Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 3, 2019

Анонс № 3, 2019

Написано 18.03.2019 11:22

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
13.02.2019 10:19

Наиболее рядовой день

Оценить
(2 голоса)

Журнал "Казань", № 2, 2019

Булат ХАНОВ

Булат Ханов родился в 1991 году в Казани. Окончил Казанский федеральный университет, кандидат филологических наук. Лауреат премий «Лицей» (2018, третье место в номинации «Проза») и «Звёздный билет» (2018) за повесть «Дистимия».

 Участник нескольких Форумов молодых писателей. Публиковался в журналах «Дружба народов», «Октябрь», «Казань», «Идель», в сетевых изданиях «Лиterraтура» и «Textura». Рассказы переводились на итальянский. «Наиболее рядовой день» в прошлом году попал в шорт-лист премии «Радуга» и был переведён на итальянский.

 

Леонид Селивёрстов зачитался Гегелем до глубокой ночи и потому пропустил будильник.

— Вот несчастье! — воскликнул Леонид, подпрыгивая на кровати.— Проспал! Эх, случается же!

Благо такси примчалось быстро и затормозило аккурат напротив подъезда. Шофёр услужливо распахнул дверцу и представился Семёном.

— Леонид,— сказал Леонид.

— Замечательное имя! Как у спартанского царя.

Испросив позволения, водитель включил музыку. Селивёрстов с первых нот узнал пятый альбом «Пинк Флойд». С коровой на обложке. Леонид предпочитал классику, особенно Вивальди и Гайдна, но отдавал себе отчёт в том, что во время поездки на транспортном средстве тяжело сосредоточиться на тонкостях «Прощальной симфонии», поэтому Семён слушает вещи более простые и доступные.

На светофоре их едва не подрезал лихач, который ударил по газам на красный.

— Бедолага! — сочувственно произнёс таксист.— Спешит, наверное.

Водитель доставил Селивёрстова прямо к контрольно-пропускному пункту вертолётного завода и пожелал славного трудового дня. Леонид миновал проходную, где по сторонам висели плакаты о важности рабочей дисциплины и о добросовестной службе на пользу

Отечеству. Селивёрстова мучила совесть за опоздание. Пугала не столько перспектива понести справедливое наказание, сколько мысль подвести Родину и бригаду.

Товарищи, завидев Селивёрстова, участливо осведомились, не стряслось ли чего. Растроганный Леонид со стыдом признался, что увлёкся Гегелем на ночь глядя и проспал будильник.

— Дело нехитрое,— сказал Митя Топоров.— Хотя я Гегелю Кьеркегора предпочитаю.

— Не скажи, брат,— возразил Слава Суриков.— Траектория пути, намеченная Кьеркегором, потрясает воображение, однако в фундаментальности исторических и логических построений датчанин Гегелю уступает.

Слава частенько проводил вечера в библиотеке, конспектируя мудрёные монографии. Кроме того, он самостоятельно изучал древнегреческий и историю античного театра, поэтому никто и никогда не брался оспаривать Сурикова в книжных вопросах.

— Ты хотя бы позавтракать успел? — поинтересовался у Леонида бригадир Купцов.

— Сразу на службу поехал, Антон Михайлович,— заверил Селивёрстов.

— Это неправильно,— сказал Купцов.— Завтраком жертвовать нельзя. Отправляйся-ка ты в столовую и плотно поешь.

— Что вы, Антон Михайлович! — засмущался Леонид.— Я и так уже устав нарушил.

— Устав уставом, а человек превыше всего,— сказал Купцов.— За организмом надо следить. Чем дольше сохранишь здоровье, тем больше и обществу прослужишь.

И подмигнул.

Убеждённый логикой бригадира Селивёрстов поднялся в чистую и опрятную столовую. Привычно улыбчивая раздатчица Феня наложила ему рисовой каши с маслом и глазунью с сицилийскими помидорами. Леонид пережёвывал пищу тщательно, как рекомендовали на плакатах. Ему врезались в сознание золотые слова Антона Михайловича о том, что в интересах коллектива всякий обязан заботиться о своём здоровье.

Когда Селивёрстов доел, Феня сказала:

— Непременно ждём вас на обед, Леонид!

— А что сегодня на обед?

— Щи грибоедовские, фетучини с яйцом пашот, зразы с сыром, гречневая запеканка с яблоком и изюмом,— перечислила раздатчица.— В высшей степени отличные блюда. Непременно попробуйте!

Селивёрстов покинул столовую с приподнятым духом. Он насытился и получил удовольствие от тёплого разговора с Феней. Приятно видеть, как человек отдаётся любимому делу. Все в бригаде уважали дружелюбную раздатчицу и часто советовались с ней по неочевидным вопросам, потому что ценили женское мнение.

Селивёрстов вернулся в цех и с трепетом приступил к работе. На станках нового поколения, установленных в честь Первомая, детали вытачивались ещё быстрее и отличались исключительной прочностью. Леонид, специализировавшийся на лопастях и монорамах, сегодня трудился с особым упорством и страстью. Ему представлялись восторженные ребятишки, которые запускают радиоуправляемые вертолёты на игровых площадках и воображают себя открывателями пространств и покорителями горизонтов. Перед глазами рисовались счастливые родители, которые гордятся своими детьми и, совершая трансгрессивный бросок, тоже чувствуют себя маленькими.

— Мечтательное у тебя выражение на лице,— заметил Антон Михайлович, следивший за настроением в коллективе.

— Оно подчёркивает мою радость в настоящий момент,— сказал Леонид.

— Созидательная деятельность и должна приносить радость,— откликнулся Слава Суриков.— Тем более направленная на благо детей.

Селивёрстов испытал прилив нежности по отношению к товарищам. До чего же они чудесные! И словом подбодрят, и подставят плечо, если нужно.

Славный всё же у них завод! Коля Укропов однажды в шутку заметил, что здесь все настолько доверяют друг другу, что через проходную можно запросто утащить целый чемодан вертолётов, и никто не поймает. Такое допущение встретили с укоризной, так как даже мысль о воровстве казалась порочной. Откуда тогда взяться сплочённости и солидарности, если знать, что среди них водятся те, кто крадут вертолёты и присваивают себе плоды общих достижений? В конце концов, все они онтологически зрелые люди и им незачем совершать постыдные действия ради краткосрочной выгоды.

Леонид так увлёкся работой, что не желал обедать. Бригадир Купцов вновь включил свой авторитет и рассудительность, пообещав, что разрешит Селивёрстову, если тот поест, выйти на службу в выходной. Согласившись с начальником, Леонид отправился в столовую, где снова восхитился неиссякаемому оптимизму раздатчицы Фени. Иной раз ведь задумаешься крепко о несущественных мелочах, нахмуришь лоб, поддашься беспредметной взволнованности. В подобные мгновения важно присутствие рядом таких, как Феня, людей, уберегающих от суеты и уныния.

Когда бригада управилась с первым и вторым, в столовую поднялся директор завода Аскольд Олегович Манжетов. Он принёс домашнюю сливовую настойку и налил каждому по стопке. Рабочие до того обрадовались, что ни у кого не возникло сомнений в том, какой тост произнести.

— За ваше здоровье, Аскольд Олегович! — подытожил коллективные соображения Купцов.

— Э, нет, голубчик! — возразил директор.— Выпьем за наших футболистов, которым предстоит заключительный матч за путёвку в плей-офф.

Идею тут же подхватили. Чтобы закрепить пожелание, махнули и по второй. Настойка брала за душу.

— По случаю игры всех приглашаю вечером в бар,— сказал Манжетов.— Пиво с меня.

— Так матч же в пять,— сказал Слава Суриков.— У нас в это время только смена заканчивается.

— Страна нуждается в поддержке, поэтому ради знаменательного события я вас отпускаю на час пораньше.

Рабочие переглянулись с заметным оживлением. Леонид в очередной раз подумал, какой чудесный у них Аскольд Олегович. Директор радеет за них, как за родных детей. Справляется о самочувствии, закупает призы для корпоративов, выделяет пригласительные в театр и филармонию. Это не говоря о тройных премиальных перед отпуском и поездках в санаторий.

С повышенным усердием доработав смену, бригада Купцова присоединилась к директору, уже зарезервировавшему длинный стол в баре. Две строго одетые студентки, по соседству пившие через соломинку сельдереевый сок, добросердечно поприветствовали рабочий класс. Заводчане по традиции заказали двойной имперский стаут, и только Митя Топоров выбрал, к удивлению прочих, квас.

— Решил сократить потребление этанола,— пояснил он.— Дабы не появлялись жировые отложения на животе, да и вообще.

— Здорово! — похвалили его остальные.— Осознанный подход способствует раскрытию личностного потенциала!

— Вы ведь не расстроились, что я не пью с вами?

— Что ты! Надо уважать чужой выбор.

Сборная России, подгоняемая многочисленными согражданами на трибунах, с первых минут взяла курс на атаку. Уже в первом тайме три кинжальных выпада увенчались голами, а во втором фавориты эстетски закатили ещё один мяч. Комментатор заговаривался от избытка эмоций.

— Размазали, точно ракетами,— констатировал Аскольд Олегович.— Теперь одна восьмая.

— Так, глядишь, и золото возьмут,— предположил Митя Топоров.

— Экий ты фантазёр! — сказал Антон Михайлович.

— Никакой я не фантазёр! Я верю, что нашим любой соперник по плечу.

— Я тоже в них верю, но твои чаяния носят чрезмерно вероятностный характер,— сказал Слава Суриков.— Ты, очевидно, Бердяева перечитался, вот и проникся утопическим дискурсом.

— Вовсе и не перечитался я Бердяева,— впервые в жизни возразил эрудированному товарищу Митя Топоров.— У нас спортивные секции в любой школе есть, система подготовки выстроена. Такими темпами талантов скоро на четыре сборные хватит. Этнические россияне будут принимать немецкое гражданство, потому что в нашу команду не пробиваются.

— Да когда ещё такое настанет…

— Скоро, товарищи, потерпите только!

Перед тем как распрощаться, заводчане сделали на память ряд совместных снимков со студентками. Девушки, отставив в сторону сельдереевый сок, деликатно спросили позволения сфотографироваться с трудовым народом, чтобы похвастаться перед по­дружками в социальных сетях.

По пути домой Селивёрстов купил в универмаге багет и вечернюю газету с прогрессивными новостями. В магазине Леонид стал свидетелем трогательной сцены, как юноша в футболке с изображением космонавтов уступил место в очереди старушке и вдобавок вызвался донести её сумки до дома.

Перед сном на Селивёрстова напала смутная тревога. Злые языки шептали, что всё не бывает так хорошо и гладко, что впереди, согласно диалектическим законам, непременно поджидают подвохи, разочарования, падения. Переживания вертелись вокруг чего-то тревожного и непрояснённого, чему и имени дать нельзя. Усилием воли Леонид отогнал коварные мысли и заснул. Завтра он не пропустит будильник.

Фото предоставлено автором

Еще в этой категории: « Senilia «Пыжьян в кляре» »

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2019. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.

Наименование СМИ: Казан - Казань
№ свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77-67916 от 06.12.2016 г.

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций

ФИО Главного редактора: Балашов Ю.А.
Телефон редакции: +7(843) 222-05-43
Учредитель СМИ: АО «Татмедиа»
Email: kazan-magazine@yandex.ru