Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 7, 2017

Анонс № 7, 2017

Написано 25.07.2017 10:47

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
27.12.2016 13:21

Задача

Оценить
(4 голоса)

 

Журнал "Казань". № 12, 2016

…Как сейчас смотрю в раскрытый задачник Ма­линина и Буренина и вижу отмеченный кружочком № 1299 и чернильную кляксу, навсегда запечатлев­шую эту головоломную задачу на все четыре действия в моей памяти. Роковая задача, и да будет благо­словенна память покойного уже учителя математики, который задал эту задачу на пасхальные каникулы гимназисткам пятого класса Казанской Ксениевской гимназии.

 Дело, конечно, не в гимназии, а в том, что была Пасха, а я был влюблён в гимназистку Ни­ночку Шамраевскую, которая разбила взлелеянную мной надежду похристосоваться с ней, заявив, что она с мужчинами не христосуется…

— Почему, Нина Аркадиевна?

Она только пожала плечами и вспыхнула.

Это было после Светлой заутрени, когда и в церкви и около неё звенели поцелуи, а я, после долгих мук ожидания подходящего момента, поймал Ниночку при выходе из церкви и, воскликнув многозначительно вопросительно «Христос Воскресе?», сделал соответ­ствующее ожидаемому поцелую движение.

— Почему? Древний обычай. Поём «и друг друга обымем», а вы даже похристосоваться отказываетесь! А я целый год ждал этого…

— И вот поэтому‑то и не хочу.

И вот задача № 1299! Кто‑то купил карету, седло и лошадь за довольно значительную сумму и заплатил за карету вдвое больше седла, а за лошадь втрое боль­ше кареты,— узнать, сколько этот «некто» заплатил за каждый предмет…

Когда я зашёл к Шамраевским, чтобы поздравить родителей Ниночки, их не оказалось дома. Нельзя сказать, чтобы я, встреченный Ниночкой, огорчился отсутствием её родителей. Я торопливо повесил пальто на вешалку и последовал за Ниночкой, как подобает визитёру, в зал, где сверкал Пасхальный стол и весен­нее солнышко, пахло сдобными куличами и цветущей сиренью, куст которой украшал нарядный стол и был похож на Ниночку, нарядившуюся во всё белое и укра­сившую свою головку веточкой от этого куста.

— Хотите пасхи… или ветчины… Пожалуйста, не церемоньтесь! Вера! Иди к нам.

Появилась Ниночкина подруга Вера, некрасивая белесоватая девушка с веснушками на лице и с косич­кой, напоминавшей телячий хвост.

— Что, не решила?

— Нет, не выходит.

— Проклятая задача!

Поинтересовался, в чём дело. Как ни бьются, не мо­гут решить заданной на пасхальные каникулы задачи.

— По алгебре, с иксом, легко решить, а вот без ик­сов не можем…

— Вы, женщины, вообще не математики…— ска­зал я, играя перчатками.— Отвлечённое мышление не ваша область!

— Скажите, пожалуйста! А Ковалевская?

— Только и есть, что Ковалевская. Одна ласточка весны не делает.

— Попробуйте — решите! Папа и то не решил…

— Хотите на пари?

Девушки переглянулись, молчаливо обменявшись согласием:

— На что? Хотите на веточку сирени?

— А дискресион!

На лице Верочки застыло недоумение, Ниночка вспыхнула.

— На что?

Нина, смущённо краснея, объяснила подруге:

— Если решит, то может потребовать, что взду­мается.

— А если у меня нет этого? — испуганно спросила Вера.

— Я не потребую невозможного.

Молчание. Переглядка. В глазах Верочки — во­прос, глаза Ниночки — в стыдливой туманности.

— Так как же? Согласны?

— Он всё равно не решит! Я в этом уверена,— бросает Верочка.

— А вдруг решит?

Отошли в сторонку, пошептались. Издали:

— А если не решите?

— Тогда вы требуйте, что угодно! Конечно, исклю­чая невозможного…

— Сочинение о значении монастырей написать можете? — спросила Вера.

— Зачем ты открываешь свои карты? Потребуешь и кончено!

— Я — сочинение… А ты?

— Я не скажу. После узнаете…

Снова совещание шёпотом и потом:

— Идём в мою комнату! Мы согласны.

Девичья комната. Радостная, сверкающая белиз­ной и непорочностью. А на столе — хаос: решали про­клятую задачу. Уселись.

— Вот! № 1299,— подставляя раскрытый задач­ник, сказала Нина и, ткнувши ручкою в задачу, сделала кляксу.

— Ах, проклятая!…

Верочка слизнула кляксу и долго полоскалась око­ло умывальника. Я погрузился в чтение и обдумывание задачи, а Ниночка стояла за моей спиной и благоухала сиренью. Это мешало мне сосредоточиться. Я ощущал близость любимой девушки и плоховато соображал. Уже Верочка привела свои толстые губы в порядок и посмеивалась, стоя напротив меня. Я мычал, погла­живая свою голову, и начинал краснеть.

— Ага! Что? Вот и не хвалитесь в другой раз.

Удивительно! Я мастерски решал арифметические задачи более сложной конструкции, со множеством водоёмов и спускных и напускных кранов, а тут не уз­навал самого себя.

— Гм… Допустим, седло стоит икс рублей…

— Э! С иксами? Этак‑то мы и сами решили!

— Да, да… вам надо без иксов?

— Вот то‑то и есть!

Ниночка склонилась над моей головой, пожирая глазами знаки, бросаемые мной пером на лист бу­маги. Дышала мне в затылок, щекотала завитком во­лос, и все мои математические способности улетали, как дым раскуриваемой в волнении папиросы.

Девушки радостно хихикали и уже совещались в уголке около окна, что им от меня потребовать, когда любовная взволнованность на минуту освободила моё сознание, и я точно прозрел вдруг и победно ухмыльнулся. При помощи приведения к единице! Нет ничего проще… Самое дешёвое — седло = 1, тогда карета — 2, а лошадь = 2½З, то есть 6. Всего частей…

— Готово!

— Сколько? Сколько?

Ниночка выхватила задачник и устремилась в отдел «ответов». Вспыхнула до ушей и прошептала:

— Верно…

— Ну, как вы решаете? Без икса?

— Без всяких иксов! Извольте…

Всё проделал на бумаге ещё раз и победно обозрел смущённых девушек.

Растерянность. Досада. Точно не рады, что я сделал им задачу.

— Хотите ветчины? Вы так мучились, что навер­ное — проголодались?

— Ветчины не надо, а вот… проигрыш… требую.

— А что вы хотите от нас? Только без глупости, пожалуйста! — говорит Ниночка, а сама уже в испуге и волнении.

— Я требую один поцелуй!

— Ни за что! Я так и знала…— обиженно бросает Ниночка.

— А если знали, то зачем же согласились?

Опять в уголке. Совещаются шёпотом. Слышу об­рывки фраз. Верочкин шёпот: «на Пасхе можно… все христосуются!»

— Согласны!

Подошла смущённая Верочка и сказала:

— Ну, Христос воскресе!..

Трижды поцеловался с Верочкой. Поднял глаза на Нину, стоявшую у окна и насмешливо смотрящую на нас с Верочкой.

— Нина Аркадьевна! Я жду!

— Чего? Вы уже получили! Вы потребовали один поцелуй и получили его…

Но тут я нашёл горячую поддержку со стороны Верочки:

— Почему я одна должна платить пари? Это уж жульничество с твоей стороны! Если бы я знала, то…

— Я назначал поцелуй для каждой из вас…

— Конечно! Нинка, не вздорь! Зачем же ты меня подвела?..

Подруги поссорились. Верочка выпорхнула из ком­наты. Я сидел у стола в трагической позе. Нина побе­жала за подругой и вернулась:

— Вот не ожидала! Верка обиделась и ушла…

— Разрешите и мне…

Я пожал плечами.

— Ну, не сердитесь на меня… Я не могу… Мне… стыдно…

Умоляющий взгляд, виноватый и покорный…

— Христос воскресе!

— Ну… воистину…

Опустила головку. Закрыла глаза. Спрятала губы. Трижды поцеловал горящую пунцовую щёку. Нина убежала в дальние комнаты. На полу осталась веточ­ка сирени с её головки. Поднял, поцеловал веточку и ушёл, полный победной радости и ликования. Шёл и хотелось плясать под музыку красного Пасхального звона…

комментарии 

 
0 #1 Друг 05.06.2017 21:44
Абсолютно казанская и настоящая проза. Почему до сих пор мы этого не прочли? Мы же казанцы! Спасибо журналу за публикацию!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.