Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 8, 2017

Анонс № 8, 2017

Написано 21.08.2017 10:23

Татмедиа
События
ИА Татар-информ

МАШИНА ВРЕМЕНИ

18.10.2011 09:32

Незаменимый

Журнал "Казань", № 8, 2011 Верно говорят, что незаменимых нет, но в отношении Георгия Валентиновича Фролова я это утверждение опровергаю. Нам его так не хватает! Бывало, работаешь над историей какого-нибудь утраченного казанского храма, разбудишь его за полночь неожиданным звонком-вопросом — и сразу получишь исчерпывающий ответ. Всегда поражался широте его эрудиции, способности входить в давно ушедшее время. Георгий Фролов изъездил многие веси, излазил многие памятники старины. На свои копейки добирался до глубинки, фотографировал, обмеривал, зарисовывал церкви, развалившиеся усадьбы, погосты. Он ведь так до конца жизни и фотографировал плёночным аппаратом, сам проявлял и печатал снимки. И как тут не сравнить его с титанической фигурой Петра Дмитриевича Барановского, отстоявшего для нас, потомков, храм Василия Блаженного! Это был неравнодушный человек, подвижник. Казань обязана ему замечательной коллекцией фотографий старины. Если бы не Георгий Валентинович, мы бы не знали, например, что представляла собою до революции рака с мощами святого Гурия. В близких и дальних окрестностях Казани он собрал уникальную коллекцию старинных монет, часть которых пополнила фонды краеведческого музея, оружия, раритетных изданий. Не однажды краевед едва ли не тонул в прибрежных топях Казанки в поисках архиерейского дома в Савиново и ноксинской мельницы, рядом с которой в сентябре 1833 года побывал Пушкин. Георгий Валентинович появился на свет в…
Прочитано: 4153 раз
Журнал "Казань", № 8, 2011 Студенческая практика по археологии летом семидесятого, экспедиция в селе Билярск Алексеевского района республики. Гера там самая заметная и колоритная фигура. Он тогда работал лаборантом у нашего руководителя профессора Альфреда Хасановича Халикова. Позже я узнал, что тот именуется у Геры «паном профессором». Кличка была заимствована из популярной телевизионной передачи «Кабачок двенадцать стульев». По этой же причине жена шефа Елена Александровна величалась «пани Моникой». Большинство знакомых и друзей Геры также не остались без «псевдонимов». Я по своей переиначенной фамилии стал Тардяном, Мурат Кавеев — Мухтарием, доцент университета Пономарёв — Пономарём, а его супруга, соответственно, Пономарихой. И так далее. Звал, как ему нравилось, нередко иронически, но беззлобно, добродушно. Куда бы Гера ни попадал, сразу ощущался эффект его присутствия. Высокий рост, атлетическое сложение, небывалая энергичность и шумность, если можно так выразиться. Его называли ещё Герасимом, видимо, имея в виду внушительность тургеневского персонажа и схожесть их имён. Темперамент же и фактура были скорее от гоголевского Ноздрёва, уж коли пошли литературные параллели. Однако лживость и жуликоватость Ноздрёва начисто отсутствовали. Гера любил позу. Но именно позу, а не показуху. Пижонство и рисовка были ему чужды. Поэтому его «штучки» зачастую бывали забавны и трогательны. Гера не упускал случая «выступить» в разудалом стиле, обнаружить…
Прочитано: 2694 раз
Журнал "Казань", № 10, 2011 В Казани создаётся традиция проведения оперных фестивалей под открытым небом Главная достопримечательность многих европейских городов в летний период — оперные фестивали под открытым небом. В число городов, неотъемлемой частью имиджа которых стали культурные форумы, вошла и Казань. К известным в стране Шаляпинским и Нуриевским фестивалям, организуемым театром оперы и балета имени Мусы Джалиля, добавились «Белая сирень» и «Казанская осень». Они удачно заполнили период относительного затишья, когда театральный сезон почти закончен или ещё не начался, а в городе много туристов и гостей. Опера Назиба Жиганова «Алтынчеч» давно должна была найти воплощение на сцене оперного театра и стать его жемчужиной. Но Татарский театр оперы и балета до обидного мало внимания уделяет национальной классике, ограничиваясь двумя-тремя репертуарными спектаклями. Теперь эту лакуну с успехом заполняют творческие проекты Государственного симфонического оркестра совместно с Казанской государственной консерваторией, Казанским музыкальным колледжем и другими творческими коллективами города. Слушать оперу, сидя на траве в окружении архитектурного ансамбля Казанского кремля XVI века, получили возможность все желающие. Поначалу затея казалась трудновыполнимой: ведь опыта таких оперных постановок в Казани ещё не было. Но теперь уже можно утверждать, что она оказалась успешной. В целом группа солистов оперной студии показала серьёзную профессиональную подготовку и выглядела вполне достойно. Заслуживает высокой…
Прочитано: 3510 раз
Журнал "Казань", № 9, 2011     Открытию Музея социалистического быта посвящается Изложить мысли в духе популярной в последние годы ностальгии по СССР меня подмывало достаточно давно. Сесть и написать о том времени, когда телевизор вещал в режиме двухпрограммника, по дорогам ездили не иномарки, а «Москвичи», «Запорожцы» и «Жигули», джинсы и пепси-кола олицетворяли само счастье, а Микки-Маус ещё не потеснил Чебурашку. В общем, что мне вам рассказывать? Вы и сами всё помните. Да и надо ли без конца вспоминать? А если надо, то кому? Детям? А им-то зачем? Лично я не пожелала бы своим унаследовать свойственную моему поколению рефлексию. Мешает, знаете ли, созидательному процессу. Созидание же сегодня — навык, необходимый не то чтобы даже для самореализации, а для элементарного выживания. В такие времена живём, не до лирики. И всевозможные акции «рождённых в СССР», создавших из прошлого почти бренд, если не сказать формат, вызывают уже смесь лёгкого скепсиса со скукой. Но открытие в Казани Музея социалистического быта в этом ряду стало для меня исключением. Во многом, не скрою, по причине хорошего знакомства с его создателем — дизайнером и фотографом Рустемом Валиахметовым. Когда есть возможность наблюдать то, как прорастает и успешно реализуется творческая идея, то невольно радуешься и за самого творца этой идеи, и…
Прочитано: 3716 раз
20.09.2011 11:47

Старшой

Журнал "Казань", №9, 2011 На памяти картина, увиденная много лет назад одним безветренным зимним днём на окраине улицы Казани: над крышами домов из печных труб курились высоченные столбы дыма — словно извергающиеся мини-вулканы. Разных цветов и оттенков. Синего, чёрно-смолистого, сизого, белёсого… Ибо топили-то печи в ту пору кто чем мог: дровами, углём, хворостом, кизяком. Красиво смотрелись дымовые столбы! Пейзажи с их присутствием изображали многие художники. Но за той внешней красотой стоял непомерно тяжёлый труд — заготовка топлива для печки была под силу только крепким мужикам. Немощные же люди надеялись только на добросердечных соседей, которые могли бы, не покушаясь на худой кошелёк таких людей, заготовить им на зиму поленницу дров или обеспечить другими видами топлива. У печек была высокая степень так называемой «угароопасности». Их хозяева, стараясь подольше сохранить тепло, раньше времени задвигали заслонку и в результате смертельно угорали. Нигде и никогда не велась статистика жертв, связанных с подобными случаями. Думаю, погибло множество людей. Сегодня в области отопления жилья верховодит Главный её кочегар — газовик. И жители Казани, всей республики с благодарностью вспоминают о тех, кто стоял у истоков газификации — этого поистине революционного переворота в нашей социальной сфере. И гордятся тем, что Татарстан первым среди регионов России осуществил полную газификацию всех…
Прочитано: 2959 раз
Журнал "Казань", №9, 2011       Научные достижения Семёна Александровича Альтшулера широко известны, поэтому не стану последовательно излагать их,а расскажу о некоторых эпизодах, дающих представление о том, каким прекрасным человеком он был. В Казани возникло тесное научное сотрудничество Семёна Александровича Альтшулера с экспериментатором Евгением Константиновичем Завойским и специалистом по физической химии Борисом Михайловичем Козыревым, переросшее в дружбу, продолжавшуюся всю дальнейшую жизнь. В августе 1941 года академические институты Москвы и Ленинграда были эвакуированы в Казань и размещены, в основном, в стенах Казанского университета; лаборатория Завойского была закрыта. Положение на фронтах быстро ухудшалось, гитлеровские войска взяли Витебск, Киев и подошли к Москве. Семён Александрович ушёл добровольцем на фронт защищать свою страну. После окончания Военно-политической академии в звании капитана его определили в артиллерию, как и большинство курсантов, хорошо знавших математику. Семён Александрович вспоминал, что когда пришло время получать назначение, их вызвали к большому начальству. В «предбаннике» сидел писарь и готовил бумаги начальству на каждого курсанта. Писарь спросил, не хочет ли Семён Александрович пойти в миномётную часть. Он был уверен, что делает для него большое благо, поскольку миномёты стреляют из укрытия по навесной траектории, что было сравнительно безопасно. Но Семён Александрович возразил: — Не хватало ещё, чтобы я имел дело с этими самоварами! — Ах,…
Прочитано: 3210 раз
Журнал "Казань", № 9, 2011       Письма Павла Аксёнова из архива Василия Аксёнова Значительная часть архива Василия Аксёнова (его американская часть) принадлежит вдове писателя Майе Афанасьевне Овчинниковой. Здесь, помимо прочих материалов, находятся представляющие несомненный интерес письма Павла Васильевича Аксёнова к сыну в начальный период эмиграции писателя из Советского Союза. Павел Васильевич (1899–1991), как известно читателям журнала «Казань» из нескольких публикаций предыдущих лет, имел весьма обычную для партийного работника тридцатых годов прошлого века биографию. В 1930 году этот тридцатилетний выходец из села Покровского Рязанской губернии становится председателем горисполкома Казани, в 1935-м по необоснованному обвинению смещается с должности, а в июле 1937-го его арестовывают как врага народа. В Казань он возвращается только через девятнадцать лет. Момент возвращения отца запечатлён Василием Аксёновым в рассказе «Зеница ока» (1960, 2003). А в конце семидесятых годов тучи сгустились уже над самим Василием Аксёновым. Он окончательно перестал считаться с идеологическими требованиями, предъявляемыми коммунистической властью к творчеству писателей. Написал откровенно антисоветский роман «Ожог», который, конечно, не мог быть тогда напечатан на родине ни при каких условиях. Возглавил редколлегию независимого от власти (неподцензурного) альманаха «Метрополь». В знак протеста против преследования молодых участников «Метрополя» вышел из Союза писателей СССР, то есть, как говорится, сжёг за собой корабли. Эмиграция стала неизбежной.…
Прочитано: 5751 раз
© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.