Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 7, 2017

Анонс № 7, 2017

Написано 25.07.2017 10:47

Татмедиа
События
ИА Татар-информ

МАШИНА ВРЕМЕНИ

Журнал "Казань", № 10, 2011 В Казани создаётся традиция проведения оперных фестивалей под открытым небом Главная достопримечательность многих европейских городов в летний период — оперные фестивали под открытым небом. В число городов, неотъемлемой частью имиджа которых стали культурные форумы, вошла и Казань. К известным в стране Шаляпинским и Нуриевским фестивалям, организуемым театром оперы и балета имени Мусы Джалиля, добавились «Белая сирень» и «Казанская осень». Они удачно заполнили период относительного затишья, когда театральный сезон почти закончен или ещё не начался, а в городе много туристов и гостей. Опера Назиба Жиганова «Алтынчеч» давно должна была найти воплощение на сцене оперного театра и стать его жемчужиной. Но Татарский театр оперы и балета до обидного мало внимания уделяет национальной классике, ограничиваясь двумя-тремя репертуарными спектаклями. Теперь эту лакуну с успехом заполняют творческие проекты Государственного симфонического оркестра совместно с Казанской государственной консерваторией, Казанским музыкальным колледжем и другими творческими коллективами города. Слушать оперу, сидя на траве в окружении архитектурного ансамбля Казанского кремля XVI века, получили возможность все желающие. Поначалу затея казалась трудновыполнимой: ведь опыта таких оперных постановок в Казани ещё не было. Но теперь уже можно утверждать, что она оказалась успешной. В целом группа солистов оперной студии показала серьёзную профессиональную подготовку и выглядела вполне достойно. Заслуживает высокой…
Прочитано: 3400 раз
Журнал "Казань", № 9, 2011     Открытию Музея социалистического быта посвящается Изложить мысли в духе популярной в последние годы ностальгии по СССР меня подмывало достаточно давно. Сесть и написать о том времени, когда телевизор вещал в режиме двухпрограммника, по дорогам ездили не иномарки, а «Москвичи», «Запорожцы» и «Жигули», джинсы и пепси-кола олицетворяли само счастье, а Микки-Маус ещё не потеснил Чебурашку. В общем, что мне вам рассказывать? Вы и сами всё помните. Да и надо ли без конца вспоминать? А если надо, то кому? Детям? А им-то зачем? Лично я не пожелала бы своим унаследовать свойственную моему поколению рефлексию. Мешает, знаете ли, созидательному процессу. Созидание же сегодня — навык, необходимый не то чтобы даже для самореализации, а для элементарного выживания. В такие времена живём, не до лирики. И всевозможные акции «рождённых в СССР», создавших из прошлого почти бренд, если не сказать формат, вызывают уже смесь лёгкого скепсиса со скукой. Но открытие в Казани Музея социалистического быта в этом ряду стало для меня исключением. Во многом, не скрою, по причине хорошего знакомства с его создателем — дизайнером и фотографом Рустемом Валиахметовым. Когда есть возможность наблюдать то, как прорастает и успешно реализуется творческая идея, то невольно радуешься и за самого творца этой идеи, и…
Прочитано: 3577 раз
20.09.2011 11:47

Старшой

Журнал "Казань", №9, 2011 На памяти картина, увиденная много лет назад одним безветренным зимним днём на окраине улицы Казани: над крышами домов из печных труб курились высоченные столбы дыма — словно извергающиеся мини-вулканы. Разных цветов и оттенков. Синего, чёрно-смолистого, сизого, белёсого… Ибо топили-то печи в ту пору кто чем мог: дровами, углём, хворостом, кизяком. Красиво смотрелись дымовые столбы! Пейзажи с их присутствием изображали многие художники. Но за той внешней красотой стоял непомерно тяжёлый труд — заготовка топлива для печки была под силу только крепким мужикам. Немощные же люди надеялись только на добросердечных соседей, которые могли бы, не покушаясь на худой кошелёк таких людей, заготовить им на зиму поленницу дров или обеспечить другими видами топлива. У печек была высокая степень так называемой «угароопасности». Их хозяева, стараясь подольше сохранить тепло, раньше времени задвигали заслонку и в результате смертельно угорали. Нигде и никогда не велась статистика жертв, связанных с подобными случаями. Думаю, погибло множество людей. Сегодня в области отопления жилья верховодит Главный её кочегар — газовик. И жители Казани, всей республики с благодарностью вспоминают о тех, кто стоял у истоков газификации — этого поистине революционного переворота в нашей социальной сфере. И гордятся тем, что Татарстан первым среди регионов России осуществил полную газификацию всех…
Прочитано: 2858 раз
Журнал "Казань", №9, 2011       Научные достижения Семёна Александровича Альтшулера широко известны, поэтому не стану последовательно излагать их,а расскажу о некоторых эпизодах, дающих представление о том, каким прекрасным человеком он был. В Казани возникло тесное научное сотрудничество Семёна Александровича Альтшулера с экспериментатором Евгением Константиновичем Завойским и специалистом по физической химии Борисом Михайловичем Козыревым, переросшее в дружбу, продолжавшуюся всю дальнейшую жизнь. В августе 1941 года академические институты Москвы и Ленинграда были эвакуированы в Казань и размещены, в основном, в стенах Казанского университета; лаборатория Завойского была закрыта. Положение на фронтах быстро ухудшалось, гитлеровские войска взяли Витебск, Киев и подошли к Москве. Семён Александрович ушёл добровольцем на фронт защищать свою страну. После окончания Военно-политической академии в звании капитана его определили в артиллерию, как и большинство курсантов, хорошо знавших математику. Семён Александрович вспоминал, что когда пришло время получать назначение, их вызвали к большому начальству. В «предбаннике» сидел писарь и готовил бумаги начальству на каждого курсанта. Писарь спросил, не хочет ли Семён Александрович пойти в миномётную часть. Он был уверен, что делает для него большое благо, поскольку миномёты стреляют из укрытия по навесной траектории, что было сравнительно безопасно. Но Семён Александрович возразил: — Не хватало ещё, чтобы я имел дело с этими самоварами! — Ах,…
Прочитано: 3089 раз
Журнал "Казань", № 9, 2011       Письма Павла Аксёнова из архива Василия Аксёнова Значительная часть архива Василия Аксёнова (его американская часть) принадлежит вдове писателя Майе Афанасьевне Овчинниковой. Здесь, помимо прочих материалов, находятся представляющие несомненный интерес письма Павла Васильевича Аксёнова к сыну в начальный период эмиграции писателя из Советского Союза. Павел Васильевич (1899–1991), как известно читателям журнала «Казань» из нескольких публикаций предыдущих лет, имел весьма обычную для партийного работника тридцатых годов прошлого века биографию. В 1930 году этот тридцатилетний выходец из села Покровского Рязанской губернии становится председателем горисполкома Казани, в 1935-м по необоснованному обвинению смещается с должности, а в июле 1937-го его арестовывают как врага народа. В Казань он возвращается только через девятнадцать лет. Момент возвращения отца запечатлён Василием Аксёновым в рассказе «Зеница ока» (1960, 2003). А в конце семидесятых годов тучи сгустились уже над самим Василием Аксёновым. Он окончательно перестал считаться с идеологическими требованиями, предъявляемыми коммунистической властью к творчеству писателей. Написал откровенно антисоветский роман «Ожог», который, конечно, не мог быть тогда напечатан на родине ни при каких условиях. Возглавил редколлегию независимого от власти (неподцензурного) альманаха «Метрополь». В знак протеста против преследования молодых участников «Метрополя» вышел из Союза писателей СССР, то есть, как говорится, сжёг за собой корабли. Эмиграция стала неизбежной.…
Прочитано: 5548 раз
Журнал "Казань", № 8, 2011 В шестидесятые годы прошлого века наряду со словами «космос», «ракета», «Гагарин» было очень популярно слово «романтика». Покоряли вершины, ехали в далёкие края «за туманом и за запахом тайги». Возможно, выросшее после войны поколение хотело доказать своим отцам, что тоже готово преодолевать трудности. Жили трудно, но так хотелось верить в лучшее! Именно тогда «Бригантина» с Юрием Визбором вновь поднимает паруса. 7 августа 1961 года из Казани в Сталинград (ныне Волгоград) на шестнадцативёсельном боте отправились тридцать шесть студентов химико-технологического института. За двадцать дней они преодолели тысячу двести километров водного пути. После похода по Темзе Джером Клапка Джером написал повесть «Трое в лодке, не считая собаки». Художники братья Чернецовы, совершив в 1838 году путешествие по Волге, издали книгу со своими рисунками и картой маршрута от Рыбинска до Астрахани. О том, что осталось после путешествия по Волге полувековой давности, рассказали его участники супруги Владимир и Светлана Крючковы и Юлия Печникова. Остались незабываемые воспоминания, единодушны они. — Мама запретила поначалу участвовать в этой «авантюре», и мои студенческие друзья уговаривали её, чтобы отпустила меня, — вспоминает Светлана Крючкова. — «Она же совсем не умеет плавать!» — возражала мама. — «А мы научим», — клятвенно заверили мои друзья-поклонники. И мы начали плавать…
Прочитано: 3730 раз
  Журнал "Казань", № 8, 2011 «Белый путь» Ольги Ильиной-Боратынской и «Крутой маршрут» Евгении Гинзбург: пространство пересечения Двум неординарным, ярким женщинам, жизнь которых была теснейше связана с Казанью, с интервалом почти в двадцать лет пришлось проследовать по знаменитому Сибирскому тракту, называемому в народе «великим кандальным путём». В итоге на свет появились две книги. В 1967 в Милане была опубликована автобиографическая книга Евгении Гинзбург «Крутой маршрут» — одна из первых, рассказывающих о сталинских репрессиях в СССР. В России до 1988 года она распространялась только в самиздате, но была широко известна в кругах советской интеллигенции. Автобиографический роман Ольги Ильиной-Боратынской «Белый путь. Русская Одиссея 1919–1923», посвящённый трагической судьбе участников Белого движения, вышел в свет в Нью-Йорке в 1984 году на английском языке. Российским читателям он не известен до настоящего времени. Но в ближайшие планы казанского музея Е. А. Боратынского входит публикация перевода романа на русском языке и поездка (путешествие памяти) по следам героев книги, результатом которой должен стать развёрнутый научный комментарий. Пропасть, разделяющая авторов этих произведений, казалось бы, бездонна и непреодолима. Что может быть общего между утончённой аристократкой и пламенной коммунисткой? Разность социального происхождения, воспитания, мировоззрения, идеалов… эту цепочку можно было бы продолжать и продолжать. Возрастная разница в десять лет могла бы позволить…
Прочитано: 4366 раз
© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.