+7°C
USD 58,88 ₽
Реклама
Архив новостей

МАЗУРИК

Телефон разрывался от звонка. Абрамов открыл дверь кабинета и поднял трубку.
— Да, я слушаю вас, — произнёс он и пододвинул к себе ближе лежавший на столе блокнот. — Говорите же, я слушаю вас!
— Здравствуйте, Виктор Николаевич, — произнёс знакомый ему голос.
«Кто это?» — подумал оперативник, стараясь по голосу вычислить звонившего.
— Не узнали? Это я — Морозов Алексей. Как у вас дела? Я слышал, вы сейчас большой начальник.
Абрамов усмехнулся, вспомнив покрытое веснушками лицо Морозова, его густые и непослушные волосы ярко-рыжего цвета.
— Слушай, Лёша! Я думал, что ты ещё в местах лишения свободы, а выходит, ты уже вышел?
— Да, гражданин начальник. Освободился с месяц назад, вышел по одной трети срока. Вот решил жениться, как говорят, бросить якорь. Сейчас приехал с ней в Казань, подкупить кое-что нужно.
— А мне чего звонишь? Проб­лемы?
— Хотел бы «перетереть», тема есть очень интересная для вас, за которую можно лишнюю звезду получить на погоны. Интересно? Если да, то присылайте сотрудника, я здесь в приёмной Министерства.
Абрамов вызвал к себе сотрудника и попросил того спуститься вниз и привести к нему Морозова. 
Прошло чуть более минуты, и в кабинет вошёл Алексей. Виктор посмотрел на него. Он заметно постарел, если так можно сказать о человеке, которому не больше двадцати пяти лет. Его большие сильные руки пестрели татуировками.
— Слушаю тебя, Алексей.
Тот окинул кабинет взглядом и тяжело вздохнул.
— Не ценит тебя, Виктор Николаевич, руководство МВД. Ты такие преступления раскрываешь, а ютишься, словно бомж, в подвале. Короче, есть люди, толкающие стволы. Откуда они у них, я не знаю. Интересно?
— Пока нет. Кто они такие, где живут?
Алексей усмехнулся и с вызовом посмотрел на Абрамова. В его глазах загорелись дьявольские огоньки.
— Что я буду иметь? Вы получите звезду, а я — что?
— Благодарность от заместителя начальника Управления уголовного розыска. Разве это мало?
Морозов засмеялся, обнажив металлические коронки жёлтого цвета.
— Можно покурить? — спросил он Абрамова. — Не угостите?
Виктор протянул ему сигарету.
— Если ты пришёл, чтобы на меня посмотреть, я тебя больше не задерживаю. Кстати, хочу поблагодарить за то дело. Ты тогда здорово нам помог.
— Хорошо, что хоть вы это помните. Я, правда, пока не знаю фамилии тех, «толкающих» стволы. Могу поработать, если вам это интересно… Виктор Николаевич! Вы можете сделать для меня одно одолжение? Проводите меня сами до выхода. Я хочу показать своей девушке, что я «завязал», и МВД не имеет ко мне претензий.
Эта просьба немного насторожила Абрамова. Однако взглянув на Морозова, он решил не отказывать ему. Они спустились на первый этаж и вышли на улицу.
— Спасибо, Виктор Николаевич. Я обязательно всё «разнюхаю» и сообщу вам.
Он пожал Абрамову руку и направился к ожидавшей его машине. Проводив взглядом отъехавший автомобиль, Виктор направился к себе в кабинет.

***
— Ну как, договорился? — спросил Морозова молодой человек.
— Да. Ты не переживай, всё должно быть нормально. Попросил увеличить сумму на десяточку. Говорит, что нужно будет заплатить за услугу начальнику колонии. 
— Ну и аппетиты у этих ментов, — произнёс водитель. — Придётся заплатить, а иначе ничего не получится.
Неделю назад Морозов случайно встретил Гайсина в городе Набережные Челны, куда тот приехал навестить своих родственников. Они познакомились два года назад в камере следственного изолятора УВД Нижнекамска. Гайсина арестовали по подозрению в краже автомобильных шин с одного из заводов города, Морозова — за участие в группе лиц, занимавшихся разбойными нападениями на дорогах республики. Они быстро подружились. Вскоре Гайсина освободили за недоказанностью выдвинутых обвинений, а Морозов получил срок в пять лет. И вдруг эта встреча.
— Лёшка! Как тебе удалось «сорваться» с «кичи»?
Морозов с улыбкой посмотрел на Гайсина.
— Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Мне Анвар помог, мой родственник из МВД. Пришлось заплатить кое-кому, и я на воле.
— Вот здорово. Я слышал, что деньги пилят сталь, но для того, чтобы они пилили, нужно знать кому и сколько дать. Я бы сейчас тоже дал бы, чтобы решить вопрос с братом. Его «закрыли» неделю назад, «крутят» на кражи. Главное, что дома, во время обыска, опера нашли кое-какие вещички. Если исходить, что ранее он уже был судим, ему светит лет пять.
В голове Морозова моментально созрел план.
— Всё решаемо в этой жизни, Анвар. Я думаю, что нет ничего невозможного. Ты же знаешь, любое уголовное дело можно сломать.
— Что толку, что я это знаю. Знать — одно, а вот сделать — это  другое.
— Я подумаю, как можно помочь твоему брату, но хотел бы знать, что буду лично иметь от всего этого? Благодарность твоих родственников здесь не прокатит. Ты поговори с ними, а потом дай мне знать об этом.
— Ты, Лёшка, не сомневайся, мы тебя не обидим….
— Это слова, Анвар. Мне они не нужны, меня интересуют лишь денежные знаки в твёрдой мировой валюте.
Гайсин позвонил Морозову на другой день.
— Привет, Лёша. Мы согласны.
Алексей не сразу понял, с чем согласен Гайсин — накануне он неплохо провёл вечер. 
— Ты знаешь, я сейчас не готов обсуждать всё это, голова «трещит». Вчера принял на грудь, а сегодня вот болею. Если ты доктор Айболит, то помоги мне, — с трудом ворочая языком, произнёс Морозов. — Помнишь русскую сказку, когда Иван говорит Бабе-Яге, ты, мол, меня сначала напои, накорми, а уж потом…
В трубке стало тихо, видимо Гайсин размышлял, как ему поступить с просьбой Морозова.
— Хорошо, я всё понял. Встретимся через полчаса на старом месте, зайдём куда-нибудь, посидим, поговорим.
— Хорошо, Анвар.
С трудом поднявшись с кровати и шатаясь, Морозов направился в туалет.

***
Стоя под небольшим деревом, Гайсин нервно курил. Было жарко, и он уже потерял надежду на встречу с Морозовым. Алексей вышел из подъехавшего автобуса и, заметив Айдара, направился в его сторону. 
— Извини, — произнёс он, обращаясь к Гайсину. — Транспорт… Что предложишь?
Анвар пожал протянутую ему руку и посмотрел на мокрое от пота лицо приятеля. Ему сразу стало понятно, почему тот опоздал на встречу — Алексей был уже слегка пьяненьким.
— Куда пойдём?
— Может, в ресторан? Сейчас там народу мало, прохладно…
— Извини, но я на мели, — произнёс Морозов. 
— Угощаю, — ответил Анвар. 
Они развернулись и, стараясь придерживаться теневой стороны, направились в сторону ресторана. Солнце палило нещадно, и расплавленный на солнце асфальт, словно пластилин, пружинил под ногами, оставляя на своей поверхности следы от обуви. Толкнув тяжёлую стеклянную дверь, они вошли в ресторан. 
Гайсин оказался прав, зал был практически пуст, лишь отдельные посетители, словно кем-то небрежно разбросанные фигуры, тихо ели заказанные блюда. Выбрав в дальнем углу столик, приятели направились к нему, сели, заказав водку и закуску.
— Ты знаешь такую фамилию — Абрамов? — поинтересовался Морозов.
— По-моему, впервые слышал от тебя, в камере. Кто он такой?
Алексей усмехнулся и удивлённо посмотрел на Анвара.
