+18°C
USD 61,37 ₽
Реклама
Архив новостей

Скользкий лёд

Главная медаль в жизни любого спортсмена — это медаль Олимпийских игр. Для тех, кто следит за фигурным катанием, не секрет, что одним из главных фаворитов в женском одиночном является уроженка Казани — пятнадцатилетняя Камила Валиева.

И чем дальше, тем больше эта ещё не состоявшаяся победа становится символом развития фигурного катания в принципе. Казалось бы, талантливых фигуристок в России и в СССР было много, но далеко не все из них стали символом революции в данном виде спорта. Хотя про «много», возможно, я загнула. Советские спортсмены славились в парах и танцах, среди одиночников на пьедестал Чемпионата мира поднимались единицы.
Сейчас российский тренерский штаб Этери Тутберидзе воспитывает одну чемпионку за другой — Евгения Медведева была символом тонких глубоких программ, Алина Загитова — сочетанием сложности и юношеского задора, Александра Трусова — умопо­мрачительной сложности, про Камиллу Валиеву говорят, что она совместила в своих прокатах всё. Один из самых популярных вопросов в мире про женское одиночное — кто в принципе сможет бороться с Камиллой на равных? (Спойлер: среди фаворитов две другие ученицы штаба Этери Тутберидзе — Анна Щербакова и Саша Трусова.) Только за этот сезон Камилла поставила три международных рекорда, два из которых сама же и побила. Итогом стала очередная дискуссия в Международной федерации фигурного катания о поднятии возрастного ценза. Казалось бы, дяди и тёти пекутся о том, чтобы пятнадцатилетние девочки не выходили во взрослые соревнования как можно дольше и убереглись от травм. Правда жизни такова, что основные травмы у фигуристов, как правило, случаются именно во взрослом периоде, а девичье тело вообще сильно меняется: цыплячье телосложение и хрупкий вес с возрастом поддерживать практически невозможно, и самый благодатный возраст для осваивания сложных прыжков именно в детстве. 


Ещё 10 лет назад женское одиночное было далеко не самым популярным видом фигурного катания, в России предпочитали смотреть на мужчин — потому что, если ты не разбираешься в скольжении, твизлах и не знаешь, что такое крюк-выкрюк, прыжки, как фанат, ты оценить точно сможешь, а именно прыжками славилось мужское одиночное. За последние несколько лет штаб Тутберидзе за счёт увеличения технической сложности и усложнения программ повысил интерес к женскому одиночному в частности, и фигурному катанию вообще раз в 10, сделав его самым зрелищным зимним видом спорта. Победу Анны Щербаковой на Чемпионате России посмотрели на ютюбе более 3,5 млн раз, а это, как вы понимаете, внутренний турнир, а не Олимпийские игры.
Вместе с победами пришли деньги, реклама и скандалы. Фигурное катание, в отличие от футбола, не имеет контрактов с фигуристами, фигуристы не платят тренерам и могут свободно перей­ти в другой клуб, даже не прощаясь. Каждый год федерация определяет состав сборной, членам которой оплачивается наряд для выступления (их нужно минимум два), коньки (от 520 долларов только за лезвия, которые делаются из авиационного алюминия), труд тренера, перелёты и проживание. Но если спортсмен не попал в сборную, то для многих родителей оплата экипировки и обучение фигуриста может быть неподъёмной суммой, плюс к этому — детям нужно ходить в школу. И если в России фигурист вполне может закончить школу и университет, появляясь в стенах учебного заведения только время от времени, то в других странах такое не прокатывает. Иностранные фигуристы ищут спонсоров, подрабатывают, учатся без всяких скидок. В каком-то смысле, можно сказать, что у российских фигуристов есть преимущество. В обмен, спортсмен не может полностью распоряжаться выигранными на соревнованиях деньгами, часть из них отделяется федерации и тренерскому штабу.
К тому же, сохранившаяся со времён СССР система делает и фигуриста, и тренера зависимыми от чиновников из федерации, а все решения, принимаемые в этой сфере, очень закрытыми. Возраст главных тренеров фигурного катания «дотутберидзевской эпохи» приблизился к 80, примерно такой же он и у главных чиновников от фигурного катания. До громадного всплеска интереса к этому виду спорта, болельщики в основном видели трёх главных спортсменов России, потому что такова максимальная квота для любой страны на международных стартах. По телевизору годами не транслировали внутренние российские соревнования, и рядовые болельщики не могли сравнить прокаты тех спортсменов, которых отбирала федерация, и тех, кто оставался «за бортом» международных стартов. Теперь можно посмотреть всё — начиная с детских соревнований. Таким образом, отбор стал гораздо более открытым, сейчас любой «тру фанат» с ходу назовёт не первых трёх лучших спортсменов в каждом виде, а всю лучшую десятку, а многие и дальше! Манипулировать попаданием в сборную стало гораздо труднее, и здесь влияние Тутберидзе трудно переоценить — своей популярностью она сейчас помогает многим молодым тренерам получить свою аудиторию, которой раньше они попросту не имели.


Фан-клубы фигуристов для Азии и Америки вполне обычное дело, а вот фан-клуб тренерского штаба, пожалуй, в мировом спорте дело совершенно новое. У Тутберидзе своя сувенирка, свои фанатские аккаунты и фанатские войны в них. Особенности современного российского фигурного катания ещё и в своей «аналитике» и блогер-сфере, которая пытается конкурировать с многолетними репутациями спортивных СМИ. Связано это в первую очередь именно с отсутствием аналитики в журналистике вокруг фигурного катания. Этот вид спорта никогда не был денежным, не было спонсорских вливаний, не было сильной фанатской активности. А ко­гда всё это стало появляться, как оказалось, СМИ не слишком были к этому готовы. Бесконечное пережёвывание — кто что сказал среди экспертов фигурного катания — быстро себя дискредитировало, а терпение читать многочисленные «таблички» (результат фигуристов за турнир с оценками за каждый элемент) нашлось именно у блогеров среди фанатов. Появление новых оригинальных программ с отсылкой на модные фильмы и с использованием музыки современных композиторов привлекло к обзорам любителей моды и танца.
Можно с уверенностью сказать, что фанаты сейчас влияют на фигурное катание — во многом их ненависть, любовь и кликбейт определяют повестку спортивных СМИ не меньше, чем сама деятельность фигуристов. Можно не сомневаться, что именно глядя на эту фанатскую активность, Первый канал полностью взял на себя все трансляции фигурного катания и начал съёмку вполне себе добрых и информативных передач о фигурном катании (формат доброты и терпимости — то, про что почти забыли на центральных каналах). Фанаты пытаются решать: какой формат передач они хотят видеть, какие журналисты будут это делать и какие программы будут катать фигуристы. Так, в прошлом и в этом году Анне Щербаковой в «тим Тутберидзе» меняли программы, в том числе под воздействием фанатских недовольных комментариев. Это совершенно новое явление для фигурного катания — что из этого вый­дет, покажет время. В фанатском влиянии есть много хорошего и много плохого, но процессы, которые происходят вокруг фигурного катания, одни из самых интересных в спорте — не только в российском, но и мировом.
Результаты этого я увидела в Сочи на этапе Гран-при — международное коммерческое соревнование, один из шести отборочных этапов в Финал Гран-при. Именно в Сочи Камила Валиева поставила свой последний мировой рекорд. Следующее её выступ­ление мы можем увидеть только на Чемпионате России — самом рейтинговом и «валидольном» соревновании в женском одиночном во всём мире. Попасть туда в качестве зрителя можно, но дорого. Если билет в Сочи на хорошие места вполне можно было купить за 4-5 тысяч, то за Чемпионат России в Санкт‑Петербурге на хорошей трибуне готовьтесь выложить не меньше 10, а за действительно хорошие места не меньше 15 тысяч рублей. А на Чемпионате России и, я надеюсь, на Олимпийских играх можно поболеть сразу за двух спортсменов из Казани — Камилу Валиеву и Евгению Тарасову (выступает в паре с Владимиром Морозовым, также под руководством штаба Этери Тутберидзе).


Ледовый дворец в Сочи, построенный к Олимпийским играм, был практически заполнен. Больше всего поразила публика. Если на подобном соревновании в 2014 году народ было собрать сложно, и далеко не все различали спортсменов, то здесь зал знал всех. А культура «боления» была сродни японской — долгое время именно японцы считались лучшими болельщиками в фигурном катании. Они обычно приходят смотреть соревнования с флагами различных стран и очень горячо всех приветствуют. В Сочи я поняла, что давно не испытывала единение и гордость за собственный народ (можете кидать в меня тапками за пафос, но это правда). Молодые девочки с японскими флагами и плакатами с именами японских фигуристов, целый сектор любителей итальянцев, овации американским и канадским фигуристам (нашим многолетним соперникам на льду), поддержка всех спортсменов, если у них что‑то не получилось в программе, вне всякой зависимости от страны, которую он представляет, коллекция разных флагов, обсуждение выступлений в сравнении с началом года и ощущение объединения и радости, что должен победить сильнейший.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: