-1°C
USD 73,84 ₽
Реклама
Архив новостей

ОТЕЦ ПРЕБЫВАЛ В ПОСТОЯННОМ ВОСТОРГЕ ОТ ЖИЗНИ

Отец пребывал

в постоянном восторге

от жизни

 

Фёдор ЧУМАКОВ,

издатель

 

По специальности он был архитектором-реставратором. Преподавал в КИСИ, но диссертацию так и не защитил. Кажется, научная карьера его не очень интересовала. Отец жил своим увлечением. Постоянно разъезжал на ушастом «Запорожце» по районам Татарии, забираясь в отдалённые деревни, осматривал заброшенные церкви и дома. Расспрашивал местных жителей. Круг общения у него был невероятно большой.

Ещё он был влюблён в Свияжск. Единственная книжка, которую выпустил, посвящена этому острову. Его руками была создана музейная экспозиция в Ленино-Кокушкино и Красновидово: по сохранившимся описаниям он восстановил интерьеры жилых комнат и купеческую лавку…

Отец много фотографировал. Помню, у него был «Зенит», а до этого «ФЭД» (Феликс Эдмундович Дзержинский). Папа научил меня заряжать плёнку в фотоаппарат, строить кадр, проявлять. Это — целая наука! В кладовке для меня сделал фотолабораторию, где, включив красную лампочку, я химичил с растворами.

Мне было интересно наблюдать, как он мастерил. Так всё у него ловко получалось! Иногда что-то объяснял, показывал…

Я видел, как он бережно реставрирует антикварные вещи: чистит бронзу или деревянную поверхность, подновляет краску, паяет металлические детали… Он интересовался всем подряд, а не только чем-то отдельным. Есть такие коллекционеры, которые, кроме предмета своего собирательства, больше ничего вокруг не замечают. Нет, отец был другим. Он пребывал в каком-то постоянном восторге от жизни!

Его интересовала история Казани и республики, поэтому он собирал предметы, которые окружали людей: это могли быть карандаши (самая большая коллекция в стране!), чернильные приборы и писчие принадлежности, подсвечники, монеты, граммофонные пластинки…

Ещё при жизни он не раз говорил, что хочет передать всю свою коллекцию в музей. Так оно и произошло. Отец умер в пятьдесят семь, когда мне было двадцать два. На память от него остался граммофон, который я иногда завожу и ставлю «Амурские волны». И тогда военный оркестр просыпается, и из трубы несутся звуки старинного вальса, который раньше играли в осенних парках…

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: