Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 6, 2017

Анонс № 6, 2017

Написано 27.06.2017 10:55

Татмедиа
События
ИА Татар-информ

МАШИНА ВРЕМЕНИ

Журнал «Казань». № 9, 2016 В Казани в десятый раз прошёл литературно‑музыкальный фестиваль имени уроженца Казани писателя Василия Аксёнова. На фестивале были названы новые лауреаты Международной премии «Звёздный билет». Ими стали прозаик Евгения Декина из Кемеровской области, проживающая сейчас в Московской области, и поэт из Курска Роман Рубанов.   Совместно с мэром Казани И. Р. Метшиным был задуман ежегодный фестиваль «Аксёнов-фест», где соединились бы писательское слово и джаз.     «Аксёнов‑фест» с самого своего начала был особенным,— считает координатор фестиваля Ирина Барметова.— Трудно припо­мнить, чтобы при жизни писателя на его родине со­зда­вался фестиваль его имени. Ещё одна отличительная черта «Аксёнов‑феста» — это уникальные перформансы, спектакли, со­зданные профессио­нальными режиссёрами, актёрами, музыкантами специально для фестиваля.   За годы фестиваля в Доме Аксёнова побывали около двухсот известных писателей, музыкантов, филологи, художники, кинематографисты из Москвы, Петербурга, Екатеринбурга, Курска, с Дальнего Востока, других городов России, а также из Армении, Израиля, США и Франции. Они делились своими размышлениями о развитии культуры, литературы, проводили мастер‑классы для казанских молодых писателей.     На фестивале родилась и была воплощена идея со­здания Антологии современной татарской поэзии на русском языке. Лучшие русские поэты взялись за переводы, и через год появилась замечательная книга. Городские власти безвозмездно распространили её по пуб­лич­ным биб­лио­текам Казани.…
Прочитано: 1005 раз
    Журнал «Казань», № 9, 2016     В конце лета нынешнего года казанские краеведы, архитектор Сергей Саначин и замдиректора Комитета содействия развитию туризма в Казани Сергей Головин, обнаружили, что полуразрушенное бетонное сооружение возле Казанского порохового завода, ротонда, которую связывают с памятью о генерале Лукницком, находится в очень печальном состоянии. Ротонда не только по­чти скрылась в многолетних зарослях кустарника, но и засыпана строи­тель­ным мусором и старым асфальтом. На ней, тем не менее, можно было разглядеть различные надписи любознательных казанцев, посещавших это место.   Всеволод Всеволодович Лукницкий — начальник Казанского порохового завода, погибший здесь же в августе 1917 года. Коренные казанцы знают о том, что произошло то­гда в городе, рассказы о трагедии на пороховом передаются из поколения в поколение.     — 14 августа 2017 года исполняется сто лет событию, которое могло поставить страшную точку в то­гда ещё 900‑летней истории нашего города, погубить десятки тысяч жизней горожан и на долгие годы опустошить место нашего рождения, нашей любви, нашей гордости,— говорит Сергей Головин.— В тот день из‑за взрывов на Казанском пороховом заводе произошла страшная катастрофа, которую трудно описать сухими данными статистических отчётов: «В Заречье начались массовые разрушения. Из имею­щихся порохов и зарядов 46100 пудов сгорело, 32400 пудов взорвалось. Уничтожены были все запасы…
Прочитано: 1323 раз
14.09.2016 10:20

Площадь 1 Мая

Журнал «Казань», № 9, 2016   Каждый казанец бывал в кремле, не минуют его и большинство туристов.   Выйдя из Спасских ворот кремля, мы попадаем на площадь 1 Мая. Это одна из старейших площадей города, история её насчитывает более четырёх веков. Сначала она называлась Спасской, так как располагалась в непосредственной близости от башни. Позже — Ивановской, по названию стоящего на её склоне Иоанно‑Предтеченского мужского монастыря.   «Спасскими воротами кремля мы выходим на Ивановскую площадь, с Ивановским монастырём на правой руке и трёх­этаж­ным зданием городской думы на левой руке; наискосок думы, на углу обширного, выходящего на площадь здания гостиного двора, выступает оригинальной архитектуры фасад городского пуб­лич­ного музея. Между зданиями монастыря и думы возвышается памятник в бозе почивающего Императора Александра II»,— читаем в книге Михаила Пинегина «Ка­зань в её прошлом и настоящем» 1890 года издания.   В 1907 году к Спасской башне Кремля со стороны Ивановской площади была пристроена по проекту архитектора Фёдора Малиновского на средства коммерции советника Петра Щетинкина Спасская часовня изу­ми­тельной архитектуры, где находился источник со святой водой. Этот шедевр был взорван после событий 1917 года. Почти до середины девятна­дцатого века перед башней находился глубокий крепостной ров с подъёмным мостом, затем ров был засыпан, а мост снесён.   Выход же…
Прочитано: 1293 раз
  Журнал «Казань», № 8, 2016 Говоря о китайской живописи, мы прежде всего вспоминаем понятие «изящный порядок». В отличие от европейцев, китайские художники сориентированы только на позитив и красоту. Но как выглядят китайские работы вне пагоды, птиц и пионов? Семна­дцать китайских художников (среди них и любители, и профессио­налы) приехали на пленэр в Россию. И не куда‑нибудь, а к нам, в Ка­зань. Точнее, экспериментальной точкой стал остров‑град Свияжск. Две недели в августе, проведённые на острове под кураторством художника Григория Эйдинова, в итоге вылились в выставки работ, которые прошли в галерее «Хазинэ» и художественной галерее города Зеленодольска. — И всё же — почему Свияжск? — спросили мы руководителя китайской группы Шу Ди. — Китайцы любят Россию. Во времена тесной дружбы между нашими странами — это шестидесятые годы прошлого века — интерес к русской литературе, музыке, живописи был огромен. Но представления китайцев о стране ограничены двумя городами — Москвой и Санкт‑Петербургом. Туда в основном и едут китайские туристы. Для художников же важнее изящный пейзаж, живописная местность. Как‑то один из моих русских друзей рассказал про Свияжск. Я сразу вспо­мнил песню «Бурлаки на Волге». Ведь текст этой песни мы учили в школе, и про Волгу знает любой ученик. К тому же в Китае активно обсуждается глобальный проект нового Шёлкового пути. Можно не сомневаться, что при его осуществлении Татарстан займёт одно из лидирующих позиций в развитии экономических и культурных связей между нашими странами. Также планируется открытие скоростного пути из Азии в Россию, и между Москвой и Ка­занью будут курсировать высокоскоростные поезда. Все эти предпосылки были для нас решающими. Понадобилось несколько месяцев, чтобы организовать нашу поездку. И мы очень рады, что всё…
Прочитано: 889 раз
Так назвал свою фотовыставку Фарит Губаев, почётный член Союза фотохудожников России, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан. Давний друг и постоянный автор журнала «Казань».   Вот что он рассказал о выставке.     — Это было давно, даже страшно сказать — в прошлом столетии… В 1979 году в Музее изобразительных искусств открылась моя персональная выставка «Свияжск в фотографиях». Экспозиция получилась небольшая — примерно три­дцать чёрно‑белых фоторабот. Но для меня это было, конечно же, большое событие. Как‑никак, я первым среди казанских фотографов сделал выставку про Свияжск, который в те времена не очень‑то любили афишировать… Наверное, не случайно среди лестных отзывов о выставке были и критические.   Да, остров Свияжск в те времена не был местом притяжения. Покосившиеся заборы и ветхие избы, разрушенные церкви и храмы… Вроде и недалеко от Казани, а добираться и особенно выбираться все­гда было проблемно. Я сам не часто наведывался в Свияжск — тягостно было видеть эту разруху и вымирание жизни на острове, а тем более знать о существовании здесь психбольницы особого статуса…   И всё же каждая моя встреча со Свияжском была свое­об­разным и непредсказуемым приключением. Остров как бы давал понять, что не очень‑то рад праздным визитам. Как‑то я повёз в Свияжск своего давнего приятеля, фотографа из Амстердама. Увлечённо…
Прочитано: 854 раз
  Журнал «Казань», № 8, 2016   Известно: о человеке судят по его делам. Но вот приоткроется хоть чуть‑чуть внутренний мир того, кто привлёк к себе внимание неординарностью поступков, щедростью души — и лучше начинаешь понимать, какая за этим огромная внутренняя работа, сколько глубоких мыслей и искренних чувств вложено в каждый поступок.   О том, каким человеком был Рустам Масгутович Латыпов, рассказывает народный артист России, ректор Казанской государственной консерватории профессор Рубин Кабирович Абдуллин.     — Рубин Кабирович, вы хорошо знали Рустама Масгутовича. Как вы с ним познакомились?   — Сначала я познакомился с его отцом Масгутом Галеевичем, причём по его инициативе. Мне было тогда лет двадцать. Масгут Галеевич очень подробно расспросил о моей семье и о том, как я пришёл в профессию. Это было неожиданно и очень приятно.   Лишь теперь, по прошествии многих лет, я понимаю, что интерес к моей судьбе был связан с тем, что Рустам — младший сын Масгута Галеевича, обладавший очевидной музыкальностью, в силу некоторых обстоятельств выбрал профессию, далёкую от музыки (после окончания Казанского авиационного института он стал сотрудником «Татгражданпроекта»).   С Рустамом же меня познакомил выдающийся артист балета Ревдар Садыков. Человек темпераментный и увлечённый, он любил собирать вокруг себя неравнодушных к искусству людей. Его дом посещали…
Прочитано: 733 раз
    Журнал «Казань», № 8, 2016   На рубеже XIX – XX веков в Казани и других городах образовался слой татарской интеллигенции — одарённых людей, посвятивших свою жизнь воплощению идеи образования, культурного просвещения и духовного роста татар. Они передавали этот духовный огонь из поколения в поколение.   Кывам‑карый Зульфакари и его музыкальная семья   Среди ревнителей национальной культуры в начале прошлого века особыми талантами выделялся Кывам‑карый Зульфакари — мастер каллиграфии, чтец Корана, муэдзин, педагог, преподававший в медресе «Касымия» и «Марджания». Он был из древнего рода, истоки которого прослеживаются ещё в Казанском ханстве. Высокообразованный человек, Зульфакари знал несколько языков, активно поддерживал новую систему образования, борьба за которую была драматичной. Наследие Зульфакари — это учебники и пособия для обучения шакирдов, шаджары, шамаилы. Некоторые из его каллиграфических работ были изданы в начале XX века и переизданы в наше время, они служат по сию пору примером мастерского письма, например, книга «Мавлид‑ан‑Наби», почитаемая среди татар‑мусульман.   Остались фотографии, изготовленные Зульфакаровым сразу после смерти Тукая. На этих бесценных для потомков документальных свидетельствах запечатлены места рождения и детства поэта. В семье­ Зульфакаровых родилось четверо детей, родители дали им лучшее по тем временам образование. Все они занимались музыкой — в доме были фисгармония, кубыз, курай, мандолина. К отцу приходили…
Прочитано: 598 раз
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>
Страница 4 из 30
© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.