Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 4, 2017

Анонс № 4, 2017

Написано 24.04.2017 11:53

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
26.04.2017 11:34

Сад «Эрмитаж» и его «сторож»

Оценить
(2 голоса)
Камилла Кадырова и Лия Закировна Зарова. Камилла Кадырова и Лия Закировна Зарова.

 

Журнал «Казань», № 4, 2017

Автор: Камилла КАДЫРОВА

 Судьбы всех поколений жильцов небольшого дома образцового содержания возле старинного сада составляют интереснейшую главу истории Казани.

 

Уходит город мой, уходит,

Уходит прочь и навсе­гда.

И даже тень его не бродит

По обезлюдевшим садам.

                                        Виль Мустафин

 

История неумолимо бежит вперёд. Забываются и исчезают старые улицы, парки, дома, и вместе с ними уходят люди, которые были не просто жителями Казани, но и создателями, хранителями его истории. Да и самой его историей.

Самый центр города. Улица Щапова.

Философ, историк, пуб­лицист, писатель, пио­нер исследований социальной антропологии, Афанасий Прокопьевич во второй половине XIX века был кумиром революционно настроенной молодёжи, его детству посвящена первая часть романа «Магистр» известного писателя‑про­светителя XIX века Михаила Загоскина.

Совсем недавно улочка, которая носит его имя, была застроена невысокими, в основном деревянными домиками. Се­го­дня эта улица преобразилась. Старинных, дореволюционных построек здесь практически не встретишь. Однако на ней есть то, что вызовет любопытство всех, кто сюда попадает — как туристов, так и коренных горожан. Это сад «Эрмитаж». Зелёный островок в центре Казани имеет чрезвычайно богатую историю, не лишённую мрачноватой мистики…

Репутация «нехорошего места» за садом тянется более полутора столетий. В позапрошлом веке здесь была усадьба дворянина Ворожцова — человека замкну­того, не любившего визитёров и с замашками настоящего садиста. Говорили, что своих крепостных он за малейшую провинность самолично засекал до смерти и закапывал без отпевания в саду. По преданию, такая же участь постигла и сына Ворожцова, ко­гда тот попытался донести о злодеяниях родителя. Одна дочь умерла молодой, другая сбежала из дома, а жена Ворожцова после его смерти удалилась в монастырь. Сам дом сгорел дотла в 1848 году. После этого усадьба долго стояла запущенной и угрюмой. Городские власти не раз пытались привести её в пристойный вид, устроить ещё одно место отдыха. Но — тщетно! Люди его сторонились, говорили, что души умерших, похороненных без надлежащих обрядов и не нашедших упокоения, продолжают здесь бродить и беспокоить живущих…

В 1906 году сад получил название «Эрмитаж». Где‑то с этой поры «нечистое» место постепенно повеселело, его перестали обходить стороной. Близлежащие школы начали проводить в саду уроки физкультуры, студенты — назначать свидания. До три­дцатых годов ХХ века сад фактически являлся центральным парком культуры и отдыха; в нём размещались летний те­атр, открытая эстрада, летняя биб­лио­тека. Здесь проводили свой досуг замечательные про­светители и учёные, прозаики и поэты, артисты и художники, среди которых были Габдулла Тукай и Велимир Хлебников, Абдурахман Абсалямов и Гумер Баширов, Баки Урманче и Галия Рахматуллина. В саду пел великий бас Фёдор Шаляпин, часто гуляли химики Арбузовы. Ещё детьми бегали здесь Василий Аксёнов, Лев Пастернак, Марсель Салимжанов, Лия Зарова, Юра Козлов и другие ученики школы № 19.

Как те­атр начинается с вешалки, так и сад «Эрмитаж» для своих посетителей открывается необычными «воротами» — домом № 10а по улице Щапова.

Заглянем в «ворота» сада. Небольшой дом, со всех сторон окружённый зеленью, но не закрытый от глаз проходящих мимо туристов и жителей Казани. Его история началась в 1934 году. Сначала дом строи­ли как кооперативный, будущие жильцы заплатили деньги, но ко­гда он был готов, правительство решило сделать его достоянием государства, а деньги вернуть жильцам. Однако ни один из жильцов не взял деньги, и они были направлены на развитие города.

Кто же были эти люди — первые жильцы дома № 10а?

В 1934 году в него въехали сразу несколько семей. Среди них были семейство архитектора дома Полоскина, а также семьи рабочих. Одновременно с ними въехали ещё две семьи, которые стали настоящими старожилами дома. Первые — Петровы, из которых инициатором переезда стал дедушка Александр Михайлович Петров, окончивший Казанское реальное училище вместе с Сергеем Мироновичем Кировым на одном с ним курсе. После учёбы Александр Михайлович стал служащим, бухгалтером главного местного банка.

Именно в банке он и познакомился со своим будущим соседом по дому Михаилом Ивановичем Николаевым. Тот приехал с женой из Москвы и как раз подыскивал жильё. Так Николаевы поселились в соседней квартире и стали по‑настоящему дружить семьями: вместе гуляли как взрослые, так и их дети; вместе проводили праздники и часы досуга. А Александр Михайлович, ко­гда задумал расширить свою жилплощадь и купил у Николаевых одну из комнат их квартиры, для большего сближения с соседями вообще прорубил в неё специальный проход.

В гостях у Лии Закировны Заровой и её мужа Геннадия Ивановича Дмитриева певица Галия Кайбицкая, певец Хамид Тухватуллин, мама Лии Закировны Сара Галеевна Зарова, артист оркестра цирка Макс Галеев (стоят).

Жена Хамида Тухватуллина Хуснури, бабушка Лии Закировны  Камиля Галеевна Зарова, сын Лии Закировны и Геннадия Ивановича Александр Дмитриев, сестра Галии Кайбицкой Халима (сидят). 1968

 

С самого начала во дворе посадили много деревьев и кустов, всю территорию перед домом, кроме дорожек вдоль него, засеяли травой. Детям разрешалось бегать по траве и кувыркаться на газоне. Перед каждым подъездом были большие клумбы, цветы сажали сами жильцы. Во время вой­ны желающие могли во дворе разбить грядки и выращивать овощи.

Нашим современникам будет странно слышать, что дом имел ночного сторожа. Здание огородили большим забором с калиткой и воротами, которые на ночь запирались. Ночной сторож ходил вокруг дома и стучал в особую колотушку, оглашая своё присутствие во дворе и давая жильцам надежду на то, что они могут спать спокойно.

С довоенных времён жильцы не уставали заботиться о территории рядом с домом, продолжая высаживать цветы и деревья. И давно уже сам дом стал как бы сторожем «Эрмитажа».

Во дворе нашего дома стоят бюсты Владимира Ильича Ленина и Сергея Мироновича Кирова, что вызывает интерес и удивление туристов, заглядывающих во двор и сад «Эрмитаж», как бы продолжающий двор.

Первоначально бюсты находились в самом «Эрмитаже». Однако после начала Великой Оте­че­ственной вой­ны там начали копать траншеи для защиты в случае бомбёжек, да и казанцы перестали оберегать бюсты так, как делали это до вой­ны. Летом 1941 года жители дома решили перенести бюсты к себе во двор, надеясь на то, что они будут в безопасности. Молодёжь поставила бюсты Ленина и Кирова на деревянные опоры. Был ещё бюст Сталина, который пришлось оставить, так как лицо вождя оказалось раздробленным. Администрация города, узнав, что памятники во дворе стоят на деревянных подставках, сделала постаменты. И с тех пор жители дома берегут бюсты как свидетельства истории.

Детям вой­ны (а их в доме было очень много) здорово повезло, что они могли гулять в «Эрмитаже». А зимой любимым развлечением становилось катание на санках с многочисленных горок. Маленьким детям дозволялось гулять одним и спускаться на санках с горки, которая вела к дровяным сараям. Эти сараи играли очень важную роль в жизни дома в те далёкие годы, ведь отопление было печное. Некоторые жильцы выкапывали погреба, набивали их в конце зимы снегом и всё лето могли сохранять продукты (центральное отопление провели лишь в 1960‑е годы).

Лия Закировна Зарова с мужем Геннадием Ивановичем Дмитриевым  и сосны в саду «Эрмитаж», которые потом срубили. Конец 1990-х

 

Во время вой­ны в дом подселили эвакуированных из разных городов, в том числе известных столичных детских прозаиков и поэтов: Льва Кассиля, Агнию Барто, Самуила Маршака.

В семна­дцатой квартире поселились мама с дочкой из Москвы, а также супружеская пара из Киева — Раиса Соломоновна и Самуил Моисеевич Радбиль. Раиса Соломоновна, кандидат наук, доцент, заведовала кафедрой английского языка пед­института, а её муж работал инженером. Впоследствии к ним приехал из Москвы сын, известный терапевт Оскар Самуилович Радбиль, профессор, доктор наук.

Дочь Николаевых Татьяна Михайловна — доктор филологических наук, профессор Казанского университета — жила в квартире с самого рождения. С 1963 по 1980 год здесь жил её муж Игорь Анатольевич Тарчевский — доктор биологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России и Татарстана, действительный член Академии наук Респуб­лики Татарстан и академик Российской академии наук.

Игорь Анатольевич работал вместе с Саудой Максумовной Самосовой, заведующей лабораторией Академии наук. Её сын Рашид Гумерович Самосов, инженер завода ЭВМ, живёт в семна­дцатой квартире с 1981 года. Квартира по­мнит и отца Рашида Гумеровича, Гумера Арслановича Кучербаева, инженера, поэта, художника, друга Мусы Джалиля. «Да, папины стихи печатали на одной странице со стихами Джалиля»,— подтверждает Рашид Гумерович.

В разные годы в доме жили медики и чиновники администрации города, деятели искусств и ветераны вой­ны. «В детстве было дружно и весело. Дети распределяли роли и ставили настоящие спектакли. Зрителями были родители, для них ребята готовили специальные билетики на представления»,— вспоминает жительница дома.

Часто во дворе проводили соревнования по волейболу между жителями соседних дворов. Организатором и активным участником их был Георгий Иванович Солдатов, главный архитектор Казани с 1957 по 1971 год. Отзывчивый, ответственный, целеустремлённый — таким его знали соседи. Пройдя вой­ну, Георгий Иванович стал мужественным, научился нико­гда не сдаваться. За образцовое выполнение боевых заданий командования он был награждён орденом Красной Звезды и ме­далью «За отвагу». После вой­ны фронтовик решил посвятить себя архитектуре. В дружеском «дуэте» с Павлом Алексеевичем Саначиным Георгий Иванович создал более семидесяти архитектурных проектов. Среди них проекты здания «Тат­энерго», Дворца культуры имени Кирова, Дворца пио­неров, Центрального стадиона имени Ленина, главного павильона ВДНХ ТАССР и многих других выдающихся построек, со­зданных в том числе и в соавторстве с Алексеем Андреевичем Спориусом. В 1978 году Георгию Ивановичу Солдатову было присвоено звание заслуженного строителя Татарской АССР.

Ещё один талантливый житель дома на Щапова прошёл дорогами Великой Оте­че­ственной войны. Это татарский поэт Шараф Мударрис. Он находился в действующей армии до конца вой­ны — был солдатом‑миномётчиком, затем литературным сотрудником и корректором фронтовых газет «За Родину», «Фронтовая правда» и «Знамя Победы».

Смело иду я в кровавый бой

Гневом горят сердца.

Стих,

         как винтовку,

                         беру с собой,

Песнь окрылит бойца.

В стихах и поэмах, очерках и рассказах военных лет Шараф Мударрис запечатлел героику битвы за Родину, солдатские будни, тонко раскрывал чувства и мысли воинов Красной армии. «В одном вагоне набирали тексты, в другом — находились редакции, в треть­ем — типография и так далее. Отец писал, что эшелон был надёжно укрыт. Рельсы протянули прямо в сосновый бор. Поэтому и объект назвали по‑военному «Сосна». Работать здесь было спокойнее. Рядом работали русские журналисты, а в соседнем с отцовским купе день и ночь, никуда не выезжая, строчил статьи Сергей Михалков»,— вспоминает Альфия Мударрисова, дочь поэта.

По немецким листовкам Шараф Мударрис изу­чил немецкий язык. Через два‑три месяца он уже начал переводить с вражеского языка, а после вой­ны перевёл на татарский произведения Гёте и Шиллера. Родные говорят, что он владел трина­дцатью языками.

Им переведены также отдельные поэтические произведения Пушкина, Некрасова, Шевченко. В его переводах с английского и немецкого языков татарский народ читает на родном языке сонеты Шекспира и трагедию «Король Ричард III», стихи Байрона, Гейне. Работа над сонетами Шекспира дала импульс его собственному творчеству в этой сложной сти­хо­творной форме. Написанные Мударрисом сонеты считаются непревзойдёнными в татарской поэзии. Его жена Лябиба Ихсанова тоже была писательницей, однако её аудиторией стали дети и молодёжь. В разные годы она работала редактором отдела детских передач радиокомитета ТАССР и респуб­ликанского детского журнала «Пионер». Её повесть «Крылатая молодость» о труде и дружбе школьников в годы Великой Оте­че­ственной вой­ны завоевала любовь многих читателей. Наибольшую известность Ихсановой принесла повесть «В лагере робинзонов».

Лия Закировна Зарова указывает на место, где потом построят дом. Конец 1990-х

 

Жителями дома были и другие, кроме названных, профессора, учёные. Долгое время в 16‑й квартире жил Михаил Александрович Пудовкин, доктор физико‑математических наук, профессор, награждённый медалями «За победу над Германией в Великой Оте­че­ственной вой­не 1941 – 1945 гг.», «За трудовую доблесть», знаком Минвуза СССР «За отличные успехи в работе». Пудовкин родился в Свияжске, где сейчас работают художниками его родственники. Окончил семилетнюю школу в Самаре, трудился маляром на различных предприятиях города, учился на рабфаке при педагогическом институте. Михаил Александрович очень хорошо пел в кругу своих близких и знакомых. Был доброжелательным, ответственным человеком.

В 19‑й квартире часто устраивали любительские концертные вечера, звучала оперная и симфоническая музыка в фортепианном переложении, ведь в ней жила бессменный завуч первой музыкальной школы с 1948 по 1987 год Наталья Адольфовна Сегель. Она родилась в Казани в семье­ профессора медицинского факультета Казанского университета Адольфа Сегеля. Семья Натальи Адольфовны была известна своими музыкальными традициями. Не случайным было появление в их доме Рувима Львовича Полякова. Именно под его руководством Наталья Адольфовна стала серь­ёзно заниматься музыкой. В 1935 году она поступила в Казанское музыкальное училище в класс виолончели к Полякову. После окончания училища преподавала в детской музыкальной школе № 1 имени Чайковского. Наталья Адольфовна живо интересовалась судьбой каждого выпускника школы, ей были дороги все воспитанники. Особый голос Натальи Адольфовны, царственная стать, строгая и одновременно доброжелательная улыбка сохранились в памяти у всех, кто её знал.

Сейчас в этой квартире живёт внук Салиха Сайдашева Валерий Альфредович — директор представительства иностранной компании, занимающейся вычислительной техникой. «В саду «Эрмитаж» дедушка часто выступал со своим оркестром,— говорит он.— Здесь собиралась музыкальная интеллигенция Казани».

С 1975 года в 7‑й квартире живёт пара, имею­щая самый большой стаж супружеской жизни в доме на Щапова и вообще в Казани. Это Нурутдин Ганиевич Ганиев — ветеран вой­ны, преподаватель кафедры философии медицинского университета, и Рауза Кутдусовна Хайретдинова — актриса Камаловского те­атра, народная артистка Татарстана и заслуженная артистка России. Вместе они уже шестьдесят пять лет! Недавно супруги стали счастливыми обладателями медали «За любовь и верность» — её вручают парам, являющимся примером благочестия, любви и супружеской верности.

За доблестную службу и героизм Нурутдин Ганиевич был награждён орденом Оте­че­ственной вой­ны второй степени, более чем три­дцатью медалями. После вой­ны он стал кандидатом философских наук. Рауза Хайретдинова создала в теа­тре более ста два­дцати ярких сценических образов, полюбилась зрителям как обладательница чудесного голоса и неповторимого актёрского дарования. В галерее её ролей Майсара — в «Голубой шали», Муршида в «Казанском полотенце» Карима Тинчурина, Галиябану в «Галиябану» Мирхайдара Файзи, Разия в «Шамсекамар» Марселя Аблиева…

Нурутдин Ганиевич по­мнит, что в саду «Эрмитаж» на сцене часто ставили татарские самодеятельные спектакли. Летом супруги любовались фонтанами, а зимой прогуливались по чудесному саду. Рауза Кутдусовна и Нурутдин Ганиевич гордятся тем, что они живут в этом доме. «Так много известных и уважаемых в городе были его обитателями. Особенно радует то, что за окнами у нас замечательный «Эрмитаж» с многовековой историей».

Фирдус Сабирович Мухаметзянов живёт в 6‑й квартире с 1998 года. Он — победитель всероссийских и международных соревнований по академической гребле среди ветеранов. Поддерживая физическую форму, бегает по «Эрмитажу», а зимой ходит на лыжах. Спортсмен подаёт отличный пример более молодым обитателям дома и считает, что здоровый образ жизни — залог успеха во всех начинаниях.

В 12‑й квартире жил Владимир Алексеевич Серебряков — альтист, саксофонист, джазмен, аранжировщик, музыкальный педагог. Один из создателей в 1930‑х в Харбине знаменитого джаз‑оркестра под руководством Олега Лундстрема, заслуженный артист Татарской АССР.

С 1973 по 1997 год в квартире № 27 жил заслуженный учитель Татарской АССР Игнатий Александрович Вологин. Сейчас её занимает сын Александр Игнатьевич Вологин, заведующий фотолабораторией «ТатНИИнефтемаша», и его жена инженер Татьяна Петровна Вологина.

Нурутдин Ганиевич Ганиев с супругой Раузой Кутдусовной Хайретдиновой. 1998

 

В 4‑й квартире живёт защитница сада «Эрмитаж» ветеран вой­ны Лия Закировна Дмитриева. Она родилась в 1932 году в Казани в семье­ выдающихся деятелей татарской культуры. Мама Сара Галеевна Зарова, актриса и оперная певица, работала в теа­тре имени Мусы Джалиля, отец Закир Вафинович Сафин — актёр, режиссёр, заслуженный деятель искусств Татарской АССР. Родители Лии Закировны с группой деятелей искусств, в которую входили композиторы Назиб Жиганов и Джаудат Файзи, певцы Зюгра Байрашева, Усман Альмеев и Ниаз Даутов, балетмейстер Гай Тагиров, были направлены в Московскую консерваторию для подготовки к со­зданию Татарского оперного те­атра в Казани.

Ко­гда Лия Закировна училась в балетной школе при оперном теа­тре и участвовала во всех спектаклях, среди которых были «Шурале», «Кармен», «Русалка», однокашники Марсель Салимжанов, Вася Аксёнов и Лёва Пастернак не пропускали ни одной оперы, прекрасно знали музыку и сюжеты постановок.

Лия Закировна, несмотря на свой возраст, остаётся человеком с активной жизненной позицией. Ей дорога история родного города и его известных жителей, каждый год она выступает с воспоминаниями в музеях Аксёнова, Жиганова и Сайдашева. А память о выдающемся педагоге, музыканте и близкой по­друге Светлане Назибовне Жигановой воплотилась в со­здании её музея в гимназии № 3. Она увлекла этим делом учеников.

«Эрмитаж» се­го­дня продолжает пользоваться популярностью. Завсе­гдатаи, живущие поблизости горожане, приходят сюда семьями. Летом в саду много ребятишек, они играют на детской площадке и гоняют на велосипедах, самокатах и роликах по удобным дорожкам. А зимой можно, как и десятки лет назад, вдоволь покататься по снежной горе на санках. В саду хорошее освещение, так что детский смех не стихает здесь и по вечерам. Должен вернуться сюда и слонёнок — талисман сада, памятный многим казанцам.

«Эрмитаж» — жемчужина нашего города. Казанцы как могут оберегают его. Волонтёры из гимназии № 3 увлечённо собирают сведения о происходивших здесь событиях и замечательных горожанах. Собранные материалы хотят использовать при со­здании туристической тропы, которая должна пройти рядом с первым в Казани кооперативным домом на Щапова и через старинный сад «Эрмитаж». Разработкой маршрута руководит Фарида Кутдусовна Хабибуллина, учитель истории и обществознания, руководитель кружка «Юный краевед‑экскурсовод». С большим интересом помогают ей шестиклассники. Юные краеведы рассчитывают, что это поможет приобщиться к истории города и туристам, и самим казанцам.

 

Кадырова Камилла — ученица 11‑го класса Казанской гимназии № 3, руководитель музея Светланы Жигановой, председатель совета гимназии.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.