как нет желающих? В общежитии почти сто пятьдесят человек — и никого не заинтересовал актёр, имя которого знают миллионы любителей авторской песни? Я сидел опустошённый рядом с воспитательницей — у неё слёзы в три ручья, у меня — комок в горле. Это потом, поразмыслив, понял, почему концерт Высоцкого никого не привлёк: в общаге жили механизаторы и водители из села, куда, возможно, и не долетели песни этого легендарного человека. К тому же в воскресенье, на которое был назначен концерт,— праздник плуга, все, конечно, собрались в гости к родителям, родственникам.

Делать нечего — надо было оповестить Высоцкого о том, что концерта не получится. С большим трудом достал бутылку хорошего коньяка — надо же как-то сгладить вину. Вновь с другом поехали уже в гостиницу «Кама», где остановились артисты театра. Естественно, меня на входе тормознули, не желая впускать. На счастье, наверху лестницы показался Владимир Высоцкий: «Пропустите, это ко мне».

Я прошёл к нему в номер. Он облачился в халат, расположился с книжкой на тахте, смотрит вопросительно. А мне-то сказать стыдно, что с выступлением ничего не выходит. Всё-таки кое-как выдавил из себя это признание. «Наверное, вы несерьёзные мужики,— сделал вывод Высоцкий.— Ничего, старик, всякое бывает». Помнится, меня тогда сильно удивило это необычное для нас, но популярное в кругах столичной молодёжи обращение «старик». Он достал две рюмочки, мы выпили по одной. «Коньяк оставишь что ли? — с шутливой ноткой в голосе спросил Владимир Семёнович.— Ладно, старик, мне надо роль учить, а ты приходи на наши концерты, которые намечены на городских площадках, и на спектакли тоже».

Я посетил все спектакли и концерты. Помню, на одном представлении Высоцкого заменял дублёр. А люди каким-то образом узнали: Владимир Семёнович, про которого сказали, что он приболел, всё-таки находится за кулисами. В зале все вскочили и стали кричать: «Высоцкого! Высоцкого!» Он вышел, поднятием руки остановил эти возгласы — и уже сам продолжил спектакль.

Меня иногда спрашивают: Высоцкий дал три дня на организацию концерта, раз не получилось в красном уголке общежития, неужели за это время нельзя было организовать встречу в каком-то другом месте, каком-то клубе, ещё где-то? Но я-то мог достаточно свободно вести себя только в подшефном общежитии. Потому что вспомнил случай: когда учился в Омске, в актовом зале института должны были выступать Кукин, Клячкин и Высоцкий. Там собрался большой комсомольский актив: зал переполнен, проходы забиты, все сидят, ждут, я в том числе. Проходит час, два — никого. Вдруг приезжает представитель обкома комсомола: «Товарищи, расходитесь — концерта не будет. Отменили концерт». Высоцкий был в немилости, об этом я знал. Поэтому организовывать концерт где-то в другом месте не рискнул.

А вот администрация санатория всесоюзного значения в селе Тарловка Елабужского района, что на противоположном от Набережных Челнов берегу Камы, всё-таки решилась провести встречу с московскими актёрами, в числе которых был Владимир Высоцкий. Но, к сожалению, он на сцену не вышел, а выдал импровизированный концерт… в столовой.

Вспоминает Александра Горшунова, работавшая в то время диетсестрой:

— Все артисты ушли выступать в концерте, а Высоцкий не пошёл. Судя по всему, он с похмелья был. Мы ему плеснули спиртику, он его запил шампанским. А потом взял гитару и давай нам в столовой песни петь. Сбежались все: повара, работники кухни, официантки. Все мы слушали, пел он такие песни, которые со сцены исполнять нельзя. Он ведь сам сочинял, там такие проникновенные слова…

Владимир Высоцкий, несмотря на то, что каждый день у него был расписан буквально по часам, умудрился в своём графике найти два часа, чтобы съездить в Нижнекамск и выступить перед работниками предприятия «Гидромонтаж». Предприятие крупное, денежное, снабженцы этого филиала московского треста, судя по всему, предложили солидные аргументы, которые стали убедительны для самого знаменитого актёра «Таганки»... Кстати, существует аудиозапись этого концерта в Нижнекамске, а вот в Набережных Челнах ни одного аудиодокумента не сохранилось, лишь кадры из киножурнала «На Волге широкой», хотя дело происходило в городе на Каме.

Вот таким оказались конец июня — начало июля 1974 в календаре легендарного поэта и актёра.

 

Казанская гастроль

В 1977 году Владимир Высоцкий вновь приехал в Татарстан: на этот раз по приглашению Татарской филармонии.1 С 12 по 18 октября он дал около тридцати концертов во Дворце спорта и Молодёжном центре в Казани и два — в Доме культуры «Родина» в Зеленодольске. В эти дни он общался с десятками людей — участниками концертов. В том числе и с солисткой ВИА «Шестеро молодых» Мариной Школьник.

Вот как она вспоминает те дни:

— Мы познакомились и подружились с Владимиром Семёновичем во время этих наших совместных концертов. Когда знакомились, произнесла своё имя — Марина. «Марина?» — переспросил он и многозначительно улыбнулся.

Когда мы работали концерты в Зеленодольске, он предложил мне поехать с ним в Казань в «Волге», которая была за ним закреплена. За нашей машиной увязался какой-то автомобиль. Высоцкий не выдержал, попросил водителя остановиться, вышел и направился к «преследователям» разбираться. Ими оказались его поклонники, которым очень хотелось пригласить Владимира Семёновича в гости. У них был убийственный аргумент: «Поймали в-о-от такого леща!» — и было бы здорово, если Высоцкий разделил с ним трапезу. Владимир Семёнович вежливо отказался, сказав, что опаздывает на концерт.

Когда Высоцкий выступал в казанском Дворце спорта, в перерывах между концертами мы общались с ним в его гримёрке. Там стояло фортепьяно, и как-то я села за него, а он подыграл мне на гитаре, и мы спели на два голоса романсы «Утро туманное», «Ямщик, не гони лошадей». Владимир Семёнович извинялся за расстроенную гитару. Обещал, что обязательно даст мне исполнить свою песню.

Также он рассказывал мне, что любит ночью гонять на автомобиле на большой скорости по Москве. Оставил номер своего телефона и пригласил в театр.

В этой гримёрке нас фотографировали. На снимке я сижу за фортепьяно, а Владимир Семёнович — в кресле с гитарой. У меня было три таких карточки, на одной из них автограф-пожелание Высоцкого. После гастролей в Казани я работала в коллективе «Лейся, песня», жила в гостинице на ВДНХ, в номере на несколько человек. На своей тумбочке я поставила два фото с Высоцким и пошла на съёмку программы «Шире круг». Вечером вернулась в номер — фотографий уже и след простыл. Осталась одна с автографом, где мы поём. Долгое время это фото хранилось у моих родителей в Кемерово. Вдруг мне захотелось забрать фотографию в Москву, где я снимала квартиры, и при переездах она потерялась. Мои родители до сих пор жалеют, что я взяла её тогда.

Хорошо помню последний концерт во Дворце спорта, как Высоцкий чуть не опоздал на самолёт. Его директор Владимир Гольдман попросил не исполнять некоторые песни, а он как раз с них начал выступление и долго не уходил со сцены. Рассказывал о премьере в театре и приглашал зрителей на спектакль. Директор нервничал за кулисами: можно же опоздать на самолёт! Больше мне не пришлось увидеться с Владимиром Семёновичем, той осенней ночью 18 октября 1977 года он улетел с выступлениями в Ташкент, а мы поехали на свои следующие гастроли.

Бывший директор зеленодольского Дома культуры «Родина» Геннадий Шулепов тоже виделся с Владимиром Высоцким только однажды, по «производственной», так сказать, необходимости. Чтоб выполнить план по продажам билетов — в маленький Зеленодольск не больно-то наведывались звёздные исполнители — он в октябре 1977 отправился в Казань в надежде заполучить в стены ДК хоть какого‑нибудь именитого артиста.

Вот что он вспоминает:

— Мне в Татфилармонии говорят: «Возьмёшь Высоцкого?» Я даже и не мечтал об этом! Однако засомневался — соберу ли зрителя, времени совсем мало, да и афишки дали всего три размером с большой газетный лист. Одну я повесил в центре города, другую — в Доме культуры, а третью всё-таки оставил себе. И даже этих двух афиш было достаточно, чтобы в городе случился настоящий ажиотаж по поводу предстоящего выступления Высоцкого.

Мой телефон не умолкал ни на минуту — всех интересовали подробности пребывания артиста в ДК, программа выступления, многие просили зарезервировать билеты.

Высоцкого его поклонники приветливо встречали прямо на улице, догадываясь, что в «Волге» едет именно он. Овации не прекращались, пока он шёл от автомобиля до входа в ДК.

Зал был переполнен до предела. Концерт приходилось смотреть урывками через головы слушателей, заполонивших балкон на втором этаже. Телефон в моём кабинете и во время выступления не умолкал, а желающих послушать Высоцкого было столько, что пришлось спонтанно организовать второе, сокращённое выступление. Прощаясь, мне удалось на той — третьей — афишке получить автограф артиста. Но вскоре у меня её выкрали из кабинета!

Во время казанских выступлений с Высоцким тоже случались занимательные происшествия. Об одном из них рассказал фотограф Евгений Буров:

— Я был на своей «копейке», и меня попросили довезти Владимира Высоцкого от Дворца спорта, где завершился вечерний концерт, до Дома актёра, где должна была состояться ночная встреча с казанскими артистами. Для меня было честью везти кумира миллионов. По пути соображал, чем бы таким удивить знаменитого пассажира, тоже заядлого автомобилиста? В ту ночь выпал первый снег, это и подвигло меня совершить автомобильный трюк… На одной из свободных улиц, дёрнув стояночный тормоз, я совершил кульбит — развернулся на машине на 360 градусов. Высоцкий восторженно ахнул! Я тоже остался доволен, что подарил ему такие острые ощущения — он ведь был человеком азартным.

 

Встречи без афиш

Середина семидесятых — это были годы пика популярности Владимира Высоцкого. Челнинские, Нижнекамские, Казанские и Зеленодольские гастроли официально отмечены в летописи поэта и актёра, есть аудио-, фото- и видеодокументы его пребывания в 1974 и 1977 годах в Татарстане. Однако сохранились и устные свидетельства, достоверность которых трудно проверить, людей, утверждающих, что Высоцкий бывал в Казани в пору, когда его имя только-только начинало приобретать всесоюзную известность.

Казанский бард Анатолий Муницын в своё время рассказывал такую историю:

— В один из вечеров я выступал на вечеринке в Дербышках, где было немало сотрудников оптико-механического завода. Оказался там и коренастый человек, которого все называли Володя. Он подошёл, поблагодарил за песни и даже попросил у меня тексты. Лишь через какое-то время я узнал, что это был Высоцкий — мой кумир. Каким ветром его туда занесло — и не знаю.

Было это в конце шестидесятых. Как говорят другие очевидцы, именно тогда у Высоцкого состоялась серия концертов в вузах и перед научной общественностью Казани. Они не афишировались — информация из уст в уста распространялась молниеносно, и залы были забиты под завязку.

Одно из таких выступлений устраивала Татьяна Мамакова. Она чётко помнит все подробности:

— Я в то время училась в Казанском финансово-экономическом институте и одновременно была культорганизатором в профкоме вуза. Вся художественная самодеятельность, все культмассовые мероприятия были на мне.

Как-то председатель профкома мне говорит: «К нам с выступлением приезжает Володя Высоцкий. Срочно напечатай на пишущей машинке билеты, поставь нашу профкомовскую печать и распространяй по рублю».

Так и сделала. Напечатала семьсот билетов — именно столько в актовом зале института помещается зрителей. Почти шестьсот ушли загодя, остальные продавала при входе в зал. Когда же билеты кончились, а люди всё шли и шли — пропускала без билетов, но рублёвые купюры всё-таки брала и аккуратно складывала в другую кошёлку. Отдала потом «лишние» деньги на нужды профкома.

Володя Высоцкий приехал вечером, примерно за час до концерта. Разместили его в комнате рядом со сценой, поставили там графин с водой. Он общался в основном с председателем профкома.

Начался концерт. В зале люди сидели даже на ступеньках проходов. Высоцкий исполнял много шуточных песен, спортивных. Договаривались, что выступление продлится час, но его не отпускали. В итоге концерт растянулся часа на полтора. Пел он с гитарой наперевес вначале стоя, потом присел на стул. Был даже момент, когда он сел на край сцены, свесив ноги — и две песни исполнил в таком «несценичном» положении. Я тщетно пыталась подтянуть к нему микрофон — длины провода не хватало. В конце концов Высоцкий понял, что так петь не стоит: голос без усиления всё-таки был плохо слышен. И он вновь принял исходную позицию — вернулся и встал у микрофонной стойки. Володя мне показался довольно возбуждённым, как это бывает с людьми, которые слегка поддали. Между исполнением песен он общался со зрителем. И между прочим намекнул, что в зале гораздо больше людей, не по числу мест, профком, дескать, решил подзаработать тоже…

После концерта я отдала Высоцкому семьсот рублей — толстущую пачку смятых рублёвых купюр. Он поинтересовался — понравился ли концерт, довольны ли зрители  выступлением? Хотя по реакции зала и так было понятно, что всё прошло на высшем уровне.

С Высоцким я пересеклась ещё раз — лет через восемь после его выступления в финансово-экономическом институте — в «Театре на Таганке». Там служила моя знакомая, актриса Татьяна Жукова, когда-то я тоже организовывала её выступления вместе с другими артистами театра и подружилась с ней. Так вот, когда я ездила в Москву к родственникам, всегда наведывалась в «Таганку». В очередной визит гляжу: по коридору торопливо прошёл Высоцкий. Жуковой я сказала, что как‑то участвовала в организации его концерта в институте. Она позвала его и, показывая на меня, спросила: «Узнаёшь девушку?» «Нет», — сразу же ответил Высоцкий. А потом напрягся, пристально посмотрел на меня — и вдруг: «Татьяна! Какими судьбами у нас?» Я просто обалдела — вот память у человека! За эти годы, наверное, тысячи лиц прошли перед его глазами. Но он запомнил меня, хоть и общался-то от силы два часа. Мне это было лестно и удивительно.

Удивительно и то, что Владимир Высоцкий в Набережные Челны, якобы, наведывался ещё один раз — в начале 1975 года. Об этом рассказывают родственники известного, ныне покойного, скульптора и художника Ильдара Ханова. В то время он делал в автограде памятник «Родина‑мать». С Высоцким был знаком со студенческих лет, позвонил ему — приезжай, подзаработаешь. Поэт и бард сам об этом говорит в интервью журналисту Феликсу Феликсону: «Побывал на «КАМАЗе», где бетонщики скульптора Ильдара Ханова зачислили меня в свою бригаду и отработали за меня, как за «того парня», перечислив мне мой символический месячный заработок». Правда, не уточняется — за что перечислили? За концерт? И то правда — не бетон же он там месил, не сваркой же орудовал?

Возможно, к Ильдару Ханову в Казань, но уже как к целителю, прилетал Владимир Высоцкий и в марте 1979 года. Здоровье его было уже не ахти, и надо было что-то с этим делать. Ну, а раз Высоцкий появился в Казани — его уговорили дать один концерт в Молодёжном центре для избранной публики. Афиш и объявлений этого выступления в прессе не было, слушателей приглашали по телефону, но зал был полон. Побывала на этом «закрытом» концерте и журналист Любовь Агеева. Как она утверждает, фотографировать, писать об этом выступлении было нельзя — Высоцкого в ту пору внесли в запретительный список Главлита. И никому не хотелось проблем на свою голову. Любовь Агеева не помнит подробностей, что происходило на том незапланированном концерте весной 1979 года, он был, как всегда, на уровне, но в конце оставил неприятный осадок. Студенты Казанского университета попросили барда выступить у них, но он им отказал в довольно резкой форме, что было ему не свойственно. Лишь покойная ныне актриса Юнона Карева как-то в разговоре оправдала  Высоцкого, сказав, что он себя очень плохо чувствовал. В Молодёжном центре концерт ему дался с трудом, о других выступлениях нельзя было даже помышлять.

Как рассказала Любовь Агеева, есть ещё один свидетель того концерта в Молодёжном центре — это Зуфар Бухараев, который назвал даже точную дату выступления — 1 марта 1979 года. Именно в этот день он заступил на должность директора Молодёжного центра, о чём у него есть соответствующая отметка в трудовой книжке. И первым культурным мероприятием у него и была эта творческая встреча с Высоцким. Бывший директор тоже вспоминает, что бард был не в лучшей форме, болезнь сильно отражалась на его внешнем облике.

Вот такими творческими путями прошёл Владимир Высоцкий по татарстанской земле: Набережные Челны, Елабуга, Нижнекамск, Казань, Зеленодольск. Где-то его появление отмечено памятником и площадью, названной его именем, как в автограде, в других же городах, будем надеяться, тоже появятся какие-то памятные знаки. Но главный свой памятник он воздвиг себе сам — своей уникальной поэзией и ролями. И этот памятник навсегда останется в  сердцах миллионов людей.

 

Урецкий Владимир Янович — коллекционер.

Цыпцын Георгий Александрович — краевед.

Гаранин Владимир Александрович — журналист.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.