Курсы валют: « »

Свежий номер

Анонс № 12, 2018

Анонс № 12, 2018

Написано 10.12.2018 10:44

Татмедиа
События
ИА Татар-информ
29.10.2013 09:00

Род Ивановских в XX веке. Лица и судьбы Взгляд на одну фотографию

Оценить
(12 голоса)

Журнал "Казань", № 10, 2013

7 ноября исполняется сто лет со дня кончины Николая Ивановича Ивановского — выдающегося казанского учёного и общественного деятеля. Семья Ивановских занимает в истории России достойное место. Из неё вышло много известных граждан. Все они получили отличное для своего времени образование и стали учителями, художниками, врачами, математиками, краеведами, филологами.

Многие из них явились примером служения науке. Среди потомков Ивановского есть академик, немало профессоров, доцентов, докторов и кандидатов наук. Наука стала главным делом их жизни, доставлявшим большую радость. Ивановские ощущали постоянную потребность делиться этой радостью с окружающими. Увлечённость творчеством, оптимизм и доброжелательность позволили им прожить долгую жизнь (четверо прожили более девяноста лет, а один из внуков перешагнул столетний рубеж). Это поистине золотой генетический фонд России. Память об этих светлых и подлинно русских интеллигентных людях сохранилась в сердцах тех, кому посчастливилось с ними работать и общаться.

В год юбилея мы публикуем фотографию, на которой запечатлён профессор Ивановский в окружении своих родных. Снимок сделан в саду его дома на ­Новогоршечной улице1. Фотография сохранилась в семье и любезно предоставлена правнуком Ивановского А. Л. Афа­насьевым. На ней запечатлены двадцать пять человек, и у каждого — интереснейшая биография. Вглядимся в эти лица — благородные, не искажённые злобой или агрессией. В глазах светятся ум, доброта, спокойствие, столь редкие сегодня, в веке двадцать первом.

Снимок сделан осенью 1912 года — на самой грани устойчивой, как тогда казалось, благополучной жизни. Казань, научный центр России. Спустя год родоначальник династии покинет этот мир, а ещё через год начнётся война, и Россия, качнувшись, будет всё более крениться, чтобы в конце концов обрушиться в страшный исторический водоворот. Многим запечатлённым на фото предстоит пережить революцию, гражданскую войну, захват Казани красными в 1918 году, убийства, расстрелы, застенки ЧК, бегство в Сибирь с отступающими белыми частями. А затем — пройти через период репрессий, особенно жестоких по отношению к «интеллигенции». И всё-таки выстоять, сохранить человеческое достоинство, воспитать детей и учеников.

Как же сложились их судьбы?

В центре на фотографии, с тросточкой — «патриарх» семейства Николай Иванович Ивановский (1840–1913), действительный статский советник, почётный член и заслуженный ординарный профессор Казанской духовной академии, доктор богословия. Он родился в посёлке Мезень Архангельской епархии, происходил из старинного священнического рода. Отец его протоиерей Иоанн Михайлович Ивановский (1815–1890) полвека служил в храмах Архангельской епархии, с 1886 года был настоятелем Соломбальского собора.

Как лучший выпускник Архангельской семинарии Николай Ивановский был принят в Санкт-Петербургскую духовную академию, которую окончил в 1865 году и был определён на должность бакалавра на кафедру истории и обличения русского раскола Казанской духовной академии. Здесь спустя четыре года он стал профессором и прослужил сорок пять лет. Автор фундаментального «Руководства по истории и обличению старообрядческого раскола» в трёх частях и многих других трудов; издатель памятников древнерусской письменности, с 1873-го — редактор журнала «Православный собеседник». На протяжении почти сорока лет Николай Иванович много делал для воцерковления старообрядцев, проводил публичные беседы с ними в разных городах и губерниях; приложил много трудов и забот в устроении единоверческих храмов. На его средства содержались два приюта. Миссионерская деятельность Ивановского приобрела всероссийскую известность. Он был награждён орденами святой Анны 2-й и 3-й степеней, святого Владимира 4-й степени, Станислава 2-й степени.

Николай Иванович был знаком со своим именитым земляком — святым Иоанном Кронштадтским; церковные и семейные хроники сохранили память о том, как 12 июля 1897 года батюшка Иоанн, путешествуя по Волге, побывал в селе Васильево, где отслужил литургию и затем направился на дачу профессора Ивановского, благословил его детей.

Николай Иванович Ивановский скончался 25 октября (по старому стилю) 1913 года. Отпевали уважаемого профессора три архиерея в сослужении сонма академического и городского духовенства, похороны проходили при огромном стечении народа. На могиле, сохранившейся до наших дней (Арское кладбище, первая «академическая» аллея) установлен крест из чёрного мрамора-лабрадора.

Рядом с Николаем Ивановичем — его супруга Мария Николаевна Ивановская (1850–1935), они обвенчались в 1872 году. Она была дочерью Николая Семёновича и Пелагеи Фёдоровны Черновых. Н. С. Чернов (1802–1875), потомственный почётный гражданин и уроженец украинского города Нежина, вместе с братом И. С. Черновым переехал в Казань, где в 1839 году они основали первую адресно-справочную службу и выпускали «Указатели города Казани». Мария Николаевна хорошо играла на рояле, имея украинские корни, пела украинские песни. Была доброй и тихой женщиной с довольно мягким характером. Постоянно трудилась: обшивала семью, вела хозяйство. На фотографии можно видеть её племянницу Пусю Чернову — это крайняя справа девушка с бантиками. Она стала хорошей пианисткой.

У Николая Ивановича и Марии Николаевны было пять сыновей и три дочери. Однако у Ивановского была ещё одна дочь — Вера, от первой его жены Александры. Первый брак Николая Ивановича, заключённый в 1866 году, про­длился недолго: жена скончалась при родах в возрасте двадцати трёх лет. Александра Васильевна Ивановская (урождённая Покровская, 1847–1870) появилась на свет в семье петербургского священника. Получила хорошее домашнее воспитание и живо интересовалась богословскими и философскими вопросами, в Казани при­мкнула к учёному академическому кружку.

Вера Николаевна (на фотографии она сидит рядом с Марией Николаевной, с тетрадкой в руке) прекрасно музицировала. О ней известно немного: она скончалась в годы Отечественной войны в Перми. Мужем её стал Александр Петрович Афанасьев (1860–1930) — статский советник, доктор медицины. На фото он в центре, на почётном месте рядом со своим тестем, профессором Ивановским. Родом он был из Елабуги, из семьи земского врача. В Казани окончил гимназию и медицинский факультет университета, служил земским врачом в губернских городках. Затем перешёл в военное ведомство и обосновался в Казани. В 1890-х был откомандирован в Петербург, где в Военно‑ме­дицинской академии защитил докторскую диссертацию. Вернувшись в Казань, работал в Военном госпитале, а в 1909-м его назначили старшим врачом Казанского военного училища. После революции училище закрыли, Александра Петровича с семьёй выселили из казённого жилья, и их приютила в своей крошечной квартире его сестра Ольга. Перед вступлением Красной армии в Казань в сентябре 1918 года с множеством беженцев он ушёл из города и, проехав через всю Сибирь, очутился во Владивостоке. Однако в 1923 году вернулся в Казань, работал врачом «Скорой помощи», преподавал гигиену в Художественной школе.
Интересно сложились судьбы детей Александра Петровича и Веры Николаевны Афанасьевых.

На фотографии Вера Николаевна обнимает сына Лёню — весёлого ушастого гимназиста, на которого надели мамин берет. Это Леонид Александрович Афанасьев (1904–2004). В 1921-м он поступил на строительный факультет Казанского политехнического института. В 1924 институт закрыли, а большую группу студентов перевели на строительный факультет Томского технологического института — этот вуз Леонид окончил в 1926 году. Работал инженером на строительстве железных дорог в Сибири, Казахстане, на Урале. Жил в Перми. Его дети Ирина и Александр и внуки Владимир и Юлия получили медицинское образование, унаследовав профессию деда, Александра Петровича.

Первым слева во втором ряду стоит в гимназической форме брат Леонида Борис. Борис Александрович Афанасьев (1897–1981) окончил артиллерийское училище, воевал на фронтах Первой мировой до конца 1917 года. В 1918-м вместе с белыми частями отступил в Сибирь. После поражения Колчака оказался в Харбине, был клерком, затем обосновался в Шанхае. В 1947 году вернулся на родину, работал на Уралмаше в Свердловске, заочно окончил Экономический институт. С 1970-го жил в Волгограде.

Девушка в большой шляпе с полями, четвёртая справа в верхнем ряду — Катя Афанасьева. В отличие от братьев, ей не суждена была долгая жизнь. Екатерина Александровна Афанасьева (1893–1918) окончила Казанскую художественную школу. В 1918 году заболела испанкой и скончалась.
На семейном фото нет ещё двух детей Афанасьевых, получивших имена своих родителей,— Веры и Шуры (Александра).

Вера Александровна Афанасьева (1891–1942) окончила Московские Высшие женские курсы и стала геологом. Во время Первой мировой войны окончила курсы сестёр милосердия. В 1918 в городе Спасске была арестована ЧК (поводом послужила повязка сестры милосердия с красным крестом). Веру привезли в Казань, держали в подвале, откуда других заключённых периодически выводили на расстрел. Потом перевели в тюрьму и, наконец, отпустили. Вера устроилась в школу, в 1920 поступила ассистентом по геологии в только что открывшийся Политехнический институт. С 1932-го работала геоботаником, переехала в Пермь, затем в Свердловск, где скончалась от дистрофии в 1942 году.

Александр Александрович Афанасьев (1901–1992) окончил медицинский факультет Казанского университета в 1928 году, с 1932-го работал врачом-окулистом в Чкаловске Горьковской области. В 1939-м мобилизован, был хирургом на передовой в госпитале в Финскую кампанию, получил орден из рук М. И. Калинина. В годы Великой Отечественной заведовал глазным отделением Закавказского военного госпиталя в Тбилиси. По окончании войны демобилизовался и вернулся в Чкаловск. У него два сына: Владислав, майор медслужбы, служил врачом в Военно-морском флоте, и Юрий, доктор химических наук, океанолог и эколог, который после работы в научных центрах Новосибирска, Краснодара и Севастополя обосновался в Москве и ныне профессор Экологического университета.

В верхнем ряду мы видим двух усатых мужчин средних лет, одинаково одетых, неотличимо похожих друг на друга — кажется, что это близнецы. На самом деле это старший из сыновей Ивановских Михаил (второй справа) и младший Кирилл (седьмой справа). Судьбы же их диаметрально противоположны.

Михаил Николаевич Ивановский (1877–1959) окончил физико-математический факультет Казанского университета в 1899 году, преподавал математику в гимназиях. Один из первых сотрудников астрономической обсерватории имени В. П. Энгельгардта, куда его пригласил директор обсерватории, заведующий кафедрой астрономии и геодезии Казанского университета Дмитрий Иванович Дубяго. В обсерватории Михаил проработал два года, затем преподавал математику и космографию в Коммерческом училище Казани. В 1905 году он женился на Елене Владимировне Булычёвой — преподавательнице немецкого языка в Мариинской женской гимназии. На фото она во втором ряду в белой блузке. Супруга была хорошей хозяйкой, в её доме всегда были чистота и порядок. Держалась принципа «трёх К»: «Kinder, Kirche, Küche» (дети, церковь, кухня), и жили они с мужем счастливо. Она умерла в 1924 году.

В 1918 году Михаил, как и другие его братья, бежал от красных в Сибирь. Обосновался в Омске, где со временем стал профессором, одним из основателей кафедры высшей математики Омского автодорожного института (сейчас Сибирская государственная автомобильно-дорожная академия). Двадцать семь лет заведовал этой кафедрой. Читал также курс астрономии, в 1940-м был избран председателем Омского отделения Всесоюзного астрономо-геодезического общества. Второй женой Михаила стала выпускница Автодорожного института Н. В. Лаврова. Детей у него не было.

Жизненный путь Кирилла Николаевича Ивановского (1886–1942) куда более драматичен. Его биография полна загадок и умолчаний, долгие годы она оставалась практически неизвестной и прояснилась лишь благодаря разысканиям его внучатого племянника И. М. Маркелова, который, изучив архивные материалы ОГПУ, МВД и КГБ, восстановил удивительную судьбу этого человека и опубликовал очерк «Этот загадочный начальник штаба дивизии Унгерна» («Казань», 2012, № 4). До революции Кирилл работал юрисконсультом. В конце Первой мировой войны был мобилизован в армию. В 1918-м бежал вместе с братьями из Казани, стал сотрудником Института исследования Сибири, основанного в Томске при поддержке адмирала Колчака, затем в составе экспедиции попал в Урянхайский край, оказался в Монголии, где был мобилизован в штаб барона фон Унгерна. В 1921 году вернулся в Советскую Россию, во Владивосток. Здесь он многократно подвергался арестам и допросам, провёл три года в лагере, в 1938 году переехал в Подмосковье, но в самом начале войны был снова арестован, препровождён в Омск и 26 августа 1942 года приговорён к расстрелу. Обвинялся в «активной борьбе против Советской власти в годы гражданской войны» — имелась в виду его служба в 1918–1921 годах в правительстве Колчака.
В первом ряду на семейном фото сидит с маленькой девочкой на руках (третья справа) супруга Кирилла Юлия Карповна, дочь богатых казанских коммерсантов Верещагиных. На фотографии эта женщина с цыганскими чертами лица пытается улыбнуться, но во взгляде словно проступает трагическое будущее. Личико дочери Наташи с огромными распахнутыми глазами выражает страх. Сын Викентий, что стоит возле бабушки Марьи Николаевны, напротив, увлечённо грызёт ручку зонтика.
В 1918 году вместе с детьми Юлия отправилась во Владивосток. С мужем Кириллом она так и не встретилась. Случилась какая-то драма, и Юлия свела счёты с жизнью. Судьба Викентия (1909 — около 1955) сложилась относительно благополучно: он тридцать лет проработал в рыбной промышленности, стал замдиректора Амуррыбсбыта. У него родились шестеро детей.

А на долю Наташи выпало столько приключений, что их хватило бы на целый роман. В 1929-м она пыталась поступить в институт, но ей отказали как дочери неблагонадёжного элемента. Отец же к тому времени женился вновь, и молодая жена, как водится, невзлюбила падчерицу. В 1930 году Наталья ушла от мачехи и отца из Владивостока… в Китай. Без денег, без документов, в одном пальтишке. Оказалась в Харбине, где, к счастью, встретила Леонида Медведева (своего крёстного, некогда влюблённого в её мать Юлию), который не дал ей пропасть и отправил под присмотр сестёр‑фран­цисканок в монастырь Святого Духа в городе Циндао. Однако через полгода строгие порядки обители надоели девятнадцатилетней энергичной девушке. Она искала работу, пытаясь устроиться горничной, официанткой, посудомойкой. Переехала в Шанхай. Едва не пропала в каком-то китайском притоне, откуда ей с трудом удалось бежать, и чуть не лишилась рассудка, оказавшись в «гостинице для мертвецов». Эти истории она описала в своих мемуарах.

На протяжении семнадцати лет Наташа ничего не знала о своих родных, не переписывалась ни с отцом, ни с братом. Лишь в 1947 году вернулась на родину, жила в Свердловске с больным мужем (спустя год он скончался; в замужестве Наталья Кирилловна носила фамилию Васильева). Разыскала брата в Хабаровске, скиталась по Сибири и даже попала на Чукотку, где в рыбачьем совхозе плела сети и топила баню. Наконец, оказалась в Омске. Все эти мытарства не сломили её волю, не подорвали здоровье: она прожила девяносто три года (1911–2005).

На нашей фотографии не хватает ещё троих сыновей Н. И. Ивановского — Николая, Евгения и Владимира.
Судьбы двух братьев-математиков, Николая и Михаила, зеркально отражают друг друга. Оба они эвакуировались из Казани в Омск (Николай позже уехал в Красноярск), оба впоследствии заведовали кафедрами математики в известных вузах. Николай Николаевич Ивановский (1883–1961) окончил физико-математический факультет университета в 1908 году, преподавал физику и математику в Кременце, Пензе, Казанской городской гимназии. Оказавшись в Омске, в 1921 был назначен начальником Института народного образования, затем до 1930-го заведовал учебной частью омского рабфака. С 1930-го жил и работал в Красноярске — преподавал математику в Лесном и Педагогическом институтах. С 1940-го окончательно перешёл на работу в Сибирский лесотехнический институт (ныне — Технологический институт), где стал доцентом, заведовал кафедрой высшей математики. Крёстная дочь и племянница Екатерина Александровна Матяшина говорила о нём как о честном и очень добром человеке.

Николай Николаевич был женат на учительнице географии Надежде Павловне Спасской — дочери знаменитого доктора П. А. Спасского из Уржума. Брак был прочным — супруги прожили вместе почти полвека. У них было трое детей — Лев, Татьяна и Виктор.

Лев Николаевич Ивановский (1911–2007) стал всемирно известным геоморфологом, исследователем Сибири, доктором географических наук, профессором. Работал в Институте географии Академии наук СССР в Иркутске, стал автором двенадцати монографий. За исследования Восточной Сибири награждён Русским географическим обществом золотой медалью Пржевальского. Он прожил долгую жизнь и всю её отдал геоморфологии, воспитал многих учеников. Династию достойно продолжает его сын Владимир.

Татьяна Николаевна — выпускница Казанского университета, микробиолог, умерла в 1947 году. Виктор Николаевич женился, в 1930 году в Омске у него родился сын Игорь. В 1932 году Виктор был осуждён, три года провёл на добыче золота, остался на прииске и проработал на Колыме ещё двадцать лет. После ареста семья распалась. Его жена Нина Петровна Мезенева вторично вышла замуж (за Михаила Маркелова) и в 1934 году уехала из Омска в Ярославль. В новой семье скрывалось родство с Ивановскими, мать записала сына как Маркелова Игоря Михайловича. Долгое время Игорь не ведал, что родом он из Ивановских и Спасских. Только в 1973 го­ду неожиданно получил письмо от своего дяди Льва Николаевича, из которого узнал и о своей родне, и о своём родном отце Викторе Николаевиче. Игорь Михайлович окончил Военно-медицинскую академию в Ленинграде, адъюнктуру при академии, стал доктором медицинских наук, профессором, полковником медслужбы. Его научные интересы связаны с изменением биохимических процессов в клетке, а также влиянием на человека ионизирующих излучений. Руководил рядом научных экспедиций в Узбекистан, Казахстан, Чернобыль... Участвовал во многих международных конференциях и съездах. Игорь Михайлович провёл большое исследование по родословию своих предков, Ивановских и Спасских, опубликовал упомянутую выше интереснейшую статью о Кирилле Ивановском.
Но вернёмся к детям Николая Ивановича Ивановского.

Владимир Николаевич Ивановский был человеком простым. Стал провизором. Переехал на юг (кажется, в Мелитополь), женился. Перед войной работал в Белостоке. В

1941 году поехал отдыхать на Кавказ. Началась война, Белосток заняли немцы, жена уехала разыскивать мужа. Их сын Борис в лесу нашёл немецкий велосипед и взял его себе. Соседи донесли на него в гестапо, что он якобы убил немца. Бориса схватили, он погиб в Освенциме. После смерти жены Марьи Матвеевны в 1950-х годах Владимир остался один, и его приютила у себя в Стригино племянница Мария Чумакова, где он жил до самой смерти в 1967 году.

Четвёртый брат, Евгений, единственный из всех потомков Ивановских имел духовный сан. Евгений Николаевич Ивановский (1879–1926) учился в гимназии неважно, и мать настояла, чтобы он пошёл в духовную семинарию. Женился на Анфусе Ивановне, дочери священника, набожной и трудолюбивой. В 1907 году отец Евгений получил приход Крестовоз­движенской церкви в селе Васильево под Казанью. Село было большое, богатое, на берегу Волги. Там же была и дача отца, где часто гостили архиереи и профессора‑бо­гословы. Детей у священника не было, и он взял на воспитание девочку Асю, дальнюю родственницу. Анфуса воспитывала её в строгости, а та дерзила и грубила ей. В революцию сбежала из дома.

Ещё до революции отец Евгений с женой, у которой были слабые лёгкие, переехал в Сочи. Служил, вероятнее всего, в Свято-Николаевской церкви в Хлудовской стороне. Отец Евгений стал помощником председателя и секретарём совета Сочинского Свято-Николаевского братства, проводил беседы и лекции, устраивал народные чтения на религиозно-нравственные и исторические темы. Сердобольная матушка Анфуса также занималась благотворительностью, собирала средства для бедняков. В 1916 году отец Евгений освятил часовню-книжницу на старосочинском базаре, в которой торговали книгами для народа — первую на территории Черноморской губернии.
В 1918 году по декрету о национализации церкви дом священника и всё его имущество конфисковали, и отец Евгений переехал в село Весёлое, в горах между Адлером и Гаграми, где служил в деревянной церквушке во имя Святителя Николая. Жили они с матушкой Анфусой в бедности. «Чистейшей души был человек, добрейший,— вспоминает Екатерина Александровна Матяшина.— Служил от всего сердца, так проникновенно! Помню, в Преображение местные жители-молдаване освящали виноград: приносили огромные корзины, и в каждой — горела свечка...» В 1926 году отец Евгений умер от столбняка сорока семи лет от роду.
Теперь обратимся к судьбам дочерей профессора.

София Николаевна Ивановская (в замужестве Чумакова, 1875–1962) была старшей дочерью. На фотографии она третья слева, в белом пальто. Отличалась общительным, жизнерадостным характером. От матери унаследовала её доброту, трудолюбие, аккуратность, от отца — силу воли и деловитость. Вышла замуж за репетитора братьев Сашу Чумакова. Судебный следователь Александр Варламович Чумаков (1872–1914; на фото первый справа) — выходец из крестьян. Был очень способным, окончил университет, получил личное дворянство. Он стал жертвой своей честности и принципиальности. Александр Варламович был направлен в Арск, чтобы расследовать дело проворовавшегося городского головы. Тот подкупил старуху, у которой на квартире остановился следователь, и она отравила его мышьяком, в чём созналась на смертном одре. Чумаков погиб в сорок два года, а вдове предстояла долгая трудовая жизнь, нужно было поднимать троих детей: Марусю, Васю и Катю.

Софья Николаевна не пала духом, а энергично принялась за работу. Она поступила акушеркой в Казанскую акушерско‑ги­некологическую клинику, где проработала свыше двадцати лет. Детям дала прекрасное образование. До конца дней сохранила ясность ума, хорошую память, удивительное жизнелюбие: так, в семьдесят лет начала заниматься английским языком и сделала в нём немалые успехи.

Подробно об этой ветви древа Ивановских рассказывает в своих мемуарах, опубликованных в журнале «Казань» (2002, № 10) Екатерина Александровна Матяшина. Поэтому напомним лишь кратко о вехах истории Чумаковых.

Старшая дочь Чумаковых Мария Александровна Луговкина (1898–1971; во втором ряду, третья слева) — была прирождённой художницей, прекрасно рисовала, хорошо пела. Увлекалась искусством, живописью, резьбой по дереву, металлопластикой. С мужем профессором К. Д. Луговкиным более двадцати лет прожила в Алма-Ате, где работала художником‑ил­люстратором в Казахской академии наук. В 1956-м переехала в посёлок Стригино под Горьким, приютила у себя дядю Володю Ивановского, который после войны остался одиноким.

Жизнерадостный улыбающийся мальчик на фотографии, что стоит за спиной дедушки и бабушки Ивановских,— Василий Александрович Чумаков (1902–1992). Окончив Политехнический институт, всю жизнь проработал на Горьковском автозаводе, стал начальником отдела экспорта. В 1951–1956 годах строил автозавод в Польше, был представителем министерства. Имеет польские и советские ордена. Дети — Владимир, Алла и Александр.

Екатерина Александровна Матяшина (урождённая Чумакова; 1900–1984) — на фото она стоит третья справа — окончила литературно-филологический факультет Казанского Восточного педагогического института и частную музыкальную школу Э. В. Кунцевич. Выйдя замуж за А. Н. Матяшина, в 1930 году переехала в Котельнич, где прожила более полувека, преподавала в учительском институте, в музыкальной школе. Александр Никанорович Матяшин (1900–1964) — талантливый врач-хирург, выпускник Казанского университета. В Котельниче был главным врачом районной больницы, основал хирургическое отделение. В начале войны вместе со своим госпиталем попал в окружение. В плену, находясь в концлагерях Смоленска и Борисова, работал в лагерном лазарете хирургом. Рискуя жизнью, спасал раненых, выхаживая их и организуя побеги. В 1944-м бежал из плена, был на передовой, прошёл унизительные проверки НКВД и вернулся домой к родным, которые три года ничего не знали о его судьбе. Его подвиг описан в очерке В. В. Белобокого «Мы — из лагеря 382» («Неман», 1974, № 12). Сын Матяшиных Александр Александрович (1929–1990), пошел по стопам отца, работал хирургом в Горьком. Дочь Татьяна Александровна Любомудрова — преподаватель английского языка, полвека проработала в Медицинской академии имени И. И. Мечникова в Санкт-Петербурге. Её сын Алексей Маркович Любомудров, автор этих строк — доктор филологических наук, ведущий научный сотрудник Института русской литературы (Пушкинского Дома) Российской академии наук.

Следующая ветка потомков Ивановских носит фамилию Ливановы.

На фото в верхнем ряду, четвёртая слева, в большой меховой шапке — Надежда Николаевна Ливанова (1880–1963). Она окончила Казанскую художественную школу, педагогические курсы при Санкт‑Петербургской академии художеств. Вышла замуж за зоолога Николая Александровича Ливанова. Его командировали в Италию, два года семья провела в Неаполе и на Капри, где в 1907 году у них родился сын Михаил. Надежда стала известным художником-пейзажистом, была знакома с Фешиным, Бурлюком. Преподавала рисование в школах, занималась общественной деятельностью.

Итак, ещё один известнейший казанский учёный присутствует на фотографии. В смешной широченной кепке скромно стоит во втором ряду Николай Ливанов, тридцати шести лет от роду. А всего ему выпало прожить почти целый век — он скончался на девяносто девятом году жизни. Сейчас в главном здании Казанского университета висит мемориальная доска, напоминающая об этом учёном, проработавшем здесь ровно семьдесят лет. Вот вехи биографии Николая Александровича Ливанова (1876–1974). Его дед Василий Ливанов был священником в городе Балашове Саратовской губернии, а отец Александр Васильевич Ливанов — инспектором народных училищ в Вятке. Сам Н. А. Ливанов родился в Саратове, окончил Казанский университет в 1900 го­ду, а в 1914-м стал доктором зоологии и сравнительной анатомии. С 1918-го — профессор и заведующий кафедрой зоологии беспозвоночных Казанского университета. Организатор и первый директор Биологического института Казанского филиала Академии наук СССР. Награждён орденом Трудового Красного Знамени, медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.». Заслуженный деятель науки РСФСР.

У четы Ливановых было два мальчика.

Старший, которого близкие привыкли с детства называть «Микеля» — самый первый на фотографии, если вести отсчёт слева направо; пятилетний мальчик, на которого нахлобучили белую дамскую шляпу. Этому малышу суждено было стать первым среди всех Ивановских и по учёным заслугам и званиям. Михаил Николаевич Ливанов (1907–1986) в 1931-м окончил Казанский государственный университет. Работал в Московском институте мозга, Институте биофизики, с 1961-го — в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии Академии наук СССР. В 1962-м был избран членом‑кор­респондентом, в 1970-м — академиком. Михаил Николаевич Ливанов — выдающийся нейрофизиолог, один из основоположников отечественной электроэнцефалографии. Исследовал биоэлектрические явления в коре головного мозга. Его труды по физиологии и проблемам памяти получили мировую известность и были удостоены Государственной премии СССР. Теоретические исследования и методические приёмы, разработанные Ливановым, используются в клиниках и сегодня, применяются в космической и авиационной медицине. О нём написал воспоминания брат: Ливанов Н. Н. Микеля родом из Неаполя: О М. Н. Ливанове («Казань», 1999, № 7–8).

Самого брата, Коли Ливанова, нет на фото: он родится только через девять лет, в 1921 году. Молодые годы Николая Николаевича Ливанова (1921–2010) пришлись на военное лихолетье. Он был старшиной, командиром отделения, связистом в армии. В советско-финскую войну служил радистом. В июне 1941-го был направлен в отдельный полк связи Ленинградского военного округа. Пережил голод, блокаду, бомбёжки. Награждён медалью «За оборону Ленинграда», орденом «Отечественной войны» II степени. После войны окончил физфак МГУ и вернулся в родную Казань. Стал профессором, заведующим кафедрой электронных и вычислительных машин КАИ имени Туполева, деканом радиотехнического факультета. До преклонных лет читал лекции студентам, сохраняя бодрость, ясность ума и чувство юмора.
Потомки братьев Ливановых (дети старшего — Надежда и Людмила в Москве, младшего — Александр и Мария в Казани) продолжают научные династии своих именитых предков.

Как стройная берёзка высится в центре нашего семейного фото изящная фигура Лизы Ивановской.

Елизавета Николаевна (в замужестве Ушакова, 1881– 1972) окончила гимназию, училась игре на фортепиано. Вышла замуж за присяжного поверенного Сергея Александровича Ушакова — знаменитого российского адвоката (он сидит первый слева с Микелей на руках). Его дом на Грузинской2 был одним из самых известных в Казани. В гостях у Ушаковых бывали Фёдор Шаляпин, Василий Качалов и Александр Керенский — ведь Ушаков учился в той же симбирской гимназии, что и Владимир Ульянов, и Александр Керенский.

Вот как рассказал мне в письме о событиях лихого 1918 года Л. А. Афа­насьев: «Сергею Александровичу Ушакову оставаться в Казани было нельзя: он был видным политическим деятелем с кадетским уклоном, гласным городской Думы, зам. редактора прокадетской газеты. Но неожиданно он слёг с острым приступом ишиаса ноги. Нашлись доб­рые люди, которые спрятали его с риском для себя. Однако у ЧК был хороший сыск и там знали, что Ушаков не ушёл с белыми и скрывается где-то в городе, но где — узнать не могли. Посадили в тюрьму заложницей тётю Лизу, но вскоре выпустили. Прошло довольно долгое время, С. А. Ушаков «вышел из подполья» и его уже не трогали».

Однако перед войной, во времена «ежовщины», Сергея Александровича всё‑таки репрессировали и сослали в Сибирь. Жена Лиза отправилась к нему, они жили в тайге в избушке, питались грибами. После амнистии Сергея в 1944-м вернулись в Казань и вновь поселились в своём доме вместе с сыном Вадимом.
Вадим Сергеевич Ушаков (на фотографии он ещё мальчик в пальтишке с белыми пуговицами, второй справа) работал юрис­консультом в местной филармонии, затем стал членом адвокатской коллегии. Он быстро завоевал уважение коллег в судебных инстанциях, вошёл в число ведущих адвокатов города. Многие десятилетия сохранял облик отцовского дома, богатые коллекции картин и пластинок. Татьяна Любомудрова вспоминает: «Я была в гостях у Ушаковых в Казани в 1949 году. Жили они в своём собственном доме — старинном особняке с фруктовым садом. Чтобы войти, надо было позвонить в колокольчик. Внутри дома висели портреты, стоял рояль: Вадим прекрасно играл на пианино, это было его страстью. Второй женой Вадима была актриса Казанской филармонии Зоя, третьей — Нина. Много лет спустя после кончины мужа Нина Владимировна Ушакова стала близким другом и помощницей его двоюродного брата Николая Ливанова». Интересный очерк о Вадиме Ушакове принадлежит Борису Рыбаку (Человек из ранешней жизни // Российский адвокат. 2009. № 4).

***
Такова краткая история рода лишь одного казанского учёного — а сколько таких семейных гнёзд в нашей истории! Пять сыновей и четыре дочери Николая Ивановича Ивановского достойно продолжили его род. Ныне их потомки живут в Казани, Санкт-Петербурге, Москве, Перми, Омске, Красноярске, Владивостоке, Иркутске, Хабаровске. Количество внуков ещё можно сосчитать — их было семнадцать, но сколько ныне здравствует правнуков, праправнуков и далее — сказать уже практически невозможно. Нашим современникам есть с кого брать пример. И поразмышлять о драматической и удивительной истории нашего Отечества в ХХ веке…

Алексей ЛЮБОМУДРОВ
 

комментарии 

 
0 #3 георгий 14.10.2017 16:43
Здравствуйте уважаемая редакция, пишут вам жители курортного города Сочи , недавно мы прочли статью в "Машине времени" Род Ивановских в XX веке. Лица и судьбы Взгляд на одну фотографию. Из которой мы узнали о родственниках Евгения Николаевича Ивановского - священника некогда служившего в нашем городе в храме Святителя Николая на улице Красноармейской (в настоящее время храм полностью разрушен). Духовенством и жителями города в данный момент предпринимаются попытки получения разрешения у Сочинской администрации на строительство памятной часовни на месте храма Святителя Николая. У нас собралась некоторая информация (архивные данные, фотографии, статьи о причте храма, священнике, старосте и т.д.) данного прихода РПЦ. Мы готовы безвозмездно во Славу Божию передать вам эту информацию. Будем рады любому Вашему активному желанию и участию в деле сохранения духовно - исторического наследия нашего города и России в целом. С уважением православные жители города Сочи. Наш адрес электронной почты для обратной связи.www. (для Георгия Смоленцева )
Цитировать
 
 
0 #2 Сочи 24.08.2017 20:13
Священник Евгений Николаевич Ивановский будучи клириком Свято - Никольского прихода г.Сочи Отпевал зверски убитого в ходе революционных событий бывшего премьер министра Российской Империи. И.Л.Горемыкина и его семью. Копии метрических книг о смерти от рук убийц семьи Горемыкиных хранятся в сочинском городском архиве.
Цитировать
 
 
0 #1 Ольга 31.10.2013 12:06
По данным современников Ивановский К.Н. и Коковин в 1921 году увезли несколько ящиков золота и валюты из казны Унгерна . Это не подтвердилось, золото не нашли. Но появились сведения о том, что Ивановский К.Н. мог увезти часть документов канцелярии дивизии , в частности , письма атамана Семенова к Унгерну. Нет ли в семейных архивах этих писем или других документов Унгерна?
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

© 2011 - 2018. Казань журнал . Все права защищены.
© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.
Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации,
размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.
Создано при поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям РТ. 

© ТАТМЕДИА. Все материалы, размещенные на сайте, защищены законом.Перепечатка, воспроизведение и распространение в любом объеме информации, размещенной на сайте , возможна только с письменного согласия редакций СМИ.

Наименование СМИ: Казан - Казань
№ свидетельства о регистрации СМИ, дата: Эл № ФС77-67916 от 06.12.2016 г.

выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,
информационных технологий и массовых коммуникаций