Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 8, 2018

Анонс № 8, 2018

Написано 09.08.2018 10:27

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
10.08.2018 10:23

Соцгород — мифы и реальность города мечты

Оценить
(3 голоса)

 

Наталья УРЕЙСКАЯ

Все ли выходят со школьной скамьи, наполненные не только знаниями, но и заблуждениями — не знаю. Я была уверена, что только в деревне человек чувствует себя в гармонии с окружающим миром, что в городе невозможно создать пространство, соразмерное человеку по ­этаж­ности и протяженности домов и улиц. 

Пространство, не разъединяющее человека с природой, радующее глаз и способное решать большинство его насущных проблем и задач в шаговой доступности. Взрослая жизнь разрушает наши иллюзии, и ино­гда это случается со знаком «плюс» — действительность оказывается лучше нашего представления о ней. В данном случае — позвольте вам представить микрорайон, задуманный и реализованный как идеальное жизненное пространство для городского человека.

Соцгород — социалистический город.

 

Его строи­тель­ство связано с экономическим чудом, квантовым скачком, случившимся в истории нашего государства в три­дцатые годы XX века — превращением Советского Союза из отсталой аграрной страны в передовую индустриальную державу.

Историческим вызовом того времени было осо­знание неизбежности вой­ны. Сталин понимал, что грядущее противостояние будет противостоянием моторов. На земле, на воде, в воздухе. В Ка­зань, для оценки возможности строи­тель­ства авиационного гиганта, прибыл нарком тяжёлой промышленности Серго Орджоникидзе. Надо представить себе Ка­зань тех времён. Она была совершенно не похожа на ту, к которой мы привыкли се­го­дня — к началу три­дцатых годов в городе проживало около 200 тысяч человек.

А возведение авиагиганта требовало огромных ресурсов, в том числе и трудовых. Забегая вперед, отмечу, что на его многочисленных объектах трудилось около ста тысяч человек. Всё равно как если бы сейчас в городе стали возводить объект на полмиллиона рабочих мест.

 

Коран как аргумент для наркома

Существует легенда, по которой Орджоникидзе, обедая в Кремле, сказал коллеге, что Ка­зань не подходит для строи­тель­ства авиазавода. Обслуживавшая их официантка Асия Аюпова возмутилась: «Как это не подходит? Здесь татары живут, им Кораном запрещено спиртное пить, хорошо работать будут!» Неизвестно, как обращение к Корану повлияло на материалистическое руководство страны, но есть протокол диалога Сталина и 1‑го секретаря Татарского обкома ВКП(б) Михаила Разумова. На вопросы вождя о наличии в Казани необходимых для гигантской стройки кадров, дорог, стройматериалов, промышленных спе­циа­листов, жилья, электроэнергии и воды секретарь говорил: «Нет». А что же есть? «Есть совесть, честь народа, а также гордость за оказанное доверие»,— ответил Михаил Осипович. Активы, природа которых несоизмеримо ближе к Корану, нежели к «Капиталу» Карла Маркса. Как и другой нематериальный актив того времени — вера. Вера людей в светлое будущее.

Сохранились очерки руководителя инженерно‑геодезических изысканий для строи­тель­ства Авиакомбината Асгата Губайдуллина. Инженер с большой теплотой вспоминал о героизме и самоотдаче людей, работавших вместе с ним ради этого будущего. Как в строках Владимира Маяковского: «От ударных бригад — к ударным цехам. От ударных цехов — к ударным заводам!». Людей и их энтузиазм поэт индустриализации поставил на первое место.

Вместе с Асгатом Масгутовичем в Ка­зань приехала его дочь, ставшая се­го­дня самой известной в мире татаркой. Композитор София Губайдулина. Чью музыку мировая общественность считает гениальной, а её саму — пророком и философом. Что неудивительно — София Асгатовна происходит из рода, в котором несколько поколений мужчин занимались духовным про­светительством татарского народа. И её дед Масгут хазрат переводил Коран на татарский язык. Сама же София Асгатовна приняла православие (мама была русской). Самым важным символом из всех существующих в мире композитор считает христианский крест, объединяющий небесное и земное, божественное и рукотворное. Символ, в котором горизонталь символизирует материальную составляющую бытия, а вертикаль — область высших духовных понятий, без которых жизнь человека не имеет смысла.

 

Но идеализировать три­дцатые годы прошлого века не представляется возможным. Как свидетельство — ещё одна судьба строителя Авиакомбината, также запечатлённая в мемуарах. Вместе со своим отцом в Ка­зань прибывает ещё один ребенок — на сей раз мальчик.

В своих «Записках Президента» Борис Ельцин пишет, что на всю жизнь запо­мнил ужас, охвативший его при аресте отца. Последовавшую за этим бытовую неустроенность, а вместе с тем — поддержку и сострадание людей, помогавших им выжить. Ко­гда Клавдию Ельцину с Борисом выселили из заводского общежития, их приютила семья Петровых. Её глава также был обвинён в антисоветской пропаганде. Он попросил жену разыскать семью сокамерника Николая Ельцина в бараке № 8 на Сухой реке и помочь ей.

 

Человек и самолёт

Виталий Егорович Копылов — последний «красный директор» Казанского авиационного завода. Его имя носит один из «Белых лебедей» — сверхзвуковых стратегических бомбардировщиков‑ракетоносцев Ту‑160. Серийное производство этих боевых машин было налажено на заводе в период его руководства. Как и производство дальнемагистральных Ил‑62 — гражданских самолётов, отвечающих всем требованиям международной авиации. На их базе несколько десятилетий выпускались самолёты, выполнявшие функцию «борта № 1». На них летали первые лица СССР и России. В том числе — Борис Ельцин и ныне действующий президент Владимир Путин.

Именем Копылова названа центральная улица Соцгорода. На доме № 5 / 1 установлена памятная доска с его порт­ретом и датами жизни. 12 июня 1926 года — 9 февраля 1995 года. В лихие девяностые жизнь «уссурийского тигра» трагически оборвалась. «Уссурийским тигром» заводчане прозвали своего директора по двум причинам. В Ка­зань он прибыл из Сибири — из Комсомоль­ска‑на‑Амуре, а также за его силу духа, энергию, мощь. Вглядитесь в лицо этого человека. Даже чёрно‑белая фотография передаёт его характер.

С приходом Копылова завод превратился в ведущее предприятие отрасли. Заводчане с огромным уважением относились к своему руководителю. За порядочность, самоотдачу, справедливость, заботу о коллективе, умение увлечь людей словом и делом. День приёма заводчан был для него святым. Он возвращался в Ка­зань из любых командировок, чтобы успеть к назначенному часу. Одним из главных вопросом записавшихся на приём был жилищный. По инициативе Виталия Егоровича при заводе был построен домострои­тель­ный комбинат, и ежегодно вводилось в строй до три­дцати тысяч квадратных метров жилья. Се­го­дня может показаться мифом, что все женатые выпускники КАИ распределялись с предоставлением квартир‑малосемеек. Способствовало ли это тому, что ребята со­зда­вали семьи, будучи студентами, но более половины приходили на завод уже женатыми. На фабрике‑кухне — на 2200 мест — заводчан кормили столь разнообразно, что существовало несколько вариантов диетических блюд. Заводские поликлиника, профилакторий, больница, детские сады и детские дачи, пио­нерские лагеря, база отдыха «Бережок», Дворец имени Ленина.

В феврале 1992 года Борис Ельцин подписал распоряжение о приостановке выпуска Ту‑160.

До того момента, когда часть стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-160, оставшихся на военной базе в украинских Прилуках, были распилены (на выделенные США средства — по миллиону долларов на одну машину), Виталий Егорович не дожил. Часть «Белых лебедей» удалось вернуть в Россию. Все они именные. Наряду с именами лётчиков, авиаконструкторов, один из них носит имя выдающегося организатора авиационного производства Виталия Копылова.

 

Соцгорожане высочайшего полёта

Помимо памятной доски в честь выдающегося организатора советского и российского авиапрома Героя Социалистического Труда Виталия Копылова, на стене того же дома № 5 прикреплена ещё одна мемориальная доска. Посвящена она его жителю — Герою Советского Союза лётчику Михаилу Симонову.

Свой первый боевой вылет он совершил на второй день вой­ны. За годы сражений гвардии майор Симонов совершил 268 боевых вылетов, двена­дцать раз был подбит, но все­гда возвращался на базу. В 1949 году он первым в мире посадил тяжёлый самолёт на Северном полюсе.

В послево­енные годы полковник Михаил Симонов служил лётчиком‑испытателем Казанского авиационного завода. В девяностые годы перечислял часть пенсии учёным, отвечавшим за сохранность тела Ленина, пока ему не сообщили, что финансирование наладилось. В 2005 году в Авиастрои­тель­ном районе появилась улица, носящая его имя.

С дома Копылова, 5 / 1 начинается улица Белинского. К сожалению, на доме Белинского, 8 нет памятной доски, посвящённой её жителю Герою Советского Союза лётчику Александру Васильченко. Все, кто знал его, говорили, что это был настоящий ас и очень душевный, порядочный и весёлый человек. В 1941 – 1943 годах Александр Гри­горь­евич командовал отрядом 1‑й перегоночной авиационной эскадрильи ВВС Красной Армии, участвовал в перегоне на фронт бомбардировщиков «Пе‑2». Заводские лётчики‑испытатели, работая на износ, не успевали облётывать машины, день и ночь сходившие с конвейера. Командир и лётчики перегоночной эскадрильи помогали в этом своим заводским коллегам. А в мае 1943 года директор завода Василий Окулов предложил Александру Гри­горь­евичу ответственную работу — испытание модифицированных «Пе‑2». С реактивным двигателем, который проектировали и выпускали на соседнем моторострои­тель­ном заводе.

В испытательные полёты вместе с Васильченко отправлялся и другой житель Соцгорода. Будущий главный организатор производства ракетно‑космической техники и ракетного оружия СССР Сергей Павлович Королёв. 12 мая 1945 года во время очередного испытательного полёта «Пе‑2РД» на высоте семь тысяч метров при включении ракетного двигателя произошёл взрыв, разрушивший сам двигатель и сильно повредивший хвостовое оперение самолёта. Сергей Павлович получил серь­ёзные ожоги, а лётчику Васильченко удалось успешно посадить самолёт на аэродром завода.

В честь Александра Васильченко названы магистральная улица и сквер в Московском районе Казани, где открыт памятник Герою.

Триптих «Всё для фронта — всё для Победы!», со­зданный народным художником СССР Харисом Якуповым, занимает целую стену в музее авиационного завода. На центральной части триптиха трудовой коллектив передаёт бомбардировщики «Пе‑2» боевым лётчикам. Из воспоминаний заслуженного деятеля искусств Республики Татарстан Фарида Якупова: «В начале 1981 года мой отец получил заказ на со­здание монументального произведения для музея КАПО имени С. П. Горбунова. Отец решил исполнить его в виде трёхчастной живописной композиции. В качестве помощника он пригласил меня. Сначала нужно было подобрать подходящее помещение для такого крупноразмерного полотна. Выбор пал на одну из самых больших мастерских Худфонда, в которой работали 12 художников‑оформителей. Они отнеслись к нам с пониманием и сдвинули свои столы, освободив большую часть помещения. От заказчика мы получили около десятка фотографий завода военного времени, в том числе фото директора Василия Андреевича Окулова (на картине он в очках). Также передали снимки бомбардировщика «Пе‑2» и маленькую модель этого самолёта. Материалов для картины было явно недостаточно. Но неоценимую помощь нам оказал старший брат отца и мой дядя Фатхрахман Якупов. В 1942 году он получил тяжелейшее ранение на фронте и был комиссован. После лечения до конца вой­ны он работал на 22‑м заводе. Дядя и стал главным консультантом картины. Он рассказал, что завод трудился круглосуточно, дети работали наряду с взрослыми, еду готовили тут же в цеху. Картина, равная по площади двухкомнатной квартире, была написана в рекордный срок — за два месяца. Это вызывало большое удивление у многочисленных свидетелей нашей работы — художников, оформителей, сотрудников Худфонда, которые по нескольку раз за день заглядывали в нашу мастерскую. Готовые холсты сняли с подрамников, накрутили на специально изготовленный барабан и с помощью лебёдки спустили из окна 3‑го этажа в кузов грузовика. А затем, уже в музее, заново смонтировали на нынешнем месте».

 

Архитектурный высший пилотаж

Улица Белинского, протянувшаяся с востока на запад, разделяет Соцгород на посёлок № 1 — пяти­этаж­ные дома, расположенные слева, и двух­этаж­ные и трёх­этаж­ные дома послевоенного посёлка № 2 — справа. Через эту улицу проходит и перпендикулярная ось микрорайона, вытянутая с юга на север. В доме Белинского, 5, построенном в стиле арт‑деко, ось обозначена трёх­этаж­ной сводчатой аркой с кессонами, а на противоположной стороне улицы находится сквер с фонтаном. Вернее, с остатками фонтана. Стоя у остатков фонтана, через арку дома Белинского, 5 хорошо видишь другой сквер — с остатками памятника Серго Орджоникидзе.

И эта, в общем‑то, разруха, конечно же, не украшает великолепные скверы Соцгорода, но зелёные островки микрорайона всё же не утратили своего очарования. И даже был момент в его современной истории — года три назад — фонтан заработал на пару месяцев. Возможно, потому, что около него снимали кадры трейлера к фильму «Белые цветы», со­зданному по одноимённому роману Абдурахмана Абсалямова.

Одним из соцгородских мифов является представление о том, что сквер с фонтаном и дома посёлка № 2 проектировали и строили пленные немцы. Проект сделан архитектурной мастерской академика Ивана Жолтовского. Кстати, киношники Москвы тоже любят объекты этого архитектора. Шарапов из фильма «Место встречи изменить нельзя» встречу пре­ступ­никам назначает около киноте­атра, спроектированного Жолтовским.

Иван Жолтовский, с его знаменитого дома на Моховой в Москве и началась эпоха так называемой сталинской архитектуры, уважал детали, часто использовал высокую дугу как архитектурный элемент. То же делали и его ученики. Дома, выходящие на сквер, украшены овальными окнами в центральной своей части и дугообразными проёмами на эркерах. К сожалению, се­го­дняшние жильцы заложили эти великолепные проёмы кирпичом. Кто‑то наполовину, а кто‑то наглухо. Иван Жолтовский совершеннейшей эпохой считал Ренессанс. В италь­янской архитектуре этажи домов имели разную высоту. Этот приём был использован и при проектировании посёлка № 2. Угловые подъезды спроектировали и построили трёх­этаж­ными, остальные — двух­этаж­ными. В семидесятые годы дома доработали — пристроили третьи этажи. Что сильно исказило первоначальный замысел. А время добило дороги и тротуары посёлка № 2. Не ремонтированные десятилетиями, своими ямами и ухабами они свидетельствуют о годах, пронёсенных над этими дворами и дорогами, которыми ходили Герои Советского Союза — герои вой­ны и труда, лётчики и авиастроители, внёсшие огромный вклад в приближении Великой Победы.

 

В человеке, как и месте его проживания, всё должно быть прекрасно

В построенные сразу после Великой Оте­че­ственной вой­ны дома посёлка № 2 заселяли передовиков производства авиационного и моторострои­тель­ных заводов. В доме Белинского, 6 жили моторостроители. В том числе и бывшие жители Воронежа, эвакуированные в 1941 году вместе со своим заводом в Ка­зань. А в соседнем доме — Индустриальная, 7 — жили бывшие москвичи‑авиастроители, эвакуированные на авиационный завод. Оба дома фасадами выходят на сквер с фонтаном.

Этот сквер расположен выше уровня земли. Что добавляет ему камерности и уюта. Существует миф, что под ним находится бомбоубежище. Бомбоубежища в Соцгороде есть, но не под этим сквером. Под ним находятся инженерные коммуникации, в том числе и фонтана.

На его струи из окон своей квартиры мог любоваться лётчик‑испытатель Александр Васильченко. А также кавалер ордена Ленина Владимир Матвеев, эвакуированный из Москвы. Кем он работал на авиационном заводе в 1947 году, ко­гда заселился в дом на улице Индустриальной, его дочь Людмила Миниярова (супруга художника Рауфа Миниярова) не знает, была ребёнком, но по­мнит, что за папой приезжали на чёрной машине. Впоследствии он стал министром лёгкой промышленности ТАССР. Сейчас в квартире живёт бывшая работница завода (уборщица) Раиса Мишина. Она убирает свой подъезд, причём настолько чисто, что, по словам жителей, на полу спать можно. По стандартам качества авиационного производства.

На фонтан выходили окна ныне академика Академии наук Респуб­лики Татарстан, профессора Казанского на­цио­наль­ного исследовательского технического университета (КАИ) имени А. Н. Туполева Валерия Андреевича Песошина. Валерием он был назван отцом — технологом Московского авиационного завода — в честь Чкалова. В 1941 году семья Песошиных вместе с заводом была эвакуирована в Ка­зань. На Казанском авиационном заводе Андрей Песошин сменил несколько руководящих должностей, был ответственным редактором заводской газеты «Вперёд», заместителем парторга завода Владимира Матвеева, председателем профкома завода. В 1963 году был назначен директором Казанского медико‑инструментального завода. Его внук Алексей Валерьевич Песошин возглавляет Кабинет министров Респуб­лики Татарстан.

 

Кто построил посёлок № 2?

Пленные немцы трудились на послевоенных объектах Соцгорода, но основными строителями были рабочие стахановского коллектива под руководством прораба Петра Камчатнова. Кирпичные дома с декоративными элементами, спроектированные мастерской Ивана Жолтовского, строили ускоренным методом. Как строили?

Зимой 1985 года наша молодая семья из трёх человек получила ордер на квартиру в посёлке № 2. Вечером, под падающим снегом, мы вошли в необыкновенно уютный двор. Квартира тоже оказалась уютной, но нуждалась в ремонте. Помочь с ремонтом приехал мой отец, владевший всеми строи­тель­ными специальностями. Он меня удивил тем, что гладил руками все стены и сильно сокрушался: «Сейчас так не строят!»

Дом принадлежал авиационному заводу — моему первому рабочему месту, где в один из первых рабочих дней я уронила чужую подставку под карандаши. Обнаружив, что она отклеилась от основания, попросила единственного в отделе мужчину помочь склеить части. В этот момент хозяйка подставки, рыдая, сказала мне: «Ко­гда ты зашла, я сразу поняла, что у тебя ­заботливый отец. А у меня его не было, и мне бы в голову не пришло просить мужчину о помощи».

Ко­гда гуляешь по Соцгороду, то отчётливо чувствуешь, что его проектировщики и строители заботились о тех людях, которым предстоит здесь жить.

 

Роскошь для простого человека

Скверы, парк, роща, липовые аллеи Соцгорода — такой роскоши на одного жителя или один квадратный метр в Казани больше нет. От сквера с фонтаном пойдём в сквер Серго Орджоникидзе. Памятник наркому остался в памяти и на фотографиях. Вместе с мифом, что это был памятник Сталину и его лишь замаскировали под Орджоникидзе в годы борьбы с культом личности.

Сквер великолепно вписывается в ансамбль из домов по улице Лядова разного периода постройки. Дома № 5 и № 9 имеют особую конфигурацию, которая добавляет простора улице и создаёт дополнительный уют пространству их дворов.

По адресу Лядова, 7 находится

школа № 36. Её легендарный директор Соломон Бычковский в годы Великой Оте­че­ственной вой­ны был командиром разведывательной роты. Возглавив школу в мирное время, к её ученикам и педагогам он относился, как к солдатам своей роты. Одновременно и требовательно, и с отеческой заботой. Всех учеников знал по имени, по утрам каждого из них встречал у двери школы. Пропускал на уроки или разворачивал постричься, переодеться. Соломон Самуилович был чрезвычайно строг, но любили его все — и ученики, и учителя. Это был человек, с которым смело можно было идти в разведку.

В доме Лядова, 5 жил будущий главный организатор производства ракетно‑космической техники и ракетного оружия в СССР Сергей Павлович Королёв. К сожалению, из его бывших окон видно, что архитектурный ансамбль красивейшего довоенного квартала нарушен. Из трёх детских учреждений, спроектированных и построенных в виде маленьких особнячков, окружённых зелёной территорией, одно утрачено. На его месте возвышается дом. А среднее здание уже не является детским садом и стоит неприкаянное, с угрозой сноса и новой застройки.

Но есть надежда, что включение Соцгорода в список достопримечательных мест оградит микрорайон от дальнейших переделок. Соцгород был спроектирован и построен как прообраз города мечты в период переломных исторических моментов. Посёлок № 1 — в годы преодоления страной экономической отсталости, № 2 — после Великой Оте­че­ственной вой­ны. И в обоих случаях их создателям удалось создать комфортное городское пространство. Удалось наполнить это пространство духом гармонии и созидания. И важно сохранить для потомков и его объекты, а вместе с ними и дух Соцгорода.

«Мы расправляем крылья» — этим флешмобом открывался обновлённый парк «Крылья Советов». Был отремонтирован ДК имени Гайдара, отреставрирован и Дворец культуры имени Ленина. Надеемся, что «на крыло» поднимется и весь Соцгород. И по его обновлённым улицам пройдёт экскурсионный маршрут, посвящённый ушедшему в историю советскому периоду страны. Его славным страницам, выдающимся людям и их свершениям. Тому, что может придать импульс новым прорывам и новым достижениям.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.

Наименование СМИ: Казан - Казань
№ свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77-67916 от 06.12.2016 г.

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций