Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 8, 2018

Анонс № 8, 2018

Написано 09.08.2018 10:27

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
14.06.2018 11:57

Остров везения

Оценить
(2 голоса)

 

 

Журнал «Казань», № 6, 2015

 

Юрий БАЛАШОВ

С высоты дом с небольшим двориком кажется островом, ну, может, не весь покрытый зеленью остров, а всё же не лысый, обжитой. Радует глаз.

Остров везения, так назовём.

А почему так — об этом и пойдёт речь.

 

Многое указывает на то, что это дом известного биолога, ихтиолога Эммануила Даниловича Пельцама.1 Такой вывод сделал в результате изучения документов краевед Лев Моисеевич Жаржевский.

Эммануил Данилович Пельцам (1837–1912) родился в городе Юрьеве (Дерпте) в семье портного, эстонца по происхождению. Чучельник (препаратор) зоологического музея Казанского университета (1865–1878), занимался также научной работой. Проводил сборы для музея в Красном море, на Печоре, в Средней Азии, изучал биологию осетровых и сельдевых рыб, опубликовав материалы исследований в изданиях Общества естествоиспыта­телей при Казанском университете.2

С 1888 года консерватор зоологического кабинета Томского университета, в котором прослужил до 1896 года, после чего вышел в отставку, с полной пенсией, и поселился в Казани, приобретя здесь собственный дом. С 1909 года до самой смерти хранитель Казанского городского научно-промышленного музея.3

 

Две квартиры в доходном доме

В доме № 14 по улице Волкова две квартиры в собственности жильцов. В одной обитают Алексей Прокопчик с бабушкой Галиной Петровной и женой Ольгой, в другой — «пан спортсмен» их дома, Марат Зиятдинович Бигашев, занимавшийся развитием физкультуры и спорта, создавший в своё время спортивный стадион. Алексею приходится ухаживать за бабушкой, которой девяносто три года, и отлучаться из дома надолго не удаётся. Он оставил в своё время аспирантуру в химико-технологическом, где работала и бабушка, и ушёл в свободное плавание, стремясь завести собственное дело. Ольга, у которой «красный диплом» финансово-экономического, поступила примерно так же, она ещё может преподавать английский и намерена всерьёз заняться фотографией.

Если спускаться с Волкова, то дом их — последний из здешних могикан, и когда поднимаешься снизу, он как охранник высится на взгорье, напоминая о прежней Казани. Построили его, как удалось выяснить Алексею, в 1891 году, вероятно, как доходный дом, поскольку несколько квартир имели отдельные входы. Рядом был усадебный дом № 12. Сейчас такой назвали бы коттеджем. Алексею доводилось в нём бывать в детстве, поражали высокие потолки, огромные двери, внутреннее убранство. Только эти два дома и стояли рядом, остальные были внизу. Потом в усадебном доме устроили коммуналки, а примерно в 2005 году его снесли.

 

Семейный портрет

Сравнение дома с островом имеет немало причин. Имена строителей и первых обитателей дома Алексею неизвестны, но предположительно среди хозяев был  биолог, путешествовавший по морям, по волнам. А среди предков Алексея был Силивестр Архипович Антипов из Набережных Челнов, капитан пароходика, ходившего по Волге и Каме. Один из его нескольких детей, Пётр, получил образование экономиста. В начале 1930-х годов его с женой Евдокией Платоновной и дочерью Галиной перевели из Челнов в Казань, где он стал председателем Сельхозбанка. Его семью с ближайшими сотрудниками и поселили в доме на Волкова. Позднее Галина Петровна вышла замуж за Анатолия Леонидовича Прокопчика, у них родился сын Игорь, будущий отец Алексея. Он был геолог, много поездил по экспедициям, прошёл вьетнамскую войну, так что был бесстрашным человеком, что оказалось немаловажным при обороне дома, когда для него наступили трудные дни.

Пока был жив Пётр Селиверстович, семья не бедствовала. Завели автомобиль «Москвич», мотоцикл. Соседи завидовали, шептались: «Богачи…» Любили выезжать на природу, рыбачили.

В конце семидесятых в доме появились лев Сильвин, пума Свит и леопард Найси. В зоопарке были трудные времена, и животных охотно отдавали на время. Конечно, посторонние животных боялись, однако никаких опасных случаев не произошло. А лев вообще был настолько воспитан, что ходил на горшок, и если ему не подавали вовремя посудину, терпеливо ждал. Льва потом отдали артистам Запашным, пуму — Багдасаровым, а леопарда вернули в зоопарк. Сегодня семейный портрет в интерьере дополняет Лана, ласковый лабрадор, и три кошки, старшую из которых называют «матерью‑героиней», что произвела на свет добрую сотню котят.

 

Как защищали дом

Был ещё флигель-пристрой, в котором жило несколько семей, конюшни, дровяное отопление. В советское время во флигеле сделали квартиры, конюшни переоборудовали в гаражи. В шестидесятые годы провели воду, газ, оборудовали канализацию.

И можно было бы жить не тужить, пока не начали осуществлять программу ликвидации ветхого жилья. Дом с флигелем, до этого бывший единым целым, расселили. Тогда было много любителей половить рыбку в мутной воде. Начался тяжёлый период защиты дома. Он требовался администрации, чтобы продать место. Дом признали ветхим жильём. Приходили письма с рекомендацией добровольно покинуть жилище, был суд, который удалось выиграть только потому, что жильцам предложили меньшую площадь. Угрожали те, кто зарился на место в центре города, несколько раз пытались поджечь. Но жильцы не сдавались. В конце девяностых дом удалось снять с ветхости, и постепенно от обитателей дома отстали. Хотя напастей можно ждать и других: сейчас вот рядом вырыли котлован, будут возводить две пятиэтажки, и строители норовили то проезд к дому для своей техники использовать, то подпорную стенку проломить, опять же для этого.

 

Люди не робкого десятка

Повезло дому прежде всего потому, что обитатели его оказались людьми не робкого десятка. А тут и фестиваль Тома Сойера приспел, и моральная поддержка, и новые краски фасада не за горами.

— А не хотелось всё же уехать, когда предлагали новое жильё? Не было бы возни с таким вот хозяйством, нервы не пришлось бы трепать…

— Я переехала сюда из ещё более старого дома № 15 на Некрасова, его построили на следующий год после отмены крепостного права, в 1862 году,— ответила за обоих молодых хозяев Ольга.— Так что жить в таком доме не в новинку. Да и какие тут особенные трудности? Разве что жуки-древоточцы в сенях усердствуют, но они погоды не делают. Зато дышится легко, двор, садик свой… Нет, никуда отсюда не хотим уезжать!

Как во всех домах фестиваля Тома Сойера, более близкое знакомство с горожанами по другую сторону забора помогает узнавать о них гораздо больше. Слово за слово — выяснилось, что родным братом бабушки Ольги был Андрей Петрович Гаврилов, первый редактор казанской «Вечёрки». И хотя она была ещё мала, когда его не стало, знает, что этот человек умел держать удар.

А они дождались обновления: кистью по серости…

Примечания:

1 НА РТ. Ф. 98. Оп. 5. Д. 3881. Список домовладений г. Казани (1910 г.).

2 Гаранин В. И. Зоологи — члены Общества естествоиспытателей при Казанском университете (1869–1966). Вестник Мордовского университета. 2007. № 4. Серия «Биологические науки».

3 Рузский М. Э. Д. Пельцам (Некролог). Казань. Типо-литография Казанского университета. 2013.

 

 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.

Наименование СМИ: Казан - Казань
№ свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77-67916 от 06.12.2016 г.

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций