+15°C
USD 63,78 ₽
  • 6 апреля 2018 - 06:52
    «Здравствуй, Науруз, весенний праздник».
    Под таким названием в генеральном консульстве Турции в Казани открылась выставка молодой талантливой художницы Полины Илюшкиной . Более 30 работ казанской художницы - это живописные места Турции, куда Полина часто отправляется на пленэр.
    56
    0
    1
Реклама

Дом и утешение

Журнал "Казань", № 2, 2015
О творчестве Альбины Абсалямовой начну говорить издалека. Фамилию «Абсалямов» я слышал с детства. И всегда она казалась мне близкой и родной. Мой прадед, Нури Сейфуллович Ширинский, в тридцатые годы прошлого века работал вместе с Сафой Умеровичем Абсалямовым на Ростокинском меховом комбинате в Москве. Опытные татарские меховщики, дореволюционное поколение, переломанное в страшную и громкую эпоху… Вместе они были репрессированы в 1937 году. Вспоминая прадеда, дома всегда упоминали и Абсалямова. Вот так циклично связаны мы - ещё через прадедов.
Только много позднее вошли в мою жизнь романы Абдурахмана Абсалямова, а потом, в 2011 году, во время подготовки к столетию классика татарской литературы, состоялась встреча с Альбиной и её поэзией.
Я не случайно так детально коснулся семейных историй. По‑разному читатели приходят к стихам Альбины Абсалямовой - но почти все через большой цикл, посвящённый корням, тёплому татарскому дому, образу дедушки, с которым Альбина разминулась на несколько лет. Эта особое мастерство - показать мир своих близких и родных людей и сделать его созвучным другим. Не хочется ударяться в сентиментальность, но часто я слышал от приходящих на поэтические вечера Альбины, что стихи её - о них, об их татарских домах. Альбине Абсалямовой удалось выразить любовь и память многих и многих.
Тепло и грустно. Щемящая боль от потерянного рая, в который уже нет дорог. Бабушка - пироги, катлама, перемячи, плов, рецепт которого принесён из Средней Азии, где прошла трудная трагическая молодость. Бабушкины советы и страхи, теплота её рук и молитв. Большой цикл «Мифы и предания Аси и Абики» - лишь на поверку трогательный и личный; он о судьбе целого ожерелья татарских бабушек и их внуков, прочной связи нескольких поколений, такой прочной, что и земной уход не в силах прервать. Магина Измайловна Чумарина - Абсалямова - её роль в поэтическом пути Альбины безгранична. От неё идёт тропинка к истории рода, к татарской традиции, к умению понимать и выразить судьбу века, столь щедрого на беды, но умеющего высоко ценить Дом и утешение.
Ася сидит и смотрит, сколько их там, в вышине,
Их, родных и любимых… как Пантеон огромен!
Видно их там? Не видно… Ася одна в тишине,
Линию жизни ищет на тонкой ладони.
Ася в стотысячный раз хочет взять и спросить:
- Ну, почему же вы там, почему не со мною?
Слышишь, Абика! Всем вместе бы чаю попить -
Я не пила его - тысячу лет - с твоей катламою.
Тот ушедший мир татарского дома - цельный, не стилизованный. Это мишарский дом, корнями прочно связанный с деревнями бывшей Пензенской губернии. И на русском языке уметь выразить, не исказив, не расплескав,- ещё одно мастерство Альбины.
Талант и мастерство. Здесь, разумеется, стоит сказать о казанской русскоязычной поэтической школе, к которой принадлежит Альбина Абсалямова. Феномен этой школы - в сближении традиций и образов мусульманского Востока, татарской цивилизации с европейским пониманием культуры, наследием классической русской литературы. Одна из учениц большого знатока татарской литературы, поэта и переводчика Марка Зарецкого, участница известных литературных объединений Казани, в том числе легендарной «Белой вороны» Наили Ахуновой, Альбина умеет точно выразить важный лейтмотив - перекрёсток языков и религий. Это не восточные колоритные сюжеты, обрамлённые в русские поэтические формы, а умение жизненно и честно выразить татарский мир на русском языке. Как же важно это теперь, когда всё больше и больше татар лишь через поэзию и метафоры могут открыть потаённые уголки своей семьи, души, понять чувства и мысли предков. Казанская русскоязычная поэтическая школа, исследователи которой ещё, несомненно, появятся, должна была сложиться в таком уникальном городе. Много было в прошлом таких русских литературных островов в океане восточной культуры. Многие исчезли и иссякли, а казанская школа переживает теперь свой расцвет, и важная роль здесь принадлежит Альбине Абсалямовой. Не случайно высокую оценку её поэзии давали как видные татарские литераторы, так и один из самых известных уроженцев Казани - знаменитый русский писатель Василий Павлович Аксёнов.
Уже довелось мне слушать и её новые стихи - можно их условно считать «стамбульским циклом» (ох уж эта исконная оте­че­ственная привычка систематизировать поэзию). Стамбул самоценен, величествен, но это и место короткого знакомства Альбины с деятелем татарской эмиграции Равилем Селихметом, близким родственником поэтессы. Прозрачные, лирические и трогательные стихи ещё раз вводят Галату и Босфор в контекст русской литературы.
Здравствуй, Равиль. Ты стоишь на Галатском мосту,
В платье летящем к тебе устремляюсь навстречу…
Месяц пройдёт - и уйдёшь, наберёшь высоту,
Мол, уже ждут тебя там, разве ты бесконечен?
- Вот, посмотри, там мечети Синана!..
Смотрю на Босфор,
но не мечети Синана, тебя обнимаю,
сколько я буду потом воскрешать разговор, разговор,
речь твоя будет во мне колотиться живая.
Представлена в новом сборнике и проза. И рассказы из уже знакомого читателям цикла «Мифы и предания Аси и Абики», и совсем новые отрывки из исторического романа «Ася смотрит в небо». Проза Альбины Абсалямовой лишь отчасти автобиографична. Как и в поэзии, Альбине удаётся выйти за рамки семейных историй и впечатлений.
Уже чтение небольших частей романа «Ася смотрит в небо» показывает умение камерно, избегая сиюминутности и ретроспективной скорости, показать панораму татарских судеб в XX веке. Редкая пока для художественного осмысления тема татарской эмиграции. Много сделала Альбина для понимания сложных человеческих перипетий, изучила массив архивных источников, встречалась в Стамбуле с потомками выходцев из татарских сёл, искала эти сюжеты в Казани и в своей собственной семье (вот уж семья - творческий кладезь!). Но основное в литературе - это человек за письменным столом (Лидия Гинзбург). И у Альбины выстраивается художественный роман, и снова на стыке русской и татарской литератур. Поэтому так важны и новые задумки Альбины - перевод на русский язык оставшегося малоизвестным исторического романа Абдурахмана Абсалямова «Грянет гром», где показаны картины татарской жизни в предреволюционную эпоху, новые литературные проекты, посвящённые татарским писателям советской эпохи - сохранявшим язык и культуру. Альбина знает этот мир и быт изнутри. Бережно она доносит облики и образы Амирхана Еники, Наби Даули, Сибгата Хакима, Афзала Шамова, Фатиха Хусни. Кого‑то из патриархов Альбина Абсалямова лично застала, но больше общалась с литературными вдовами - тоже особым сословием. Мне часто приходилось слышать её устные живые рассказы о классиках татарской литературы, фактически новеллы. Надеюсь, в её новых книгах они будут опубликованы.
Корни, ветви, память, поиск новых смыслов. У Альбины Абсалямовой это не мучительный процесс обретения гармонии, а естественное чувство. По праву рождения принадлежащая к кругу татарской интеллигенции, знающая литературный процесс и быт, Альбина часто выступает в качестве яркого и успешного культуртрегера. Она инициирует сложные проекты, занимается переводами, стремится показать дорогое и близкое ей - другим. И вот в историческом пространстве Казанского кремля воплотился проект «Вечный человек», где портреты и биографические тексты напоминают об известных деятелях культуры Татарстана. Помню грандиозную фотографию с выставки - закатный летний Кремль и портреты Сибгата Хакима и Абдурахмана Абсалямова, устремивших взгляд на молодых казанцев, родившихся уже после их ухода. Как всё это удаётся Альбине?! Наверное, права была её «железная» бабушка Магина, что в неё пойдёт внучка, будет схожа характером и талантом.
Но главное - поэзия. Очень радуюсь я за читателей, только берущих в руки этот новый сборник Альбины Абсалямовой, и ещё больше за тех, кто впервые знакомится с её поэзией. Разные ассоциации и образы возникают от чтения стихов. У меня, помимо темы Дома, есть ещё образ, навеянный этими стихами: ведь поэзия всегда есть музыка, и дело не только в ритме и рифме.
Тонкая инструментальная музыка словно исходит от многих стихов Альбины Абсалямовой.
Разумеется, я лишь пунктирно обозначил сквозные темы, но это и любовная лирика (чистая, похожая на омытое дождём стекло), и старая Казань, и поэмы, и посвящения друзьям.
Доверительно и лично каждому…
Марат САФАРОВ - историк, публицист, общественный деятель

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама