Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 8, 2018

Анонс № 8, 2018

Написано 09.08.2018 10:27

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
18.05.2018 14:01

Уроки татарского: звонок на перемену

Оценить
(2 голоса)

Журнал «Казань», № 5, 2018

 

Школа-интернат для интеллектуально увлечённых детей «СОлНЦе» сегодня одно из известных учебных заведений города. И не только благодаря достижениям своих воспитанников.

 Её директора, российско-финского педагога Павла Анатольевича Шмакова, среди коллег-директоров выделяет довольно нетипичная  для человека «системы»  репутация правдоборца  и романтика. А в завершающемся учебном году его неординарный имидж дополнила ещё и татарская тюбетейка! Её он получил в подарок ко Дню учителя за независимую позицию на фоне возникшейв республике дискуссии вокругпреподавания татарского языка.

 

Как решают языковой вопрос в одной казанской школе

Здание школы расположено на спуске улицы Кави Наджми в окружении целой серии знаков «гения места». Неподалёку разрушающееся, но ещё живое здание гостиницы Дворянского собрания, где останавливались Екатерина Вторая, поэт Пушкин, беллетрист Дюма и немецкий учёный Александр Гумбольдт. В про­свете двора школы видна высотка Института физики Казанского федерального университета с бюстом открывателя парамагнитного резонанса Евгения Завой­ского у входа. Сам спуск улицы ведёт к арке конструктивистского Дома печати в виде раскрытой книги, а неподалёку на улице Профсоюзной расположен современный паркинг с говорящим названием «Барабус» — эдакой «заметкой на полях» времени, напоминанием о той поре, ко­гда в самом начале близлежащей Большой Проломной улицы стояли санные извозчики, зазывая пешеходов трещащим на морозе «Барабыз!» — едем, значит, по‑татарски…

В небольшом фойе посетителей встречают полки с книгами открытой биб­лио­теки, теннисный стол, шахматные доски. Как правило, ученики школы не спешат домой после уроков, оставаясь на дополнительные кружки. Кроме приоритетных для Специального олимпиадно‑научного центра — как расшифровывается аббревиатура «СОлНЦе» — точных и естественных дисциплин они охотно посещают занятия «Английского в песнях», кружки немецкого, французского, испанского языков, занятия танцами, те­атральным искусством, кружки игры в го и шахматы, и многие другие. На общешкольную линейку сюда приходят интересные люди, в нынешнем году уже побывали журналисты Айрат Бик‑Булатов и Римзиль Валеев, бард Дмитрий Бикчентаев, писатели Сергей Шаргунов и Ильдар Абузяров. Раз в год в Казанской ратуше проходит ежегодный бал школы. Иными словами, атмо­сфера здесь имеет мало общего с «тишью биб­лио­тек» и замкнутым миром лабораторий.

Коллеги — Лилия Миннулловна Гиниятуллина, Венера Фанисовна Валеева, Лейсан Фаритовна Гараева.
 

В начале весны на сцене Национально‑культурного центра «Ка­зань» прошло ещё одно событие, ставшее заметным не только для учащихся школы и её преподавателей. Представление, посвящённое празднованию тюркского «Науруза», посетили родители, друзья и знакомые выступавших школьников, да и просто горожане, узнавшие о готовящемся мероприятии любители татарской на­цио­наль­ной культуры. Среди них немало было пенсионеров и пожилых людей, для которых возможность бесплатно сходить на концерт — очень желанный подарок.

На сцене один за другим сменялись номера: пелись песни — фольк­лорные и классические, оживали в инсценировках­ народные обряды, разыгрывались собственные переводы ребят на татарский язык русской литературной классики, звучала инструментальная музыка татарских композиторов. Выступали приглашённые гости вечера, о традиции празднования «Науруза» на его родине рассказывали ребята из живущей в Казани иранской семьи.

— Идея концерта в честь тюркского праздника весны возникла после того, как буквально месяцем ранее мы провели в школе праздник песни. Замечу, что мы даже не оговаривали, какой именно песни — там звучали и русские, и татарские, и английские. И не­ожи­данно для меня на нём было исполнено около полутора десятков татарских произведений. Их пели разные дети — не только из татарских семей. А с каким удовольствием они это делали! — рассказывает Павел Анатольевич.

Обстановка в его директорском кабинете не совсем привычна. Временами «демократично» — без предупреждения — открывается дверь: обсудить «оргвопросы» предстоящей в ближайшее время «ЛУНы» (воскресной «Лаборатории увле­кательной науки» для малышей) заглядывают старшеклассники.

Как уже говорилось, кружки — важная часть работы школы, многие из них ведут сами учащиеся. С призывами к энтузиастам, которые увлекли бы ребят каким‑либо интересным направлением, Павел Шмаков обращается в своих постах в социальных сетях регулярно. В последнее время они всё больше адресованы творческим учителям татарского языка.

— Для нас сейчас это очень важно. Сложилось так, что татарский язык оказался в статусе, ко­гда учить его можно только добровольно. Для татарского народа эта ситуация не скажу, что плохая, но довольно странная. Она неизбежно породит вопрос: а нужен ли татарский язык самим татарам? Хотя, может, специально об этом люди не размышляют — нет прямого стимула: экзамены проходят на русском, ЕГЭ сдаётся на русском, обу­чение в вузах идёт на русском. В глубине души я убеждён, что для очень большого числа татар — не будем говорить сейчас о большинстве или меньшинстве — родной язык нужен. Среди наших родителей есть один папа — успешный юрист, татарин по на­цио­наль­ности. В своё время у него не было возможности учить татарский — родом он не из Казани. И хотя в сугубо утилитарном смысле незнание татарского для него самого не является проблемой, но ему очень хочется, чтобы его двое детей имели возможность хорошо и качественно выучить родной язык. Сейчас татарский язык может подняться и сохраниться только в силу внутреннего желания людей. На мой взгляд, должен начаться расцвет всяческих воскресных школ, добровольных кружков. Мы к этому стремимся у себя в школе.

Урок ведёт Лилия Миннулловна Гиниятуллина.

 

— Сами ребята этого хотят?

— Безуслов­но. Если не все — то очень многие. Например, у нас есть одинна­дцатиклассница, участница респуб­ликанской олимпиады по татарскому языку. Она не татарка по на­цио­наль­ности, тем не менее очень любит язык и мобилизовала своих одноклассников, у которых ЕГЭ «на носу», подготовить целый номер к нашему концерту.

— Неужели с татарским у вас было всё так гладко?

— Конечно, нет. У нас и сейчас непростая ситуация. Мы много думаем, что нам делать дальше. Но в связи с тем, какую позицию мы заняли в начале нынешнего года, ко мне в социальных сетях за последние месяцы добавилось в друзья более восьмисот человек, из них подавляющее большинство — татары, причём из разных концов России. Многие пишут: спасибо за то, что вы показали нам проблему. К счастью, мы смогли избежать конфликта и раскола между родителями и учащимися в вопросе учить или не учить татарский язык — он так не ставился в принципе.

— Как вам это удалось?

— Во многом благодаря нашим учителям татарского языка, которые душу вкладывают в своё дело. Я убедил коллег в том, чтобы вообще пока убрать домашние задания, ставить на уроках татарские мультики, приглашать больше интересных гостей, ещё чаще, чем раньше, ходить в музеи. Таким образом можно сделать язык интересным и привлекательным не только для татар. В самом начале у нас было несколько мам, которые не очень хотели, чтобы их дети изу­чали татарский язык. Но сами‑то дети делали это с удовольствием!

 

На уроки — как на праздник

Се­го­дня в школе преподают по‑преж­нему четыре учителя татарского языка — Лейсан Фаритовна Гараева, Венера Фанисовна Валиева, кандидаты филологических наук Лилия Миннулловна Гиниятуллина и Гульзара Фазулрахмановна Зиннатуллина. В разгар острой ситуации, разгоревшейся вокруг этого предмета нынешней осенью, Шмаков не принял их добровольного коллективного заявления об уходе «по собственному желанию», которое подали отчаявшиеся педагоги. «Лишние» часы татарского языка решили перевести в статус кружковых. Русский язык «восстановлен в правах» полностью — согласно требованиям образовательного стандарта.

Профессор Флёра Садриевна Сафиуллина с бывшими учениками — телеведущим Инсафом Абдуллиным и учителем Лейсан Гараевой. День памяти Габдуллы Тукая. 26 апреля 2006 года.
Из архива Лейсан Гараевой
 

Кружки татарского учащиеся посещают добровольно. Что же до тех, кто туда ходить не хочет, то их, по словам директора школы, немного.

— Я очень благодарен Лейсан Фаритовне и Лилии Миннулловне, что они осуществили важную идею: главное не сами уроки татарского, а то, как они проходят. Язык можно учить по‑разному. Если делать это в удовольствие — то вопрос об обязательности стоять не будет.

Традиция изу­чения языка­ «с удовольствием» восходит ещё к самой заре деятельности педагога‑новатора Шмакова. В начале девяностых, организовывая Академический колледж при Казанском университете, он пригласил на работу Флёру Садриевну Сафиуллину — известного учёного‑лингвиста, педагога, заведующего кафедрой татарского языка в иноязычной аудитории, автора популярных учебников и самоучителей. «Уроки татарского для нас были праздником»,— говорит о тех временах в интервью электронной газете «Реальное время» известный писатель и сценарист, исследователь фольк­лора, член Российской академии кинематографических искусств «Ника», член кино­академии стран азиатско‑тихоокеанского региона выпускник того самого Академического колледжа Денис Осокин. А одна из ведущих педагогов школы «СолНЦе», ученица Флёры Сафиуллиной Лейсан Фаритовна Гараева, вспоминает:

— На факультет татарской филологии я попала в 1993 году, где встретила своего Учителя — Флёру Садриевну, человека горящего, увлечённого любовью к татарскому языку, татарской культуре. Вместе с коллегой Леной Калимулловной Тазиевой она создала первые эффективные методики преподавания татарского языка. Они работали не только в университете, но ходили и в школы. В Академическом колледже был уголок татарской культуры. Уроки проходили за чаем из самовара, с татарскими лакомствами. Всё это устраивала Флёра Садриевна и водила меня с собой как лучшую студентку. Я два­дцать лет танцевала в народном хореографическом коллективе Дворца химиков «Молодость», у меня есть понимание того, что такое татарское искусство, татарский фольк­лор. И моё знакомство с Павлом Анатольевичем Шмаковым произошло, ко­гда Флёра Садриевна пригласила меня выступить с танцем на одном из праздников. С треть­его курса я преподавала арабский язык и осталась на кафедре. Под руководством Флёры Садриевны написала дипломную работу, посвящённую деятельности Николая Ильминского, преподававшего татарский язык в духовных семинариях Казани. Я считаю, что методики Флёры Садриевны были лучшими.

Лейсан Фаритовна Гараева

 

— В чём их особенность?

— Флёра Садриевна самоотверженно любила татарский язык. Работала от зари до зари, не поднимая головы писала учебники. И, что очень важно — сразу апробировала их на практике, ведь кроме работы в университете она преподавала в казанских школах. Популяризация татарского языка была её миссией. То, что произошло в начале нынешнего учебного года, я и мои коллеги переживали очень болезненно. Да, мы все знали, что есть проблема. В течение последних десятилетий, ко­гда начали появляться уже новые методики, не было диалога и взаимодействия академической школы c практикой преподавания. Они существовали «параллельно» — одни люди сидели в кабинетах и писали учебники, другие с этими учебниками работали. Усугубило ситуацию и введение обязательного тестирования по татарскому языку. Пришло время, ко­гда занятия начинались словами: не забываем, что у нас впереди тест! Конечно, это породило определённое общественное мнение. Пережить сложную ситуацию нам помогла взвешенная позиция Павла Анатольевича. Он призвал нас успокоиться и пересмотреть работу. Мы и раньше старались привнести в занятия элемент творчества. Знаете, это приносит поразительные результаты! Однажды мы позвали к ребятам сотрудницу Национального музея, которая провела занятие по арабской каллиграфии. Какие‑то сорок пять минут — а эффект был потрясающий: девочки из интерната очень красиво оформили надписями на арабском свои комнаты. В минувшем декабре у нас прошёл фестиваль татарских инсценировок. Активно в нём участвовали и родители. Одна ученица и её мама перевели на татарский язык басню Крылова «Квартет», другая родительница подготовила с классом получасовую инсценировку «Жизнь Габдуллы Тукая».

В гостях на линейке старшеклассников бард Дмитрий Бикчентаев.

 

Билингвизм как принцип «биологического разнообразия»

О новостях жизни школы можно узнать в открытой группе «ВКонтакте». Посты, связанные с достижениями учеников, появляются довольно часто. Обращает на себя внимание сообщение о победах и призовых местах ребят в муниципальных олимпиадах по татарскому. Примечательно, что не все из них являются носителями языка.

— Вы знаете — то, что ребёнок не татарин — это ещё не показатель,— говорит Лейсан Гараева.— Се­го­дня и среди татар не так много семей, где общаются на родном языке. Но татарский язык, на самом деле, не так сложен для изу­чения. За три месяца интенсивных занятий вполне возможно дать хороший базовый уровень знания. А для детей нашей школы, высокоодарённых, с математическим складом ума, это совсем не сложно.

— Вы знаете, какая интересная вещь,— продолжает директор школы,— в те годы, ко­гда у нас «зашкаливали» часы обязательного татарского и было мало часов русского, Татарстан был на треть­ем месте по уровню сдачи ЕГЭ по русскому языку в России. Это очень высокий показатель, чему билингвизм не препятствовал.

— Что касается проблемы билингвизма — у вас есть опыт жизни и работы в Финляндии, что нового он привнёс в видение ситуации?

— В Финляндии четыре государственных языка — финский, шведский, саамский и язык слепых. Из них — два, скажем так, основных — финский и шведский, саамский является реально государственным только там, где живут его носители, их не так много. Так вот — в финском парламенте регулярно ставится вопрос: нужен ли шведский язык в финских школах?­ И большинство голосов пока за то, чтобы сохранить его как обязательный. Другое дело, что у них там очень интересная система: в школе раз в два года добавляется по новому языку. Если ты хочешь учить шведский в большем объёме — добавляешь его в треть­ем классе и изу­чаешь до конца школы. Но ты также можешь добавить его в пятом или в седьмом классе. То есть, если ты считаешь, что шведский язык тебе не очень нужен, то можешь изу­чать его, начиная только с седьмого класса. Формы обу­чения могут быть разными, но в результате весь народ страны в какой‑то мере говорит по‑шведски. Более того, в Финляндии много мигрантов. И если ты русский или сомалиец, то имеешь право в школе бесплатно учить свой родной язык. Замечу: ты не обязан, но ты имеешь право. А вот государство в свою очередь уже обязано предоставить такую возможность.

— То есть, проблему при желании решить можно?

— Есть принцип биологического разнообразия — чем больше в системе видов, тем жизнеспособнее эта система. Я очень хочу, чтобы нынешняя ситуация и всё, что мы сейчас стараемся делать, пробудили и усилили хорошее в людях. Проблема — это отнюдь не плохо. Из проблемы может родиться гениальное решение и продвижение вперёд. Если мы повернёмся друг к другу добрыми сторонами — то в результате выиграют все. У меня ощущение, что сейчас в нашей респуб­лике подходящее время для того, чтобы усилить интерес к языку через интерес к культуре, искусству и обычаям татарского народа. Я был бы рад, если бы при­шли в школу люди, готовые заниматься этим с ребятами. Мы не можем предложить им хорошей оплаты — таковы реалии работы в школе, вы знаете. Это должны быть энтузиасты.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.

Наименование СМИ: Казан - Казань
№ свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77-67916 от 06.12.2016 г.

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций