Курсы валют: « »
Татмедиа
События
ИА Татар-информ

МАШИНА ВРЕМЕНИ

  Журнал «Казань», № 8, 2016 Говоря о китайской живописи, мы прежде всего вспоминаем понятие «изящный порядок». В отличие от европейцев, китайские художники сориентированы только на позитив и красоту. Но как выглядят китайские работы вне пагоды, птиц и пионов? Семна­дцать китайских художников (среди них и любители, и профессио­налы) приехали на пленэр в Россию. И не куда‑нибудь, а к нам, в Ка­зань. Точнее, экспериментальной точкой стал остров‑град Свияжск. Две недели в августе, проведённые на острове под кураторством художника Григория Эйдинова, в итоге вылились в выставки работ, которые прошли в галерее «Хазинэ» и художественной галерее города Зеленодольска. — И всё же — почему Свияжск? — спросили мы руководителя китайской группы Шу Ди. — Китайцы любят Россию. Во времена тесной дружбы между нашими странами — это шестидесятые годы прошлого века — интерес к русской литературе, музыке, живописи был огромен. Но представления китайцев о стране ограничены двумя городами — Москвой и Санкт‑Петербургом. Туда в основном и едут китайские туристы. Для художников же важнее изящный пейзаж, живописная местность. Как‑то один из моих русских друзей рассказал про Свияжск. Я сразу вспо­мнил песню «Бурлаки на Волге». Ведь текст этой песни мы учили в школе, и про Волгу знает любой ученик. К тому же в Китае активно обсуждается глобальный проект нового Шёлкового пути. Можно не сомневаться, что при его осуществлении Татарстан займёт одно из лидирующих позиций в развитии экономических и культурных связей между нашими странами. Также планируется открытие скоростного пути из Азии в Россию, и между Москвой и Ка­занью будут курсировать высокоскоростные поезда. Все эти предпосылки были для нас решающими. Понадобилось несколько месяцев, чтобы организовать нашу поездку. И мы очень рады, что всё…
Прочитано: 1004 раз
Так назвал свою фотовыставку Фарит Губаев, почётный член Союза фотохудожников России, заслуженный деятель искусств Республики Татарстан. Давний друг и постоянный автор журнала «Казань».   Вот что он рассказал о выставке.     — Это было давно, даже страшно сказать — в прошлом столетии… В 1979 году в Музее изобразительных искусств открылась моя персональная выставка «Свияжск в фотографиях». Экспозиция получилась небольшая — примерно три­дцать чёрно‑белых фоторабот. Но для меня это было, конечно же, большое событие. Как‑никак, я первым среди казанских фотографов сделал выставку про Свияжск, который в те времена не очень‑то любили афишировать… Наверное, не случайно среди лестных отзывов о выставке были и критические.   Да, остров Свияжск в те времена не был местом притяжения. Покосившиеся заборы и ветхие избы, разрушенные церкви и храмы… Вроде и недалеко от Казани, а добираться и особенно выбираться все­гда было проблемно. Я сам не часто наведывался в Свияжск — тягостно было видеть эту разруху и вымирание жизни на острове, а тем более знать о существовании здесь психбольницы особого статуса…   И всё же каждая моя встреча со Свияжском была свое­об­разным и непредсказуемым приключением. Остров как бы давал понять, что не очень‑то рад праздным визитам. Как‑то я повёз в Свияжск своего давнего приятеля, фотографа из Амстердама. Увлечённо…
Прочитано: 974 раз
  Журнал «Казань», № 8, 2016   Известно: о человеке судят по его делам. Но вот приоткроется хоть чуть‑чуть внутренний мир того, кто привлёк к себе внимание неординарностью поступков, щедростью души — и лучше начинаешь понимать, какая за этим огромная внутренняя работа, сколько глубоких мыслей и искренних чувств вложено в каждый поступок.   О том, каким человеком был Рустам Масгутович Латыпов, рассказывает народный артист России, ректор Казанской государственной консерватории профессор Рубин Кабирович Абдуллин.     — Рубин Кабирович, вы хорошо знали Рустама Масгутовича. Как вы с ним познакомились?   — Сначала я познакомился с его отцом Масгутом Галеевичем, причём по его инициативе. Мне было тогда лет двадцать. Масгут Галеевич очень подробно расспросил о моей семье и о том, как я пришёл в профессию. Это было неожиданно и очень приятно.   Лишь теперь, по прошествии многих лет, я понимаю, что интерес к моей судьбе был связан с тем, что Рустам — младший сын Масгута Галеевича, обладавший очевидной музыкальностью, в силу некоторых обстоятельств выбрал профессию, далёкую от музыки (после окончания Казанского авиационного института он стал сотрудником «Татгражданпроекта»).   С Рустамом же меня познакомил выдающийся артист балета Ревдар Садыков. Человек темпераментный и увлечённый, он любил собирать вокруг себя неравнодушных к искусству людей. Его дом посещали…
Прочитано: 859 раз
    Журнал «Казань», № 8, 2016   На рубеже XIX – XX веков в Казани и других городах образовался слой татарской интеллигенции — одарённых людей, посвятивших свою жизнь воплощению идеи образования, культурного просвещения и духовного роста татар. Они передавали этот духовный огонь из поколения в поколение.   Кывам‑карый Зульфакари и его музыкальная семья   Среди ревнителей национальной культуры в начале прошлого века особыми талантами выделялся Кывам‑карый Зульфакари — мастер каллиграфии, чтец Корана, муэдзин, педагог, преподававший в медресе «Касымия» и «Марджания». Он был из древнего рода, истоки которого прослеживаются ещё в Казанском ханстве. Высокообразованный человек, Зульфакари знал несколько языков, активно поддерживал новую систему образования, борьба за которую была драматичной. Наследие Зульфакари — это учебники и пособия для обучения шакирдов, шаджары, шамаилы. Некоторые из его каллиграфических работ были изданы в начале XX века и переизданы в наше время, они служат по сию пору примером мастерского письма, например, книга «Мавлид‑ан‑Наби», почитаемая среди татар‑мусульман.   Остались фотографии, изготовленные Зульфакаровым сразу после смерти Тукая. На этих бесценных для потомков документальных свидетельствах запечатлены места рождения и детства поэта. В семье­ Зульфакаровых родилось четверо детей, родители дали им лучшее по тем временам образование. Все они занимались музыкой — в доме были фисгармония, кубыз, курай, мандолина. К отцу приходили…
Прочитано: 716 раз
  Казань, как и многие другие города, долгие века строилась только из древесины. Многочисленные пожары уничтожали отдельные дома, улицы и даже целые слободы.   По генеральному плану 1782 года, утверждённому Екатериной II, Кремль, центральная часть и главные улицы Казани стали застраиваться каменными зданиями.     К 2004 – 2005 годам в Казани оставалось только двести девяносто два деревянных дома второй половины XIX — начала XX века, представлявших исторический и архитектурный интерес. Чудом сохранившиеся дома расположены преимущественно в историческом центре Казани, в том числе на улицах Хади Атласи, Волкова, Маяковского, Тельмана, Нариманова, Достоевского. Во время подготовки к 1000‑летию Казани практически каждую неделю сносили по деревянному зданию, чтобы построить на его месте элитное жильё или очередной магазин. Некоторые исчезнувшие дома (в том числе ряд исторических памятников) мы сможем теперь увидеть лишь на фотографиях.     Фёдоровская слобода   Бывшая старинная окраина Казани — Фёдоровская слобода, располагалась в северо‑восточной части города, где неподалёку в прошлом проходила посадская городская стена. Это район современных улиц Федосеевская, Космодемьянская, Япеева, Тельмана, Касаткина, Бехтерева, Нагорная.     Во времена Казанского ханства здесь находился посад, ограждённый мощной деревянной стеной и оборонительным рвом, заполненным водой. А со стороны Казанки дополнительной защитой служили высокие обрывистые берега. Не случайно осаждающие даже не пытались пробиться…
Прочитано: 1027 раз
        Журнал "Казань", № 7, 2016     В августе исполнится год, как ушёл из жизни Лев Николаевич Шувалов — кандидат технических наук, учёный и педагог, преподававший в Казанском авиационном институте с 1977 года, человек разносторонних интересов и твёрдых убеждений, автор изобретений, патентов и книги стихов.   Незадолго до кончины Лев Николаевич прислал в редакцию замечательные воспоминания о своём детстве, которое пришлось на военные годы.    Предлагаем их вниманию читателей.     Рай земной   Хотня воистину была рай земной. Нервом, артерией деревни струилась речка. Текла она на далёкий юго‑восток и впадала неизвестно куда. Никто из взрослых не знал её названия. Выше больничной рощи вилась среди осоки, подпитывалась ручейками, ниже переливалась девичьей косой на щебенистых перекатах, переходила в тихие заводи, небольшие омутки, где можно было запросто наловить пескарей и другой рыбьей мелюзги. В начале лета после весеннего паводка конюх Николай, паренёк лет пятнадцати, вместе с другими подростками, работавшими на военных заводах в окрестностях Казани и приезжавшими на редкие советские праздники, сооружали из кольев, камней и дёрна запруду. Образовывался прудок с высоким, метра два, правым берегом, шириной метров пятнадцать, длиной метров двадцать пять, глубиной, как говорилось, с головкой, так что Николай мог пронырнуть его, прыгнув с высокого берега.…
Прочитано: 965 раз
    Журна "Казань". № 7. 2016   21 июля — один из значимых православных праздников. По преданию, в этот день (8 июля по старому стилю) в 1579 году в Казани произошло явление чудотворной иконы Богородицы, известной сегодня как Казанская икона Божией Матери. В 2016 году праздник отмечен особо — на месте утраченного предшественника состоялась торжественная закладка памятного камня в основание воссоздаваемого собора Казанской иконы Божией Матери, где она и будет храниться.     Обретение иконы   Всё началось с пожара. Недалеко от Казанского кремля 23 июня 1579 года он разразился нежданно‑негаданно, и исконное российское «авось», как водится, стало непременным его спутником. Так или иначе, но Казань пострадала от огня страшно, выгорел почти весь посад. Пламя перекинулось даже через кремлёвские стены, причинив здешним постройкам значительный ущерб.   Среди прочих выгорели и дом, и дворовые постройки некоего стрельца Даниилы Онучина, которые находились там, где сегодня на табличках, закреплённых на стенах современных сооружений, значится «Улица Большая Красная», в десяти минутах ходьбы к востоку от кремлёвской горы.   Онучин, при приличном по тем временам жаловании штатного царского воина, решил на пепелище начать строить новый дом; и вот тогда его дочери, десятилетней Матроне, стала во сне являться икона Божией Матери.   В повести «Месяца…
Прочитано: 898 раз
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>
Страница 5 из 30
© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.