+5°C
USD 77,92 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    250
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Бегущий от ада, или Господин уголовник. Отрывки из романа

Журнал "Казань", № 9, 2015
В романе «Бегущий от ада, или Господин уголовник» (Таткнигоиздат, 2013) описываются события, происходившие в смутные 90‑е годы на рубеже двух тысячелетий в Татарстане, где шла борьба правоохранительных органов с криминальными группировками.
Главный герой - следователь прокуратуры Марат Билялов, человек непростой судьбы - расследует сложное уголовное дело по насильственной смерти юноши из числа «золотой молодёжи».
Его труп с огнестрельным ранением найден на берегу реки Казанки, на Фёдоровском бугре. На этом же злосчастном месте ранее в XIX веке стрелялся, пытаясь покончить жизнь самоубийством, Алексей Пешков (будущий великий русский писатель Максим Горький). В этом произведении затрагиваются и другие, редкие исторические события и факты времён Ивана Грозного и Екатерины Великой, а также события начала XX века, которые касались Казанской земли: исчезновение и поиски Казанской иконы Божьей Матери.
Роман написан на документальной основе. Одна из глав посвящена прокурору Республики Татарстан в 2000 - 2013 годах Кафилю Фахразеевичу Амирову.
Здесь публикуется фрагмент романа.
Расплата
Расплата в этом мире наступает всегда. Есть два генеральных прокурора: один - тот, кто стоит у ваших дверей и наказывает за проступки против общества, другой - сама природа. Ей известны все пороки, ускользающие от законов.
Д. Дидро
На следующий день Билялов и Максимов отправились по почтовому адресу к Эсмеральде, невесте Валиева, определив место жительства по её домашнему телефону. Эта женщина оказалась дома. На звонок в квартиру, тут же, не спрашивая, кто пришёл, открыла дверь со словами: «Ну, наконец‑то, явились не запылились. Два дня уже жду, когда вы соизволите выполнить свои прямые обязанности - устраните течь в кране».
Но, увидев у мужчин удостоверения правоохранительных органов, грудастая смазливая шатенка с тем же недовольным тоном выразилась:
- Ну вот, не хватало… ещё одна суровая проза жизни ломится ко мне в квартиру. Чем обязана столь представительным органам? Тем более, что законы не нарушаю. Занимаюсь исключительно педагогической деятельностью. Я по профессии психолог.
Когда она узнала, что служивые люди интересуются её женихом, она спросила:
- Что он натворил? На машине, что ли, случайно кого переехал? На большее он не способен, хотя и был на войне.- И, словно желая окончательно убедить представителей правоохранительных органов в абсолютно миролюбивом характере своего жениха, заявила:
- Были случаи, когда я давала основания меня ревновать к другим мужчинам. Я тогда была не уверена в его серьёзных намерениях. Так он не то, что руку не поднял на меня, он даже голоса на меня не повысил… Просил больше так не поступать. На днях мы с ним поженимся официально. Такой муж меня устраивает.
Конечно, у всех жизнь сложная и зарекаться в чём‑либо трудно. Но я решила, выйду замуж (с учётом опыта двух предыдущих браков) и больше никаких любовных треугольников с моей стороны не будет. Любовный треугольник более опасный, чем бермудский: попавшие в него тонут все и всегда в пучине безрассудства, чреватой моральной смертью, а ино­гда смертью физической, во втором же треугольнике (бермудском) тонут не все и не все­гда - бывают физические утопленники, но не моральные.
В общем, Эсмеральда Кочегарова заявила, что она начинает на днях новую жизнь с чистого листа. И даже поменяет свою фамилию, доставшуюся от отца. По преданию, её дед был кочегаром на том паровозе, на котором однажды ехал вождь Октябрьской революции Владимир Ильич Ленин. Оттуда и пошла её фамилия.
Уже у порога, провожая посетителей, она, улыбаясь, заявила:
- Завтра приедет Имран из командировки, и я его приведу к вам за руку. Но я очень надеюсь, что вы не сорвёте наше бракосочетание, не задержите его. Ведь иначе у меня вся жизнь пойдёт под откос.
- Свадьба ваша состоится,- заверил её Билялов.
Билялову и Максимову было трудно поверить, что Валиева, как козлёнка, приведут завтра туда, куда они ей сказали! Сколько было усилий ими затрачено на поиски этого Валиева, испытав реальные опасности для жизни, и на тебе: какая‑то молодая женщина, преподаватель училища, запросто приведёт его к ним, профессиональным искателям.
На следующий день так всё и случилось, как обещала эта влиятельная на мужские сердца женщина. Она первая заглянула в комнату участкового и, увидев вчерашних её посетителей, потянула за собой нервничавшего своего спутника.
Валиев, настороженно оглядывая присутствующих, вошёл в помещение и встал у двери, задержав взгляд на Билялове.
- О‑о! Старый знакомый,- мрачно произнёс Валиев.- Вот уж не ожидал вас здесь увидеть… Чем я вам обязан, господа… Сначала за мной охотились бандиты, теперь заинтересовались вы… А ко­гда была смертельная опасность для меня и моего фронтового товарища Фреда Аряпова, которого недавно убили, вы почему‑то не появились, не защитили. И если бы я 26‑го числа у Никольского храма не догадался, что где‑то снайпер Му‑му пасёт меня, и не схватился с ним врукопашную, лишив его снайперской винтовки, то тоже лежал бы в могиле. А может, со мной ещё кто‑нибудь из вас… Винтовка его лежит там в канаве, присыпанная листьями. Се­го­дня можем съездить за ней…
Сыщикам теперь стало понятно, почему не засветились в той кровавой стычке Валиев и Му‑му.
- Мы всё же устранили потенциальную опасность для вас со стороны охотившегося киллера Му‑му,- сказал Билялов.- Вы ведь в рукопашной схватке не сумели его полностью нейтрализовать.
- К сожалению, он тогда сумел исчезнуть, когда я уже завладел его винтовкой. А до этого несколько минут мы в схватке катались по земле, нанося друг другу удары. До сих пор не могу поверить, как я тогда остался жив.
- Теперь не следует вам, Валиев, опасаться киллера Му‑му. Он убит позавчера на кладбище в перестрелке с сотрудниками правоохранительных органов,- сообщил Билялов.
- Да ну! Не может быть,- удивился Валиев с нотками сомнения.- До этого его тоже считали погибшим в автокатастрофе. И даже похоронили на местном кладбище. Значит, это не призрак чуть не отправил меня 26 октября на тот свет, стало быть он был жив‑здоров! Но я тоже видел его могилу…
Валиев согнал с лица улыбку и проронил:
- Если серьёзно, я думал, что это был его двойник, когда столкнулся с ним в схватке. А вы на этот раз не ошиблись? Не оживёт ли он опять?
- Нет, на этот раз действительно с Му‑му покончено,- подтвердил Максимов.
- Но мы сегодня вызвали вас, Валиев, не только по этому случаю.- Билялов немного помолчал, потом продолжил: - Нас интересуют обстоятельства гибели Альберта Булатова в Казани. В этом деле есть неясности. Пожалуйста, расскажите, что в тот роковой день происходило вокруг юноши. Было ли у него оружие?
Валиев немного помолчал и на его мужественном лице обозначилась горесть, печаль. Потом он произнёс монолог:
- Парень он был неплохой. Но несколько избалован. Был подвержен влиянию улицы. Увлёкся азартными играми. Да это и немудрено. На каждом углу стоят игровые автоматы. А оттуда, от этих одноруких бандитов прямая дорога в казино. Да и домашние его баловали деньгами. В день своей гибели играл в казино. Проиграл деньги, которые он должен был отдать кредиторам. Правда, часть долга он погасил, в частности, задолженность своему соседу по дому, который работал таксистом и ждал его в машине возле казино. Он попросил меня одолжить десять тысяч рублей. А взамен предложил револьвер с шестью патронами. Он сказал, что оружие купил для самообороны. И что этот револьвер находится в пластиковом пакете в такси. Я в его просьбе отказал и предложил сдать оружие в милицию. Объяснил, что за незаконное хранение оружия предусматривается тюремный срок. А он махнул рукой и ответил: «А мне теперь всё равно. Мне ничего не страшно». Казино он покинул вместе со мной и моими фронтовыми друзьями.
И уже поднимаясь со стула, Валиев назвал номер такси.
- На ней он уехал, получается, в вечность. В салоне, кроме шофёра, была ещё девушка,- пояснил Валиев…
В Казани таксиста и девушку разыскать не составило труда, и вскоре их допросили. Они сообщили, что Альберт Булатов попросил довезти его до Казанки. Там Альберт мрачно буркнул шофёру: «Я сейчас. Я не надолго».
Затем он взял пластиковый пакет и направился к Фёдоровскому бугру. Ожидавшие в машине видели, как он выстрелил в стену бывшего храма. По их мнению, чтобы проверить свой револьвер на пригодность к применению. Потом он присел у стены, и раздался второй выстрел. Рядом с Булатовым у стены на этом бугре никого не было.
«Когда мы подошли к нему,- пояснили свидетели,- увидели в его руке револьвер. А сам он безмолвно, бездыханно привалился к стене. В общем, мы испугались и тотчас уехали. Поблизости телефона‑автомата не было, поэтому не смогли позвонить в милицию и в «скорую помощь»… Ну, а потом вообще решили держаться от всего этого подальше. Боялись, что затаскают по казённым кабинетам прокуратуры и суда. К тому же подозрение на некую причастность к смерти Булатова могло пасть и на нас».
Сопоставив протокол осмотра места происшествия, а также результаты криминалистических экспертиз с показаниями водителя такси и его спутницы, следователь не усмотрел в них противоречий. Теперь не было неясностей, белых пятен в картине этого трагического события. И было очевидно: Альберт Булатов покончил жизнь самоубийством!
Игромания и наркомания загнали его в губительный тупик, откуда существуют лишь два выхода для безвольного человека, который не может или не хочет изменить свой образ жизни, это - дорога нищеты, болезней, страданий (в том числе его родных и близких) и дорога на кладбище в объятия смерти.
Этот молодой человек выбрал вторую дорогу - дорогу смерти.
По возвращении в Казань Билялов вызвал в прокуратуру родителей погибшего Альберта Булатова. На тот же день направил повестку и Имрану Валиеву.
Родители Булатова, убитые горем, не смогли прибыть. А вместо них явилась их дочь Альбина.
Следователь ознакомил её с результатами расследования уголовного дела.
- Значит, его не убили?..- прошептала она, дрожащими руками вытирая слёзы.- Он… сам… убил… себя‑а‑а… Зачем?.. Зачем ты, братишка, это сделал?..- Плечи её сотрясались от рыданий, и она обессиленно опустилась на стул.
Она немного успокоилась, когда попила воды, предложенной ей Биляловым. Булатова медленно встала, словно на её плечах висели пудовые хозяйственные сумки, и молча направилась к выходу. Но у дверей остановилась, прислонившись к косяку, заявила с твёрдостью в голосе, как будто это была уже другая женщина:
- Это проклятый Имран привёл Альберта к гибели. Он своим примером увлекал его за собой в разные злачные места! Он должен нести уголовную ответственность за доведение человека до самоубийства! Почему вы, Билялов, не расследовали этот аспект преступления…
В это время в дверь постучали, и на пороге появился Имран Валиев.
Билялов жестом руки показал ему на стул.
- Вот он должен сидеть на скамье подсудимых! - громко, с ожесточением в голосе произнесла Альбина, показывая рукой на бывшего своего возлюбленного.- Он исковеркал и мою жизнь!
- Это как же я мог это сделать? - с возмущением спросил Валиев, вскакивая со стула.
- Я прервала беременность от тебя, теперь врачи говорят, что у меня больше не будет детей…
- Как?! Когда?! Почему ты мне об этом не сказала? Почему со мной не посоветовалась? Что тебя на это толкнуло?..
- А ты не догадываешься?..
- А ты мне, глупому слепцу, открой глаза! - повысив голос, с раздражением заявил Валиев.- Какая же ты дура! Родила бы ребёнка, и наши семьи объединились бы. Примирились бы! Это была бы замена погибшему моему брату на войне в Афганистане, куда он был отправлен стараниями твоего отца! Причём в нарушение закона.
- Ты об этом знал?! - удивилась Альбина.- Когда узнал?
- Я знал об этом с самого начала… И причину знаю… Любовница твоего отца, находясь за рулём его служебной автомашины, на которой водителем работал мой младший брат Шамиль, сбила старушку, причинив тяжкие телесные повреждения. И твой папаша уговорил братишку взять вину на себя, пообещав, что он всё это уладит, а взамен даст деньги на лечение больной матери.
Пообещал помогать и несовершеннолетней сестре. Деньги на лечение он дал, а вот сестрёнке ничем не помог. Конечно, если бы я был в это время рядом со своим братом, а не на войне в Афганистане, я бы не разрешил ему брать чужую вину на себя.
А чтобы обо всей этой истории и о его любовнице никто не узнал, а также не чувствовать себя обязанным перед своим водителем, видя его ежедневно, твой папаша всё сделал, чтобы отправить Шамиля подальше. А лучше, чтобы он в городе здесь вообще никогда не появлялся. Да, твой папаша своего добился.
Альбина Булатова выслушала и сказала:
- Когда обо всём этом мне рассказала моя дальняя родственница, я и решилась на этот для себя роковой шаг. Я подумала, что ты, Имран, узнав об этой трагической истории, никода не простишь ни меня, ни моих родителей, Вот и не ответила согласием на твоё предложение выйти за тебя замуж.
Она хотела добавить, что отец был против этого брака, но промолчала. Вытирая слёзы, она продолжила:
- Теперь я понимаю, почему ты был равнодушен к Альберту и не останавливал его от дурных поступков. Хотя надо признать, что ты никогда его не тащил за руку ни к игровым автоматам, ни в казино. Ты, Имран, был для моего братишки большим авторитетом. Ты потерял своего брата, а я своего. А ведь всё могло быть иначе.
Слёзы текли, не переставая, и всё тело Булатовой время от времени вздрагивало.
- Отец мечтал о продолжении рода, о внуках,- чуть слышно выдавила она из себя.- Теперь их у него нико­гда не будет, и наш род закончится… Да, за всё надо на этом свете платить… Вот он за своё прелюбодеяние жестоко наказан. Не будь этой его любовницы и той аварии, не было бы и последующих ужасных событий. Не был бы отправлен твой брат на войну. И я бы, не опасаясь ничего, вышла замуж вопреки мнению родных и близких, и был бы у нас ребёнок. А у моего отца - внук… Мы ведь, Имран, любили друг друга…
Следователь Билялов оказался свидетелем всей этой драмы жизни двух семей. Он понимал: волей‑неволей две семьи причинили друг другу страшные беды, удары со смертельными последствиями. И привлечь их к уголовной ответственности было весьма проблематично. Каждая семья заплатила страшную цену - человеческую жизнь.
Любой руководитель, как показывает история, независимо от ранга - правитель государства, районный руководитель или руководитель отдельного коллектива - за свои аморальные поступки, ошибки или преступления обычно несёт ответственность. Но существует некая закономерность: если руководители низовых звеньев управления в основном сами несут ответственность, то за правителей государств чаще расплачиваются их дети, особенно это касается кровавых диктаторов.
Так, за злодеяния царя Ивана Грозного расплатился своей жизнью его сын царевич Дмитрий, которого убили в городе Угличе. Но судьба, природа, которыми повелевает Всевышний, заставили этого душегуба страдать и при жизни, когда он своими руками убил собственного сына Ивана.
Сей царь Руси стал через века кумиром жестокого диктатора Сталина, который во многом ему подражал. При жизни этого правителя в плену погиб его сын Яков.
После смерти Сталина за его злодеяния заплатили его дети: любимый сын Василий был посажен в тюрьму во Владимирский централ на долгие годы под чужой фамилией - Васильев, чтобы его не узнали. А сам он под страхом смерти не должен был говорить никому, что он сын Сталина. Это было равносильно тому, как если бы на этого узника надели не снимаемую без посторонней помощи железную маску, как в средние века её надели на одного из претендентов на королевский трон Франции, чтобы его никто не узнал, и упрятали его в Бастилию, место заключения государственных преступников.
После девяти лет тюрьмы сын Сталина был отправлен в ссылку в Казань, откуда ещё дальше - на Арское кладбище города. Молва гласила, что ему помогли уйти в мир иной. Правда, ссыльный, говорят, злоупо­треб­лял огненной водой, что и ускорило кончину. Для жизни Василия Сталина (Джугашвили) в Казани атмосфера была, мягко говоря, неблагоприятной. Это косвенно подтверждается тем, что его гранитная надгробная плита на кладбище была сплошь испещрена, обезображена пулями. Люди то и дело расстреливали памятник. Это какую ненависть, какую ярость и обиду надо носить в себе, чтобы брать оружие, идти на кладбище и стрелять в памятник сына диктатора, словно в самого диктатора. А потом и вовсе поспособствовали, чтобы останки его не покоились на этом погосте: в итоге их увезли в Грузию.
Дочь Сталина Светлана, обманутая, обобранная и брошенная мужьями, умерла в богадельне для бездомных и нищих в штате Висконсин.
Эти мысли пронеслись в голове Билялова, пока он отрешённо смотрел, будто в театре, на происходящую драму человеческой жизни этих ещё молодых людей.
Имран Валиев молча подошёл к Альбине, взял её под руку и тихо сочувственно произнёс:
- Пойдём, Альбина, пойдём… провожу тебя до дома.
Она послушно встала, склонила голову на его плечо, и они молча, не прощаясь со следователем, покинули кабинет.
Билялову оставалось только гадать, как у Имрана сложится жизнь с Альбиной, которую когда‑то любил и он. Будут ли они вместе? Наверное, они и сами не знают об этом. Это известно только Богу.
У самого Марата Билялова личная жизнь тоже не складывалась после эпопеи с Еленой Угезовой.
Однажды он познакомился с девушкой с редким именем Сирина, аспиранткой‑юристом. Стоя у газетного киоска, Марат просматривал купленные газеты. Обычно он читал «Казанские ведомости», откуда узнавал всю палитру жизни города, и «Звезду Поволжья» - в ней находил полезные аналитические сведения о сложных судьбоносных политических событиях и явлениях в обществе.
Названные газеты, как оказалось, читала и эта симпатичная девушка, которой в тот день одной из газет не хватило. И Марат предложил свою. Так они и познакомились. Билялов решил пригласить Сирину в оперный те­атр послушать оперу «Любовь поэта», посвящённую великому поэту Габдулле Тукаю - девушка согласилась.
Великолепная музыка, написанная прекрасным композитором Резедой Ахияровой, привела их в восторг. А дирижировал оркестром мировая знаменитость, маэстро Ренат Салаватов.
Да, опера - это квинтэссенция жизни с царящей там величественной музыкой, чувственными страстями и эпохальной драмой.
Они, как и многие другие ценители искусства, не знали, что этот оперный шедевр мог и вовсе не появиться в те кризисные времена. На постановку оперы требовались большие средства. Их изыскал Рустам Минниханов, бывший в то время председателем Кабинета министров. И сделал он это в условиях жесточайшего кризиса в стране при сотнях проблем и десятках первоочередных задач, стоявших перед нашим правительством! Чтобы быть убеждённым в необходимости существования этого музыкального произведения, надо, конечно же, хорошо разбираться в искусстве.
Марат и Сирина долго ещё с благоговением вспоминали этот музыкальный спектакль. Они понимали, что во все времена развития цивилизации даже очень талантливые деятели искусств без поддержки просвещённых дальновидных правителей регионов и государств мало что могут сделать в развитии культуры своего народа.
В следующие выходные Марат пригласил Сирину на экскурсию по городу. Они и раньше часто проезжали мимо памятника меценату, ещё, к счастью, живому Асгату Галимзянову. Памятник замечательному человеку, который денежные средства, заработанные тяжёлым физическим трудом, на протяжении многих лет постоянно направлял остронуждающимся незнакомым людям. Поразительно редкое явление. Тут непроизвольно задумаешься о том, какие удивительные личности есть на нашей планете, что даже среди честных и трудолюбивых есть впечатляющие различия в благотворительных делах, в сострадании к другим.
Способность сопереживать людям, зная об их страданиях (страдание через воображение),- это, как альтруизм, одно из высших человеческих качеств, которому, как к спасительной гавани, должен следовать корабль человечества. На сегодня в команде этого корабля по степени восприятия чужой боли, существует четыре категории людей: чувствующие только свою боль (эгоисты); чувствующие, но не содействующие конкретными делами («чувственные пни»); сострадающие при непосредственном соприкосновении с чужой болью (хорошие люди); сострадающие чужой боли даже через воображение (великие гуманисты - М. Ганди, М. Кинг, А. Сахаров, мать Тереза, А. Галимзянов).
Марат и Сирина в этих взглядах были едины. И, казалось, в оценке других сторон жизни они будут едины, как и в выборе жизненного пути. В первый месяц знакомства их встречи происходили непринуждённо и вызывали взаимный интерес. Она неплохо знала историю города и, когда узнала, что Марат живёт рядом с Казанским садом «Эрмитаж», рассказала ему историю этого замечательного уголка Казани.
- Мы, студенты, часто весной ходили туда после занятий послушать соловьиное пение,- сказала она.- В конце мая они, эти райские пташки, устраивают там целые концерты.
А до революции, в начале ХХ века, по вечерам в этом парке играл духовой оркестр, и волнующая душу музыка разливалась по окрестностям городского сада и примыкающим к нему улицам. Он и поныне возвышается над центральными улицами города.
В саду «Эрмитаж» был и летний театр, где часто выступали знаменитые певцы из разных городов империи. Сочетание музыки и красивых голосов со­зда­вали вечером (часто под лунным светом и звёздным небосводом) сказочную обстановку. И толпы празднично разодетых горожан тянулись к этому саду. Женщины притягивали взоры окружающих своими длинными нарядными платьями и красивыми шляпками. Офицеры сверкали золотом погон, выделяясь на фоне чёрно‑белых сюртуков, фраков и смокингов. Горожане испытывали такие радостные чувства, которые через столетия удалось отразить поэту‑классику Роберту Миннуллину:
Казань!..
………..
Вокруг мерцает
мир чудес, мелодии и лада.
Я слышу
звёздный хор с небес.
Нет, лунную сонату!
Услышать эту красоту
случается
не часто.
Гляжу в ночную темноту
и ощущаю
счастье!
…Так они изредка встречались, когда Сирина отрывалась на несколько часов от своей диссертации. И как‑то, находясь очередной раз на берегу реки Казанки с Сириной, Марат вспомнил стихи Айрата Бик‑Булатова, которые отражали его состояние души:
- И дни длинней, и зори далеки,
Которые встречались у реки.
………………..
И ты тогда спешила и бежала,
Ты мне была родная и чужая.
Я сам кому‑то был точь‑в‑точь такой.
И два стрижа кружились над рекой.
Сирина для Марата была одновременно и близка, и далека. И каждая встреча их не сближала, а отдаляла. В одной из встреч Сирина заявила Марату, что приложит все свои силы, чтобы быть как Талия Хабриева. Она первая женщина‑юрист, ставшая за всю историю существования Российской академии наук её вице‑президентом. Феноменальное достижение!
Марат Билялов однажды видел эту женщину, которая своим интеллектом, внешней красотой и обворожительным обаянием производила на окружающих сильное впечатление. К тому же она обладает талантом руководителя: вот уже много лет успешно возглавляет Научно‑исследовательский институт при правительстве России.
Редчайшее сочетание в одном человеке всех этих превосходных качеств. Несомненно, такие выдающиеся яркие женщины, как Талия Ярулловна - это звёзды первой величины на небосводе страны, и они украшают любые общества, где бы ни появлялись.
И вот его новая знакомая Сирина, в общем‑то приятная милая девушка, жила вся своей заоблачной мечтой, где места для Марата по­чти не оставалось. К тому же, она чуть позже заявила, что не ограничится в своих устремлениях только наукой, а будет ещё штурмовать и политические высоты государства. Её одержимость, стремление к цели показались Билялову настолько стойкими, что он решил: «В ближайшие годы Сирине не до меня, наука завладеет ею полностью». И как‑то постепенно, само собой их встречи прекратились. Вот так грустно перевернулась очередная страница личной жизни Марата Билялова.
Разрыв с Сириной подтолкнул Марата пойти в очередной отпуск. Тем более, что дело по Булатову‑младшему было закрыто. Билялов отправился в село Каргали Чистопольского района. Там он в своё время закончил местную среднюю Каргалинскую школу, куда переехали его родители после затопления села Голюшурма.
…Он узнал, почему всё‑таки его родители переехали именно в это село. Оказывается, там ранее проживал отец его матери, то есть дед Марата. До 1917 года он был купцом. Огромный двухэтажный дом, что стоял недалеко от школы, был домом его деда! Ныне там располагалось почтовое отделение, а до него - различные учреждения. А деда расстреляли большевики. Расстреляли за то, что он выбился своим трудом и умом из крестьянской бедноты и стал состоятельным человеком. Вот уж, поистине, умопомрачительные времена! Честных, трудолюбивых, выбившихся в люди, убивает голытьба, бездельники‑лентяи, пьяницы, дураки‑дебилы от природы и т. п.
Там, на местном кладбище, похоронена мать Марата. И он каждый год ездит на её могилу.
Если есть на свете святой человек, то это, непременно, мать.
Если говорить о высшей духовной чистоте и её силе, то первоначальным источником, неиссякаемым родником является мать.
Если говорить о самой высшей преданности между людьми в этом мире, то её будет олицетворять мать.
С этими мыслями о матери Марат приезжал на её могилу. Он вспоминал детские годы, её заботу о нём, тёплые слова, нежный голос, её мягкие руки - Марат не мог сдержать своих слёз. После них,- слёзы словно вымывали душевные страдания души,- наступало какое‑то облегчение. И на Марата нисходила сила, и этого заряда хватало ему на продолжительное время для работы, для заботы о ближних, для того, чтобы можно было стойко терпеть невзгоды жизни и претворять в реальность некоторые свои сокровенные желания.
После таких поездок Билялов как‑то шире начинал видеть этот сложный мир, эту противоречивую тяжёлую жизнь, замечать великих современников. Ведь люди склонны признавать великими тех, кто давно ушёл из этой жизни, а вот живых - с трудом, хотя они достигли профессиональных высот в своей области и их деятельность принесла благо народу и в целом государству. И вызывала восхищение, служила примером для него жизнь замечательных людей - его современников, таких как знаменитые братья Акчурины Ренат (великий врач‑учёный) и Расим (крупный талантливый военачальник), которые в сложные времена нашего государства в ХХ веке проявили свой высочайший профессионализм, потребовавший громадного мужества в решении трудных задач государственного масштаба. И они оба блестяще с ними справились!
С другим замечательным учёным, яркой личностью Марат Билялов познакомился, будучи студентом. Он часто готовился к экзаменам по глубоким трудам профессора Бексултана Сейнароева - одного из лидеров ингушского народа. Этот государственный деятель предпринял титанические усилия, чтобы его народ в середине 90‑х годов ХХ века не был втянут в войну на Кавказе. И это ему удалось!
Вот на таких современников, ярких выдающихся людей старался ориентироваться и в жизни и в работе Марат Билялов. Что‑то у него при этом получалось, а что‑то - нет. Собственно, как и в личной жизни: если везло на хороших товарищей и приятелей, то не совсем везло с женщинами. Но в этом вопросе он искал ошибки и в себе. Он верил, что жизнь в будущем сложится хорошо. Ведь и у известных людей жизнь складывается обычно из взлётов и падений. Так что настоящий мужчина должен обладать сильным духом, если он чего‑то хочет добиться в этой жизни и прожить её достойно.
Многому в этой жизни учат афоризмы и максимы, поэтому они его спутники жизни.
Глава Х
Афоризмы и максимы
Закон - это совесть, нравственность общества, а затем уже разум его.
Все со дня рождения движутся к смерти: большинство - медленно, ползком (трудяги); другие - шагом, это профессиональные спортсмены; третьи - бегом (наркоманы, бандиты и пьяницы); четвёртые - спуртом, как на стометровке (солдаты на войне).
Плохое время (смута) - это чаще результат нашествия, как саранчи, плохих людей и их господство в обществе, нежели проявления природных катаклизмов.
О плохом времени справедливо говорить, когда оно стало таковым не по вине людей, а в силу природных катаклизмов: засухи, наводнения, землетрясения и т. п., плохое (смутное) время - творение людей - справедливо называть «эпохой подлых людей».
Смутные времена всегда отменяют в обществе честь и благородство в пользу тотального своекорыстия: «верхи» заняты грабежом казны и мздоимством, а «низы» - лихорадочными поисками средств для физического выживания.
Смутные времена в России - это чаще «рукотворные» времена, нежели следствие природных катаклизмов.
Чем цивилизованнее человечество, тем сильнее хронометраж (учёт) времени, иначе говоря, тем сильнее время,- подчиняя всех устанавливаемому им ритму, связывает, объединяет не только отдельных индивидов в одну единую общность, но и целые государства.
Чем больше правитель творит, созидая или разрушая, тем больше им интересуется госпожа История.
К. Маркс: «История повторяется дважды - сначала в виде трагедии, потом в виде фарса».
История повторяющихся войн, революций и смут в сообществе человечества - это всегда трагедия, но не фарс, и кто низводит историческую трагедию до уровня фарса, тот сознательно снижает порог между глобальным бедствием и опереточным комедиантством.
В сфере истории, как в больном обществе, безраздельно господствует разум, отравленный национализмом, шовинизмом, воинствующей религией, партийностью и личными пороками, но не общечеловеческая нравственность и справедливость.
Повторяющиеся трагические события в истории воспринимаются как фарс кощунствующими политиками‑фарисеями, вождями‑фанатиками, идеологами, оторванными от жизни, и шизофрениками от науки.
У каждой эпохи своё лицо, отличительные черты которой - морщины, шрамы, раны и седины - наносят социальные беды, войны, жизнь и смерть великих личностей - созидателей и злодеев, природные катаклизмы и т. п.
Время с возрастом в восприятии укорачивается (его продолжительность), а прошлое приближается: в 20 лет прошлое десятилетие видится далёкой звездой на небосводе, а в 60 лет последнее десятилетие воспринимается недавним прошлым, чуть ли не прошедшим месяцем.
Уроки истории - это незримые вселенские законы, забвение которых, т. е. неисполнение их, влекут суровые санкции, подчас трагичные не столько для отдельных личностей, сколько для целых народов и государств.
Смутные времена - это рассадник эпидемий всех пороков и стяжательства.
После распада империй, независимо каким путём (военным или мирным), всегда начинается вой­на историй: каждая страна переписывает свою историю, которая громит не только прежнюю имперскую историю, но (часто) и историю других вновь образовавшихся государств и их народов.
Рабство, феодализм и колониализм - это вечные памятники позора человечества: прежде всего властителям, а затем - народам с рабской или зверской натурой.
Когда власть далека от народа и не желает считаться с ним, словно с быдлом, она, власть, создаёт «народные» политические партии или управляемые общественные организации (палаты), представляющие народ, а точнее, подменяющие народ и вещающие от его имени.
Судимый уголовным судом обычно не подпадает под суд истории и наоборот.
Суд истории в принятии дел под свою подсудность более щепетильный, чем сама госпожа История при включении знаменитых имён в свои анналы (кондуиты).
Жизнь в цивилизованном государстве - это борьба, как в спорте, по определённым законам, правилам; жизнь в неправовом государстве - это вой­на без правил.
Ад - это жизнь по священным десяти заповедям в криминальном государстве.
В жизни, как в спорте, ошибка одного - благо другому.
Когда власть топит корабль демократии в пучине беззакония при помощи мин фальсификаций выборов, насаждения авторитаризма, коррупции и казнокрадства, она, власть, уподобляется диверсанту и ставит себя вне закона, а народ в подобных случаях вправе любыми путями и средствами изгнать правителей‑преступников из власти.
Государство, которое веками вело захватнические войны, исчерпав возможности расширять свои границы и присваивать чужие богатства, неизбежно начинает экспорт уголовных шаек в цивилизованные страны, ибо в агрессивных государствах стойко царит культ воинственности и насилия, а не культ труда и добродетели.
В неправовом государстве судиться с властями бесполезно, а с богачами - ещё и опасно: проплачивают не только нужные им судебные решения, но и часто нанимают громил и убийц.
В неправовых государствах правители рьяно борятся за преданных преемников не потому, что болеют за будущее своих государств, а потому, что боятся за свои персоны, ибо трудно им при бесконтрольности и безнаказанности удержаться от казнокрадства, получения взяток и от иных уголовных деяний.
Для вхождения во власть нужна жертвенная неистовость или фанатизм, замешенные на организационном таланте, для удержания власти необходим недюжинный ум, а для своевременного ухода оттуда - мудрость.
При отсутствии в мире баланса сил сильное правовое государство, если ему не противостоит столь же мощная держава или военно‑политический блок, склонно превратиться в разбойное в международных отношениях.
Власть без оппозиции - самая подлая власть, ибо она превращается из‑за бесконтрольности не только в разновидность уголовной банды в масках политиков, но и в генератор нравственного разложения населения вплоть до его оскотинивания, озверения и уничтожения лучших людей.
Когда есть право выбора власти, но нет реального механизма контроля её деятельности,- это видимость демократии, ибо бесконтрольная, следовательно, безответственная власть по своей природе - преступная.
Пенсионеры укрепляют могущество государства (экономику) одним наиболее распространённым способом - быстрым уходом в мир иной.
Чем больше начальников, тем меньше места законам.
Фалес: «Лучше вызывай зависть, чем жалость».
В тиранических государствах лучше вызывать жалость, чем зависть, ибо последняя чаще жалости уносит деятельных людей в могилу.
В неправовом государстве оппозиция для властей (с их оценки) - это «экстремистская деструктивная сила, разрушающая стабильное социально‑политическое положение в обществе», под которой авторитарные правители понимают как покушение на вседозволенность и бессрочность их правления.
В стране с коррумпированной властью нет и не может быть государственных секретов (тайн) от иностранных держав; есть только секреты власти от собственного народа: за сколько проданы те или иные государственные секреты (военные тайны) и чем занята власть в свободное от казнокрадства и мздоимства время.
Неправовое государство - это политико‑правовая форма статического (замороженного) состояния смуты в обществе.
Приход во власть - это смелость, замешенная на авантюризме, своевременный уход из власти - мужество, замешенное на интеллекте, а досрочный уход из власти (без давления извне) - нравственное величие.
В неправовом государстве (где отсутствует общечеловеческая нравственность) лучше всех живут и успешно делают карьеру подлецы, продажные твари, политики‑популисты (демагоги), чиновники‑вымогатели, казнокрады и прочие грабители, бандиты и мошенники, наделённые властью или смыкающиеся с ней.
У вороватого населения вечно коррумпированная власть.
Инфантильное, безынициативное (апатичное) население нико­гда не победит коррупцию во власти.
Жестокость, алчность и варварство человеческой природы кричаще проявляются, как на вой­не, в бесконтрольной и безответственной власти, ибо такая власть, как и война, пробуждает самые низменные скотско‑звериные инстинкты руководителей и их подручных.
Прозрачность службы чиновников уменьшает их дикость в действиях и бездействиях, но не настолько, как того требуют закон и справедливость.
Границы варварства у людей, пришедших во власть, расширяются тем больше, чем меньше они подконтрольны гражданскому обществу.
В неправовом государстве законодательная и судебная власть - это, как правило, карманные марионетки исполнительной власти.
Несправедливый закон - это тот же разбойник, что многое отнимает у людей, а порой и саму жизнь.
Несправедливый закон одних унижает, оскорбляет, делает нищими и убивает, других возвышает, ласкает, награждает и обогащает; первые - простые люди, вторые - власть имущие и их приспешники.
Когда власть придаёт пустым словам отпечаток правды, многим кажется, что власть перешла от слов к делу, полезного обществу.
Когда при общей приватизации государственного имущества народ обделяют, а всё богатство прихватывает чиновная камарилья, то такой несправедливостью неизбежно закладывается минное поле на пути развития общества: стабильность в стране (и отдельных её регионах) то и дело будет сотрясаться взрывами переделов собственности, сопровождаемых убийствами, бесконечными судебными вой­нами и тюремными заключениями. Это будет длиться не одно поколение, ибо память народа об эпохальных преступлениях властей, как и о национальных и религиозных распрях, живёт веками.
В неправовом государстве безнравственность, замешенная на интеллекте, поднимает нечестных людей по социальной лестнице, но низко опускает престиж общества.
В неправовых государствах на должности назначаются лица по принципу «близкие к руководству, но далёкие от профессио­нализма».
Когда страна претендует на великое государство, влияющее на судьбы мира (или уже является таковым), одни граждане считают, что в служении этому государству их жизнь обретает величие, другие полагают, что для их величия достаточно пребывания в таком государстве в статусе гражданина‑обывателя.
Высший гуманный суд на этом свете - это справедливый суд, священная опора которого закон и общечеловеческая нравственность.
Гуманность может проявляться только в рамках справедливого суда, ибо гуманность, впадающая в крайность (когда к преступникам‑маньякам относятся как к агнцам), умножает зло и поощряет жестокость в отношении потерпевших, добропорядочных людей.
Бесконтрольная и неограниченная власть всегда порождает чудовищ в образе правителей и их окружения.
Закон в неправовом государстве - это письменная форма выражения ненависти правителя к народу.
Закон, под сенью которого живёт (или существует) народ,- это крона общественного древа, корни которого питаются не только нравственностью и справедливостью, но подчас абсурдом и жестокостью.
Империи распадаются чаще всего после войн, революций и национально‑освободительных движений, реже - после государственных переворотов или смерти правителя - создателя империи и возникновения смуты, а в исключительных случаях - по соглашению политических руководителей.
Диктат, насилие могущественных государств и диктат больших по численности народов над миром и, в первую очередь, над малочисленными народами, осуществляется в ХХ и XXI веках в «узаконенной» форме в сравнении с варварским средневековьем и прошлыми тысячелетиями, т. е. более цинично, изощрённо и лицемерно, ибо национально‑освободительное движение (борьбу за независимость) объявляют терроризмом и экстремизмом.
В своём Отечестве - в неправовом государстве - пророками и святыми быстрее становятся люди без чести и совести, а также военачальники, которые огнём и мечом завоевали чужие территории и богатства, совершая массовые убийства.
В неправовом (несправедливом) государстве просьба граждан и отказ властей идут вместе, как сиамские близнецы.
В неправовом государстве люди меньше всего боятся не исполнять моральные обязанности, и прежде всего - боятся быть благодарными за сделанное добро.
В неправовом государстве неважно, на чьей стороне право, важно, на чьей стороне власть, т. е. сила.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: