Курсы валют: « »

АВТОРСКАЯ КОЛОНКА

Журнал "Казань", № 3. 2014   Сначала были слёзы. А когда никого не оставалось дома, рыдания во весь голос. Это началось двадцать пять лет назад после развода с мужем. За несколько месяцев я похудела на двадцать пять килограммов.    От постоянных слёз спасла работа. Сын пошёл в ясли, надо было на что-то жить. Деньги-то за нами не бегают.   Как-то я встретила у Колхозного рынка цыганку. Она посмотрела на мою руку и сказала: мужа у тебя не будет. Но вскоре я познакомилась с обаятельным музыкантом. Он был из Феодосии, жил в общежитии, вроде женат, но собирался разводиться. Я не очень долго раздумывала: ребёнку нужен отец. Не сбыться словам цыганки!    Музыкант оказался человеком хорошим, с сыном ладил, к тому же замечательно готовил. Вот только домой приходил редко, лишь по ночам, да и то не всегда. Он был очень бесхарактерный, и как-то получалось, что все его плюсы оборачивались минусами.    Однажды я вдруг захромала. Врачи приговорили: рассеянный склероз. С ужасом узнала из медицинской энциклопедии: «Может заканчиваться полной инвалидизацией».   Врач успокоил, мол, что в некоторых случаях возможно очень длительное облегчение. Он знал одну пожилую женщину, которая пользовалась только палочкой и ничем более. А я прочитала в журнале о девушке из США:…
Прочитано: 4307 раз
Журнал "Казань", № 2, 2014 Дверь, как и положено, была тяжёлой. Что‑то за ней? — Ну же, входи! Родительские руки легонько подтолкнули мальчика. Тяжёлая дверь приоткрылась, как вход в Сезам, и он робко переступил порог таинственного мира. Мира волшебных превращений, и волшбе здесь учили! И вот Ильяс снова здесь. В казанской детской художественной школе № 1, где ему открывался прекрасный мир искусства. Он пришёл сюда спустя десятилетия тихим вечером, когда снег унеживал землю своим лёгким покрывалом, как лист белой бумаги расстилал, расчерчивал на нём тени от фонарей. Голоса, лица… Серёга Агафонов, Коля Тогулев, Шамиль Хайруллин, Юра Антонов, Рустем Абаев... Школьные друзья, время, которое уже не вернуть, но которое всегда будет жить в сердце… Здесь прорастали зёрна творчества. Картины Ильяса Айдарова сейчас радуют и привлекают внимание всё большего числа поклонников, коллекционеров и просто любителей искусства. Полотна разъехались по самым разным уголкам земного шара, найдя своё место в частных и музейных коллекциях. Благодаря неординарности мышления художника ему удалось добиться признания. За беспрецедентную выставку на борту Международной космической станции он был занесён в Книгу рекордов Гиннеса. Став лауреатом Государственной премии Республики Татарстан имени Габдуллы Тукая за серию работ «Старая Казань», Ильяс Айдаров передал её в дар родной школе. На эти деньги здесь приобрели…
Прочитано: 3888 раз
    Журнал "Казань", " 2, 2014   Восьмилетняя Тинка сидела у фортепиано, низко опустив голову. На клавиатуру капали слёзы. — Я не хочу,— всхлипывала она,— не хочу заниматься музыкой…   Известно, что отец Бетховена жестко избивал восьмилетнего сына, заставляя его заниматься на инструменте. Возможно, именно это впоследствии привело композитора к глухоте. Юный Моцарт не раз был на краю гибели из‑за переутомления от занятий и бесконечных гастролей по разным странам. Дети не хотят заниматься музыкой — это факт. И здесь неизбежно противостояние между детьми и их родителями. Психологи утверждают, что в этом противостоянии шансов победить у детей гораздо больше, так как у них неограниченная фантазия и много свободного времени. Осознание любви к музыке приходит гораздо позднее — лишь в тринадцать лет. И часто выясняется, что время уже упущено. Та же Тинка, повзрослев, упрекала родителей, что они начали заниматься с ней музыкой с семи лет, а не с пяти, как полагается: целых два года пропало! Как же найти компромисс между желаниями и возможностями юных дарований? Гаммы и этюды разучивают, чтобы легче совладать со школьным репертуаром. Этот музыкальный язык ребёнку непонятен: и сонатины не запоминаются, и гаммы кажутся ужасными. Ведь в народных и детских песенках мелодии развиваются совсем по‑другому! А если начать обучение не с гамм, а с практики игры…
Прочитано: 3647 раз
Журнал "Казань", № 10, 2013 Казанское время смотрит на нас теперь из тёмных углов, где не успели навести глянец, из-за башенки Чернояровского пассажа, из-под арок доживающей свои дни Марусовки. Казань стала новая, свежеумытая, лицо у неё в порядке. Как читать её уважаемый возраст теперь? По мелочам. Есть такие штрихи у центра, замечаешь которые, и на сердце теплеет. Например, на доме Грахе по Лобачевского появились снятые несколько лет назад вазоны, между ними вертится, как при хозяине, тоненький флюгер-Зилант. Вернулись — и герб в виде перекрещённых костей на фасаде стал заметнее, и дует осенний ветер по кремлёвскому холму, направляет Зилантика с севера на юг. А вот и на Горького стал значительнее главный усадебный дом Боратынских, в нём всё чаще зажигается свет, звучит музыка, а заглянешь — лепнина обретает очертания, собачка оживлённо смотрит с герба. Говорят, время в деревянном доме течёт медленнее, а стоит дороже. Смысл дороговизны реставрации деревянного дома в продлении его жизни для будущей жизни города, для вечной памяти. Хотя иногда вечность в Казани совсем непонятна, зачем-де она миллионному растущему вширь городу? Но спустишься в нижний храм Благовещенского собора и понимаешь, век шестнадцатый из сегодняшнего дня — не очень давняя история, но ты по сравнению с ней лишь миг; что же…
Прочитано: 4079 раз
Журнал "Казань", № 7, 2013 Издалека это сооружение казалось мне уродливым, неуместным. И потом, когда стояла у его подножья и смотрела вверх, даже кружилась голова от нависающего над головой медного свода. Но мне кажется, я поняла, почему архитекторы выбрали именно эту форму, такие материалы. Мощное, немного неказистое и грубое, но такое изящное в деталях строение — это сильная, строгая рука отца и ласковая, мягкая мамина ладонь. Фундаментальные арочные своды — символ силы семейного очага. Блеск меди в закатных лучах солнца — образ лучистых маминых глаз и ощущение домашнего уюта. А парк вокруг «казана» — пусть ещё не слишком озеленённый — вызвал у меня эмоции не меньшие. Именно этого мне не хватало в нашем городе! Европейского вида парка. Мои глаза так устали от беспрерывных строек и развалин, что вид с берега показался невероятно прекрасным, ровно глоток воды для умирающего от жажды человека. Ещё пять лет назад про Универсиаду в нашем городе не слышал почти никто, а теперь каждый казанец знает о ней не понаслышке, ведь мы на своей шкуре испытали все прелести подготовки к этому эпохальному событию. Что осталось после Универсиады? Что получила я, не имеющая прямого отношения к спорту? Мы стали терпеливее. Научились не обращать внимания на постоянные пробки, пыль…
Прочитано: 3171 раз
Журнал "Казань", № 1, 2013 Январь — месяц тягучий, томный; голова в январе набита ватой, как старинный Дед Мороз, что всё ещё стоит под ёлкой. Разбирать ёлку не хочется, не хочется и выползать из зимней спячки, вылезать из берлоги. Потому что до этого был декабрь, с его всегдашней беготнёй, спешным доделыванием дел (интересно, а что случится, если вдруг не доделаешь?), пробками, поздравлениями, «итогами года». Вот Денис Осокин когда-то писал, что в декабре нужно не работать, а ходить по рынкам и разглядывать всякую снедь, сходить с ума — от запахов квашеной капусты, солёных огурцов, ещё чего-то; не спешить. Я тоже всякий раз загадываю, что уж следующим-то декабрём обязательно приторможу, буду всё делать медленно, отложу все дела. Но так, конечно, не получается. Это как у туроператоров — в середине декабря самые низкие цены на путёвки — ибо кто куда поедет в ту пору, когда надо «закрывать год»! Вот и я никуда не еду, а тоже, как и все, суечусь. Правда, в последнее время мне кажется, что в декабре — да-да, именно в декабре — открывается дверь между двумя мирами. Это не только моё наблюдение, но одно дело прочитать у кого-то, а другое — точно чувствовать и знать, что так оно на самом деле и…
Прочитано: 5492 раз
Журнал "Казань", № 12, 2012 «А я почти всех узнал»,— сказал Николай Николаевич. Его не было в Казани двадцать лет, причём последние годы были совсем как в проекте «Последний герой», только когда не на тропическом острове, а в российской глубинке на пороге восьмого десятка нужно не под объективами телекамер, а перед лицом Всевышнего выживать в старом деревенском доме с дровяной печью и протекающей крышей, превозмогая боль и недуги. Не бывает лёгкого времени, но нужно учиться говорить, обговаривать всё. Устранять недомолвки. Как много хотелось сказать, готовился, подбирал слова… но словно остановил кто-то: не мельтеши. Всё можно успеть сказать, но не сейчас, сейчас главное — это то, что состоялась встреча Поэта с литературной студией «АRS-поэтика», которую он сам и создал сорок два года назад в Казанском университете. Встреча Поэта со своим старым новым миром. Примерь-ка его на себя, Николай Николаевич. …Возьми снова на себя всё внимание аудитории, в которой через одного подряд искушённые в словесной пахоте люди — тягловые журналисты, действующие писатели, почитай независимые издатели, всё повидавшие преподаватели университета, юристы, о которых вообще лучше промолчать, можно сказать, весь цвет пишущей и читающей казанской интеллигенции. …Покриви душой, подпусти злости, посмотрим, как тебя воспримут твои друзья... Да, слушать и выступать не простая работа. Но Поэт и Слушатель сделали…
Прочитано: 4611 раз

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.

Наименование СМИ: Казан - Казань
№ свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77-67916 от 06.12.2016 г.

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций