Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 8, 2017

Анонс № 8, 2017

Написано 21.08.2017 10:23

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
22.08.2017 11:11

Иосиф Островский: «Надеюсь, у нашего дома есть будущее»

Оценить
(1 голос)

 

Журнал Казань, № 8, 2017

 

Лесгафта, 19

С улицы Бутлерова поворачиваю на Лесгафта. И вот они, два дома — № 17 и 19, которые оказались в счастливой четвёрке фестиваля Тома Сойера нынешнего года.

Оглядываюсь вокруг и вдруг пони­маю, что эти старые казанские дома «не вписываются» в общую картину улицы. 

Куст малины в саду, огромная яблоня, словно из последних сил отбивающая себе право на жизнь, три красавца кота, растянувшиеся на солнышке у крыльца… Впечатление чего‑то нереального посреди каменных молчащих многоэтажек. Как цветок ромашки, выбившийся из‑под асфальта.

— Я бы сказал, что не наш дом, а вот эти окружающие нас уродливые коробки портят Ка­зань,— парирует Иосиф Борисович Островский, владелец большей части дома на Лесгафта, 19.— Сорок три года назад, ко­гда я впервые приехал жить в этот дом, улица была не просто живой, она меняла своё настроение в зависимости от сезона. Цветение черёмухи, яблонь, сирени… Все эти запахи и красоты сменяли друг друга, радовали душу…

Дом Филипсона Н. Н., 1910 (?).

Домовладение № 72 по улице Вторая Гора, оно же затем № 15 по улице Муратовская (ныне — Лесгафта, 19), принадлежало потомственному дворянину Николаю Николаевичу Филипсону — брату Сергея Николаевича Филипсона. По косвенным материалам, дом построен им в 1910 году.

В 1917 году домовладение Н. Н. Филипсона перешло к Екатерине Михайловне Филипсон, после чего сведения обрываются.

Филипсоны — дворяне Казанской губернии с 1853 года. Помещики села Косякова Свияжского уезда. Сергей (родился в 1854‑м) и Николай (родился в 1859‑м) — сыновья дочери начальника Казанского порохового завода Елизаветы Фёдоровны Реслейн.

Николай Николаевич Филипсон — предводитель Свияжского дворянского собрания (1887–1904), почётный мировой судья по Свияжскому уезду (1888), гласный Казанского губернского Земского Собрания (1913–1916), член правления Губернской земской Кассы мелкого кредита (с 1910), член Землеустрои­тель­ной комиссии Свияжского уезда, член Попечительского Совета при Свияжской женской прогимназии, почётный член Свияжского отделения Казанского Епархиального Училищного Совета.

К сожалению, в доме не осталось жильцов, которые могли бы хоть что‑то рассказать о давнем прошлом этого типичного деревянного строения Казани прошлого века.

— Судя по домовой книге, с 1929 года здесь в одной из комнат по договору социального найма жила семья Марсовых,— продолжает свой рассказ Иосиф Борисович.— Михаил Петрович Марсов был художником, и до сих пор в доме сохранились две его работы. Марсовы жили тут до 1974 года, единственная дочь у них умерла, им уже трудно было самим справляться с хозяйством, и племянница определила их в дом престарелых.

А вообще после революции тут был доходный дом. (К слову сказать, в Казани доходных домов было много. Наиболее известные — Дом Кекина, Александровский и Чернояровский пассажи, номера «Булгар».— Ред.) Как‑то к нам заглядывал один из бывших жильцов. Правда, давно это было. Так вот, он говорил, что весь первый этаж занимал простой люд. Кожевенники, меховщики, в общем, ремесленники. В одной из комнат стояла большая печь, где пекли хлеб. На втором этаже располагался народ побогаче.

Сразу после вой­ны весь первый этаж и большая часть второго были куплены предками моей жены — тёщей Марией Абрамовной Сокол и её супругом Львом Семёновичем Мануйло. Они приехали в Ка­зань с Украины после вой­ны, оба фронтовики. Мария Абрамовна была военным врачом, награждена орденом Красной Звезды, муж тоже прошёл всю вой­ну.

Сам я вырос в Баку, все­гда жил в кирпичных строениях. И только ко­гда женился и переехал в Ка­зань, понял, что такое деревянный дом! Какая это благодать! Зимой тепло, летом прохладно, сколько воздуха, как тут дышится! Конечно, жалко, что сад гибнет. Он и так был совсем небольшим, а теперь, в тени многоэтажки, деревьям не хватает солнца…

Я понимаю, что город должен развиваться, и мне многое импонирует в развитии Казани. В новостройках стали делать широкие дворы, удобные подходы к домам, облагораживаются территории. А вот старый центр страдает. На нашей улице много домов, офисов, а парковок нет. Автомобилисты вынуждены ставить машины где придётся. Всё это портит внешний вид города.

Надеюсь, несмотря ни на что, у нашего дома всё же есть будущее. Эту надежду поддерживает и фестиваль Тома Сойера.

У Иосифа Борисовича две дочери. Муж одной из них вместе с волонтёрами работал на лесах. Говорит, ему нравится эта компания, и он хотел бы продолжить это хорошее дело.

Сведения о первоначальной истории домов фестиваля Тома Сойера редакция получила от архитектора, исследователя истории архитектуры Казани Сергея Павловича Саначина, за что ему сердечная благодарность.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2017. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.