Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 11, 2017

Анонс № 11, 2017

Написано 13.11.2017 13:29

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
18.10.2017 12:42

Рамис Аймет "Ветры за дорогой"

Оценить
(2 голоса)
Рамис Аймет  "Ветры за дорогой" Фото из личного архива Р.Аймета

Журнал "Казань", №6 2017

Рамис Аймет — поэт, переводчик, сценарист. Заместитель председателя Союза писателей Республики Татарстан. Поэтические произведения Рамиса Аймета переведены на английский, турецкий, русский, азербайджанский, чувашский и другие языки. В современной татарской поэзии — один из самых активных авторов, занимающихся творчеством в жанре песни: в сотрудничестве с известными композиторами создано более ста песен и романсов на его слова. Автор нескольких поэтических сборников. Лауреат литературной премии имени Хади Такташа и республиканской премии имени Мусы Джалиля.

 

АВТОПОРТРЕТ

Я луч Луны, оборванный, как нить,

Я песня, что молчит, не зазвучав.

Я свет звезды, что, не начав светить,

погасла, как без фитиля свеча.

Я в тёмных водах чуть заметный след

созвездий, что давно уж не горят.

Я проповедник, что за много лет

не сочинил и крохотный аят.

Я свет костра, что двести лет назад

горел в степи, сияя, как маяк,

для пастухов, с отарами ягнят

бредущих через непроглядный мрак.

Я цвет весны, что средь январских вьюг

включила птичий радостный напев.

Я эхо дней, что чуть не сотый круг

вокруг Земли летит, не ослабев.

Я День, в котором притаилась Ночь.

Я звук внутри нетронутой струны.

Я Тишина, что страшной Бури дочь.

Я Ураган

в утробе Тишины.

 

ОБРЕЧЁННАЯ БАБОЧКА

Вдруг небеса блик света разорвал,

и снова синь сгустилась налитая.

От грома клён чуть наземь не упал…

Ну, а она — летает и летает.

Кружит, кружит… Присядет на сучок,

и вновь к цветам спускается в надежде —

не приютят ли?..

Но в ответ — молчок.

Не просто выжить в этом мире нежным.

Холодный ветер, листья теребя,

дохнул с высот предвестием бурана.

Ну, а она — всё вторит про себя

одну строку святую из Корана,

прося Творца, чтоб Он послал рассвет…

…Но тьма всё гуще. И спасенья — нет.

 

ЗАПЛУТАВШИЙ В ЭПОХЕ

Опять кроваво на краю Земли

горят огнём надежды в мутном мраке.

А по ночам — скулят во тьме вдали

на диск луны в чужих дворах собаки.

Вперёд идя через руины лет

среди обломков горьких поражений,

я нахожу следы былых побед

и славы отзвук на местах сражений.

Пустив по ветру пыль иных веков,

хочу сквозь вечность проложить дорогу,

чтоб нас вела под сенью облаков

к давно в ночи забытому порогу.

…Вновь искуситель нас увёл в кювет,

перемешав лик ада нам и рая.

Эпоха брачный вновь ведёт банкет,

но кто на нём роль жениха играет?

Связав надежды в сто узлов тревог,

жизнь увлекает нас от были в небыль.

Но по какой из ста пустых дорог

нам возвращаться под кровавым небом?

В словах — свобода! Но легко ль словам

летать по миру, не стряхнув оковы?

Язык Эзопа — вновь диктует нам,

чтобы загнать себя навек в окопы.

А это значит — ждёт нас впереди

последний бой под гром грозы счастливой.

…Коль вера в завтра

нам зажжёт в груди —

то и пустырь нам станет щедрой нивой.

 

ПОСЛЕДНЯЯ СТРУНА

Точь-в-точь — костры, что гаснут осторожно,

погасли в сёлах редкие огни.

И смотрит ночь в мир сумрачный тревожно,

где только тучи движутся одни.

С волненьем ветры бродят за дорогой,

где вербы мир укрыли от беды,

и где шеренгой выстроились строгой,

готовясь к битве, роты лебеды.

Уснули сёла… Лишь один пустынно

чуть в стороне сияет светом дом,

как капля крови, что, дрожа, застыла,

готовясь капнуть в тёмный окоём.

Неяркий свет, словно слеза сквозь веки,

течёт из окон, будто из очей

летит тоска через поля и реки

на стук сердец, летящий из ночей.

…Точно калитка, что стучит, как эхо,

моя душа — распахнута во мгле.

Словно деревня, где народ уехал,

так я один — покинут на земле.

Кто ж там скулит, спеша назад к порогу —

то ль домовой? то ль ветер? то ли пёс?..

Здесь каждый дом, взирая на дорогу,

с надеждой ждёт забытый стук колёс.

Любая вещь — кругом ответа ищет,

от горькой пыли сделавшись седой.

Журавль пустым ведром под ветром свищет

возле колодца с мёртвою водой.

…Вдруг — звон ключа раздался под горою,

словно кричит в ночи ребёнка крик.

Чу! Этот звон — точно приход героя,

крик малыша — певуч, словно родник!

Деревня с улиц отряхнула жалость —

и между миром рухнула стена.

От боли сердце напряглось и сжалось:

«Не оборвись, последняя струна…»

 

СУДНЫЙ ДЕНЬ

Ну как узнать мне свой последний срок?

Меня тревожит непонятный шум.

Ну кто там бьётся ночью в мой порог,

от горькой боли свой теряя ум?

Мой белый саван разорви скорей,

чтоб душу в нём укутать, словно хлеб.

Кто гонит правду от моих дверей —

то ль стал он слеп, то ли умом нелеп?

Судьбы скрижали не сдержали вес,

как будто Тенгри проиграл свой бой.

Неужто проклял нас однажды бес,

и только смерть укроет нас собой?

Подходит время. И из тёмных ниш

на Землю смотрит Вечность через тень.

Ещё мгновенье — и, пятная тишь,

оставит след кровавый Судный день…

 

Перевод с татарского Николая ПЕРЕЯСЛОВА

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.