Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 1, 2018

Анонс № 1, 2018

Написано 09.01.2018 11:05

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
07.12.2017 10:21

БУРЯ

Оценить
(0 голоса)

Журнал "Казань", № 12, 2017

МАКСИМ ШИКАЛЁВ

 

БУРЯ

Извилистая, неровная дорога держала меня в напряжении. Колея раскачивала внедорожник вправо и влево, пытаясь завалить его набок. Иногда мы стремительно падали вниз, но всякий раз капот снова взмывал над кустами обочины. Крепко держа руль, я успокаивал себя, что это ненадолго. Да и хуже бывало. Неожиданно лес расступился, и показались большие зелёные ворота.

— Ну, наконец-то,— устало выдохнула Галя.

Я и сам не представлял, как это будет далеко. Странное место выбрал мой товарищ для своей дачи. Цивилизация буквально в двух километрах, а здесь, ну просто глушь какая-то. Не пройти и не проехать. Ещё немного, и моя попутчица пожалела бы, что поехала со мной.

Я с удовольствием вышел из машины, разминая затёкшие ноги. У ворот на двери с окошком висел колокол. Не рискнув его трогать, я достал телефон и выбрал последний номер.

— Ну что, ты где?

— Стою у ворот.

— Так бы и сказал, что приехал. Заезжай, сейчас откроют.

На двери скрипнула заслонка, и кто-то внимательно посмотрел на меня и машину. Ворота вздрогнули и медленно распахнулись, обнажив красивый газон и большой сруб, от которого прежде была видна только крыша. Фарид стоял на крыльце и махал мне рукой, приглашая во двор.

— Ну, здравствуй,— сказал он, протягивая руку,— молодец, что выбрался.

— Да уж, тебя непросто здесь найти.

Фарид слегка обнял меня, похлопав по спине. Я познакомил его со своей спутницей, и мы прошли в дом.

— Вот, наконец-то всё довёл до конца,— довольно выдохнул хозяин дома.

Он обвёл руками пространство большой гостиной. Дом действительно был хорош. Особенно впечатляли большие брёвна стен. Внутри он оказался гораздо больше, чем снаружи.

— Причал достроил. Пойдём, покажу.

Фарид подхватил меня под руку и потащил вглубь дома. По коридору мы вышли на противоположную сторону, и моему взору открылась река. 

— Да, Волга наша, красавица,— Фарид показал на другой берег,— видишь, вон там красное?

— Ну да, а что это?

— Это сарай,— усмехнулся Фарид,— а слева от него, в метрах ста, родник.

— И чего?

— Вода в нём очень хорошая. Сейчас туда и отправимся.

— Да это же далеко! — не удержался я.

— Всего лишь пять километров, если прямо идти. Не бойся, погода хорошая, обернёмся быстро.

— Как скажешь.

— Ладно, пойду мотор ставить.

Фарид ушёл в сопровождении пожилого мужчины. Вероятно, он и смотрел на нас через дверь, когда мы приехали.

Река в этом месте широка и красива. Погода была действительно неплохая, даже очень. В июле на Волге всегда хорошо.

Плыть куда-то на лодке мне доводилось только в детстве. Я вопросительно посмотрел на Галю, но она помотала головой:

— Устала, сам езжай, а я здесь побуду.

Я кивнул в ответ.

— Ладно, мы быстро.

— Возьми, покажешь после, что за родник такой,— Галя повесила мне на шею свой тяжёлый фотоаппарат.     

К свежесобранному пирсу была привязана дюралевая лодка. Плоскодонка, с квадратным носом. Для двоих она была в самый раз.

Мимо, кряхтя, прошёл Фарид с небольшим лодочным мотором в руках. Мужчина, догоняя, нёс канистру и металлические весла. Вдвоём они аккуратно положили всё это в лодку. Закрепив на корме мотор, Фарид спрятал канистру под лавку.

— Залезай.

Я, спрыгнув с пирса на ребристое днище, уселся спиной к носу. Лодка оказалась очень лёгкой и шаталась под ногами.

— Поставь сбоку,— Фарид показал на весла.

В бортах изнутри были специальные кронштейны, и вёсла отлично легли вдоль.  

— Ну чего, поехали? — сказал он, присоединив шланг к мотору, и, не дожидаясь ответа, завёл двигатель.

Лодка дёрнулась и резво пошла вперёд, разрезая водный глянец.

   

Осыпающийся известняком склон другого берега громадиной нависал над нами. Было очень тихо, журчал только родник. Ну, просто райское место. Слева бесконечная узкая полоска каменистого пляжа. Справа огромное, упавшее сверху, дерево лежало, растопырив свои когда-то сильные корни. На реке стоял полный штиль.

Присев поближе к роднику, я набрал ладонью воду.    

— Ну как, правда, вкусная? — Фарид ждал мою реакцию.

— Да уж. Слушай, давай я тебя сфотографирую,— я снял крышку с объектива.

— Давай, а то обратно пора,— он встал поближе к воде.

Через видоискатель я увидел за Фаридом что-то тёмное. Странно, что я не заметил этого раньше — это была огромная туча. Я невольно показал в сторону надвигающейся темноты.

— Что там? — обернулся Фарид.

Это была не просто туча. На нас шла чёрная стена, она была даже шире реки. Сделав один кадр, я предложил срочно возвращаться. Фарид не стал возражать.

— Сейчас дождь будет, ты бы камеру спрятал.

Это была хорошая идея. Я достал заготовленный для таких целей тонкий рублёвый пакет и, положив туда фотоаппарат, завязал ушки ручек на два узла. Торчащий ремешок я снова надел на шею, спрятав всё под рубашку. Тем временем лодка уже неслась обратно, но плохая погода явно нас догоняла. Резко усилился ветер. Появились волны. Быстро темнело. Ветер вёл себя странно, он дул в разных направлениях. С всех сторон меня обволакивали потоки воздуха. Казалось, это они, а не волны раскачивают наше судёнышко. Гудел мотор, но теперь звук стал прерывистым. Когда сильно задирало корму, винт бил вхолостую по воздуху, переходя с гудения на визг. Мне казалось, что я свалюсь за борт. Вцепившись в дюралевую лавку под собой, я смотрел, как Фарид с рукояткой мотора в правой руке, схватившись левой за борт, еле удерживается на узком приступке кормы.

Первые капли были редкими, но крупными. Они тяжело, с брызгами разбивались о лодку. С каждой секундой их становилось всё больше. Я оглянулся на берег. Всё-таки пять километров — это много. Особенно когда...

Это совсем не дождь и не ливень. Это водопад. Теперь вода повсюду, она попадает в глаза и уши, затекает под рубашку, где спрятан фотоаппарат, который я прижимаю к телу рукой. Под ногами, между дюралевых рёбер лодки, уже образовались лужи. Вспышка осветила пространство. Оглушительный грохот прогремел над головой. «А вдруг молния ударит в нас, что тогда?».

— Доплывём? — кричу я Фариду, выплёвывая воду.

— Дотянем...— он изо всех сил держит мотор.

Ну, точно, как «мудрецы в одном тазу». Я снова смотрю в сторону берега, там прямо перед нами санаторий. Хорошо освещённый, он как маяк подсказывает нам путь. Фарид целится в него. Только сейчас стало заметно, до какой степени темно вокруг. И это летом, в семь вечера!

Опять молния. Я снова поворачиваюсь посмотреть, где берег. Три молнии одновременно над домами! И освещённые строения вдоль реки поочерёдно погружаются в темноту. Как будто гаснут одна за другой лампочки гигантской гирлянды. Берег почернел и утонул во взбесившейся стихии. Теперь там, куда мы пытаемся добраться, уже ничего не видно.

Гром. Словно что-то взорвалось над головой. Я слетаю со скользкой лавки в момент, когда винт в очередной раз захлёбывается водой, и падаю на колени. Меня сразу же снова прижимает спиной к лавке. В лодке полно воды. Я начинаю вычерпывать её рукой. Черпаю сначала медленно, и ничего не меняется. Делаю это быстрее. Погружая обе руки, я складываю ладони ковшиком и с силой выбрасываю воду за борт. И так снова и снова, постоянно ударяясь суставами пальцев о какие-то острые углы, торчащие из днища. Мне мешает болтающийся под одеждой фотоаппарат. Но сейчас не до него. Лодку продолжает сильно качать. Внутри нашей плоской посудины уже образовалась своя собственная волна. Когда она проходит через меня, я делаю несколько движений, пытаясь выплеснуть как можно больше. Наверно, это бесполезно, но очень хочется добраться до берега именно в лодке. Если воды наберётся много, она утонет.

У Фарида озабоченное лицо: не говоря ни слова, он делает доставшуюся ему сегодня работу. Глядя на него, я не могу понять, держит ли он рулевую рукоятку или держится за неё. Возможно, и то и другое. Каждый раз, когда меня прижимает поясницей к торцу лавки, Фарид рискует тоже соскочить с узкой полоски кормы. Лодку швыряет носом вниз, и винт визжит в воздухе. Но Фарид остаётся у руля. Я тоже усиленно тружусь, продолжая вычерпывать эту проклятую воду.

Оглядываюсь туда, где, кажется, был берег. Молния вдали на мгновение освещает контуры крыш. Мы уже близко к цели! Фарид протягивает руку вперёд. Я киваю. Он тоже увидел берег.

Бензин закончился вместе с бурей. Из-за ветра нас снесло гораздо правее, чем мы рассчитывали, в небольшую бухту, застроенную коттеджами вдоль берега. Волн уже нет. Только дождь упрямо пытается продлить своё существование и слегка моросит.

Фарид достал вёсла и, вставив их в уключины, осторожно гребёт к виднеющемуся неподалёку деревянному причалу.  

 

Оставив лодку, мы, еле передвигая ноги, пару километров шли пешком по шоссе. А после, минуя знакомую мне просёлочную дорогу, из последних сил почти бежали по какой-то хитрой лесной тропе, которая вывела нас прямо к зелёным воротам. Фарид позвонил в колокол. Знакомая дверь с окошком открылась, и я оказался в Галиных объятиях.

Мы стояли так минут пять.

— Я так боялись за вас. По радио сказали, что половину города затопило. Такой ураган впервые за тридцать лет. Мы даже машину подогнали к воде и фары включили. Вы видели, видели?

— Нет,— я обнял её крепче,— ничего не видели.

— Слава богу, теперь всё позади.

— Да уж.

— А что с зеркалкой? — спросила Галя, наконец отпустив меня.

Вытащив из-под прилипшей к телу рубашки камеру, я разорвал пакет. Прибор был на удивление сух. Кнопка легко поддалась, и раздался характерный приятный звук раздвигающейся шторки.

Фотоаппарат работал.

 

 

 

Еще в этой категории: « МУНИРА ПОБЕДА »

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.