— Толкаешься с пацанами и не знаешь этого человека? Странно. Знаешь, сколько ребят торчат на зоне по его воле? Помнишь дело в Елабуге? Так вот — это он его раскрутил. Короче, у меня есть на него выход. Мне он приходится каким‑то дальним родственником, но суть не в этом. Абрамов может всё: посадить, освободить и так далее.
В глазах Гайсина вспыхнул неподдельный интерес.
— Выходит, он тебя стащил с «кичи»?
— Да. Мне тогда влепили пять лет, а я уже здесь. Так что всё упирается в деньги. Если вы готовы платить, то я буду говорить с ним по этому вопросу.
— Сколько он берёт за это?
— С меня взял двадцать пять тонн «зелени». Сколько будет стоить твой вопрос, сказать не могу. Может, больше, может, меньше…
Выслушав это, на какую-то долю секунды Гайсин заколе­бался.
— А он не «швырнёт» нас с деньгами? Возьмёт валюту и свалит?
Морозов разлил водку по рюмкам и, не чокаясь, выпил. Потом посмотрел на Анвара и ухмыльнулся.
— Дело твоё. Вы хотите освободить своего родственника, а не я. Не устраивают расценки, ищите других людей.
Произнося это, Морозов заранее знал, что других каналов, чтобы спасти родственника от суда, у Гайсина нет. С целью окончательно добить приятеля, Алексей выпил ещё рюмку и сделал вид, что собирается покинуть хлебосольное заведение.
— Ладно, Анвар, я пошёл. А ты думай, — начал он подниматься с места, когда тяжёлая рука Гайсина легла на его ладонь.
— Какие гарантии, что вытащит брата из изолятора? — спросил он Алексея слегка охрипшим от волнения голосом. 
— Гарантии даёт лишь Соцстрах. Если не получится, он вернёт вам деньги.
— Да ты не спеши, Лёша… Сам понимаешь, деньги не маленькие….
Душа Морозова пела. Он просто не мог поверить, что этот достаточно опытный человек поведётся на его сказку. 
— Ты посиди, Лёша, а я позвоню родственнику. Это он решает у нас вопрос с деньгами.
— Звони, только сначала оплати счёт, — ответил Морозов, стараясь придать голосу какой-то шутливый тон. — Знаю я вашего брата, сам мне рассказывал в камере, как крутили «динамо», как сваливали, не оплатив счета в ресторанах.
Анвар улыбнулся. Он сам хорошо помнил эти придуманные им для рыжего сокамерника истории.
— Ты за кого меня принимаешь?
Морозов улыбнулся и пожал плечами.
— Ты всё же уплати, так будет спокойнее….
Гайсин подозвал официанта, расплатился с ним и вышел из зала.

***
Морозов сидел за столом, размышляя о задуманной им комбинации. 
«Посмотрим, товарищ Абрамов, как вы будете выглядеть, когда вас обвинят в получении взятки, — подумал он. — Вы думаете, что я забыл все эти унижения, когда вы «тыкали меня носом», объясняя мне безвыходность моего положения. Вы думали, что вы мне тогда помогали? Нет, и снова — нет. Только из-за вас я провёл полтора года за решёткой».
Алексей мысленно представил удивление Абрамова при виде оперативников. На какой-то миг от этих мыслей ему стало легче. Он улыбнулся, похвалил себя за сообразительность, и его отвлёк вернувшийся Гайсин. Вместе с ним был незнакомый Морозову мужчина.
— Лёша! Это мой родственник, о котором я тебе говорил. Расскажи ему сам, как ты хочешь спасти Ильмира.
Алексей улыбнулся. Судя по его лицу, он был уже достаточно пьян.
— Это вы хотите его спасти, а не я. Я лишь помогу вам выйти на человека, который может это сделать и не более.
Мужчина достал сигарету и закурил, явно нервничая. 
— Откуда такие расценки? — обратился он к Морозову. — Вам не кажется, что это очень дорого?
Пьяная ухмылка исказила лицо оппонента. 
— Вы посидите в камере хоть сутки, тогда скажете, дорого это или нет. Впрочем, я не навяливаю вам всё это. Я человек свободный, в отличие от вашего родствен­ника.
Морозов бросил накрахмаленную салфетку на край стола и поднялся со стула. Он молча вышел из ресторана и, слегка пошатываясь, направился к остановочному павильону.
На следующее утро Алексей проснулся от настойчивого стука, мельком взглянул на стрелки будильника и, шлёпая босыми ногами по полу, направился к двери. Наученный горьким опытом, прежде чем открыть, посмотрел в глазок. На лестничной площадке, переминаясь с ноги на ногу, стояли Гайсин и его родственник.
«Как они могли найти меня, — промелькнуло у него в голове, — я ведь не давал им своего адреса?»
На какой-то миг он замер, не решаясь открыть, но затем повернул ключ и отошёл в сторону, пропуская гостей в прихожую.
— Привет! — поздоровался с ним Анвар. — Как дела, Лёха?
— Дела, как сажа бела…. Что нужно?
Родственник прошёл на кухню и молча поставил на стол бутылку водки и три бутылки пива. Ни слова не говоря, достал из пакета копчёного леща и также положил на стол.
— Поговорим?
Морозов посмотрел на водку, затем перевёл свой взгляд на Анвара и кивнул. Несмотря на то, что голова у него раскалывалась, он отставил в сторону бутылки и сел за стол. 
— Говори, — тихо произнёс Алексей. — Я слушаю….
Анвар посмотрел на родственника, словно ища у того одобрение, и на выдохе произнёс:
— Короче, мы согласны. Чего ты молчишь?
— А мне что, плясать от радости? — произнёс Морозов, облизывая сухие потрескавшиеся губы. — Будем работать. Только мне нужен аванс — две тонны «зелени». Остальные — восемь, когда вопрос будет решён.
Гайсин снова посмотрел на родственника, словно советуясь с ним.
— А если….
— Ты что, мне не веришь? — спросил Морозов Анвара. — Или считаешь, что я хочу вас кинуть?
Мужчина достал из кармана деньги и, отсчитав две тысячи долларов США, положил их на край стола.
— А теперь давайте обмоем нашу сделку, — предложил Морозов, взяв бутылку в руку.

***
Они ехали в машине в Казань. За окном автомобиля царствовало лето. Даже открытые окна легковушки не решали проблему жары. В салоне, развалившись на заднем сиденье, дремал Морозов. Иногда он открывал глаза, стараясь отгадать, о чём говорят эти люди на татарском языке. Анвар оглянулся и посмотрел на Алексея. Тот, словно почувствовав на себе взгляд Гайсина, открыл глаза.
— Слушай, а не получится так, что Абрамов не станет «вписываться» в это дело? Одно дело, ты, как родственник, другое дело, посторонний человек.
— Я же с ним говорил, он непротив, разве этого мало? 
— Лёшка! А что за квартира, в которой ты сейчас живёшь? — поинтересовался у него Анвар. 
— Это хата моей сестры, — не моргнув глазом, соврал он. — Она сейчас на даче, а я вроде бы сторожем у неё работаю. 
«Проверяет, — подумал он. — Наверняка, если что, ломанутся в адрес». 
— До Казани ещё далеко?
— Километров сорок, — ответил родственник.
Машина, увеличив скорость, словно птица, устремилась в Казань.
— Тебя сразу в МВД? — поинтересовался у него родственник Гайсина.
Морозов задумался. Похоже, заданный ему вопрос застал его врасплох.
— Да, — коротко ответил он, — я же с ним ещё вчера договорился о встрече. Зачем тянуть время? Вы сами-то готовы передать ему пятьдесят процентов от суммы? Без денег он и палец о палец не ударит.
По лицу Гайсина пробежала едва заметная тень. Морозов сразу понял, что Анвар особо не доверяет ему и считает, что Алексей их может просто водить за нос.
— Ты что так напрягся, приятель? Не напрягайся, ведь не я, а тем более он, обратился к вам с этим делом. 
Впереди показались пригородные строения Казани. 
— Вот и приехали, — тихо произнёс родственник. — Минут через двадцать будем около МВД.
Вскоре машина остановилась. Морозов выбрался из салона и, вскинув вверх руки, потянулся. 
— Я пойду звонить, — произнёс он. — Ждите меня….
— Можно мне с тобой? — обратился к нему Анвар.
Алексей смерил его презрительным взглядом.
— Пошли…
Они вошли в комнату для приёма посетителей и остановились рядом с постовым.
— Скажите, Абрамов Виктор Николаевич у себя? — спросил его Морозов.
— Да, он на месте.
Алексей направился к телефону и быстро набрал номер.
— Здравствуйте, Виктор Николаевич, — поздоровался он. — Это Морозов. Я хотел бы с вами встретиться и переговорить… Хорошо, я подожду.
Морозов посмотрел на Гайсина и подмигнул ему. Через минуты две в приёмную вошёл молодой человек.
— Кто к Абрамову? — спросил он, обращаясь к посетителям.
— Я! — произнёс Морозов и поднялся со стула.

***
— Это кто тебя провожал? — поинтересовался Гайсин.
— Абрамов. Теперь всё в ваших руках, — словно подводя итог, произнёс Морозов. — Готовьте деньги, просто так он ничего делать не будет. Итак, тридцать пять тысяч «зелёных», половину сейчас, остальные после.
— Чего стоим? Поехали, есть очень хочется…
— Ты не против, если пообедаем дома? — произнёс родственник. — Мы с Анваром казанские, поэтому привыкли есть привычную домашнюю еду.
Морозов улыбнулся и похлопал по плечу Гайсина.
— А я-то думал, что вы нижнекамские ребята. Конечно, поехали. Я давно не ел нормальной пищи.
Машина развернулась и медленно тронулась в сторону Московского района. 
— Как тебе Казань? Нравится? — спросил его Гайсин. — Правда, красивый город?
— Не знаю, мне больше нравятся Челны, там мне всё знакомо. Я сказал Абрамову, что завтра вы передадите ему деньги. Он сразу мне ответил, что с вами лично контактировать не будет. Не хочет рисковать. 
— И как быстро он решит эту проблему? — поинтересовался у него родственник.
— Думаю, что дня два как минимум, то есть до конца этой недели.
Машина свернула с дороги и, сбросив скорость, медленно двинулась вдоль высотных домов. Легковушка остановилась, и её пассажиры вышли на улицу. Раскалённые полуденным солнцем, стены домов пылали, словно доменные печи.
— Ну что, пойдём, — произнёс Гайсин. — У нас дома кондиционер, наверное, не так жарко, как на улице.
Прежде чем войти в подъезд, Морозов обратил внимание на номер дома и название улицы на таб­личке, прибитой к торцу здания. Как и обещал Анвар, обед был отменным. Наевшись вдоволь, Алексей вышел на балкон и закурил. Вслед за ним последовал и Гайсин.
— Анвар! Говорят, что у вас здесь пацаны бегают?
— Да, бегают. Почему ты меня об этом спрашиваешь?
— Ты тоже бегал?
— Было дело, потом бросил. Решил заняться бизнесом, да вот чуть не залетел тогда в Нижнекамске.
Морозов затянулся, а затем щелчком пальца швырнул сигарету с балкона.
— А родственник твой, где живёт?
— Недалеко отсюда, на улице Гаврилова. Да мы мимо проезжали. Дом такой девятиэтажный, напротив магазина. 
Алексей вернулся в зал и налил себе рюмку водки.
— А где твой родственник?
— За деньгами уехал.
Вечером вернулся родственник Гайсина. Все вместе, приятели сходили на Казанку и, искупавшись, легли отдыхать.

***
Морозов проснулся от грохота грома. Он поднялся и подошёл к окну. За ним бушевала гроза. Он посмотрел на часы, которые показывали начало шестого утра. На диване, широко раскрыв рот, громко храпел родственник Анвара, словно споря с раскатами грома. Он то затихал — и Алексею казалось, что тот умер, то из его могучей груди вырывался такой рык храпа, от которого, казалось, вот-вот вылетят стёкла из рам. Гость подошёл к нему и пощупал внутренний карман пиджака, рассчитывая найти в нём деньги. Но карман был пуст.
— Ты что? — вдруг спросил его родственник.
Это произошло так неожиданно, что Морозов невольно вздрогнул.
— Хотел толкнуть вас. Уж больно сильно вы храпели…
Мужчина промолчал и, повернувшись на другой бок, снова заснул. В комнату вошёл Анвар.
— Пошли на кухню, я приготовил завтрак.
— А где у тебя жена? Где дети?
— Отправил их в деревню, к тёще. Когда поедем в МВД?
— Думаю, часам к десяти, не раньше. 
— Алексей! Пообещай мне, что ты нас не «кинешь» с деньгами…
Морозов подцепил вилкой большой кусок мяса и положил его в тарелку. Он словно не слышал вопроса приятеля.
— Ты что молчишь?
— Конечно, нет. Ты же сам всё видел и слышал. Если бы я хотел вас «кинуть», неужели бы повёз к своему родственнику в МВД? Ты меня просто обижаешь. Ладно, твой родственник, который меня не знает. Но мы же с тобой из одного бачка жрали тюремную баланду…
На кухню зашёл родственник Гайсина и молча сел за стол. Он явно был не в духе. То ли плохо спал ночью, то ли его мучали ещё какие-то проблемы, но лицо его было хмурым и неприветливым. Он явно сдерживал себя, чтобы не сказать какую-нибудь гадость. Морозов поднялся из-за стола и вышел. Стоя на балконе, он слышал, как родственник Анвара убеждал того, что Алексей пытался залезть в карман его костюма.
— Я не знаю, как ты, Анвар, но я ему не верю. Он проходимец….
— Ты можешь считать его кем угодно, но другого человека, который бы мог помочь нам вытащить моего брата из тюрьмы, у нас просто нет. Ты можешь ему не верить, а я верю. Он может обмануть кого-то другого, но не меня.
Морозов улыбнулся над последней фразой Анвара. 
«Это хорошо, что он мне доверяет, — подумал он. — Нужно как-то отделаться от этого родственника».
Загасив сигарету, Алексей вернулся на кухню. Родственник всё так же сидел за столом и доедал свой завтрак. Морозов сел за стол и налил себе чая. Разговор явно не клеился. Молча позавтракав, они стали собираться.
— Я случайно услышал ваш разговор обо мне, — произнёс он, обращаясь к Гайсину. — Я готов вернуть вам ваш аванс и уехать в Челны. Зачем мне всё это? Вот и делай людям добро…
— Не обижайся, Лёша, он просто тебя не знает, в отличие от меня. Главное, что я тебе верю.
— Поехали вдвоём, зачем он нам. Забери у него деньги. Что, мы разве с тобой не справимся?
Гайсин вышел в прихожую и стал что-то объяснять своему родственнику. Разговаривали они по-татарски, Морозов ничего не понимал и лишь загадочно кивал головой Анвару.

***
Станислав толкнул дверь кабинета Абрамова и, пропустив Морозова вперёд, вошёл вслед за ним. Взглянув на них, Виктор Николаевич отодвинул в сторону бумаги.
— Присаживайся, Алексей, — произнёс он и показал ему на стул.
— Я всё узнал, — торопливо произнёс он. — Оружием занимается человек по фамилии Гайсин. Зовут его Анвар. Ему помогает его родственник. Фамилии я его не знаю, но он живёт на улице Гаврилова. Где и зачем они приобретают оружие, я не знаю. Из их разговора я узнал, что у них есть какой-то тайник, вот там они и держат стволы.
— Это всё? — спросил Виктор Николаевич Алексея.
— Да, как и обещал…
Абрамов посмотрел на Станислава. 
— Морозов! Выйди из кабинета. Посиди немного в коридоре. Я тебя позову.
Алексей вышел, плотно закрыв за собой дверь.
— Что скажешь, Стас? Мне кажется, что он гонит «порожняк». Представь себе: живёт в Набережных Челнах, приехал в Казань и вдруг информация об оружии?
— Может, всё же проверим информацию, мало ли что?
— Ты знаешь, Стас, я с этим клиентом познакомился в Челнах. Взяли его с поличным, а он вдруг взял и сдал мне всю группу. Главное, без всякого давления, в надежде «отскочить» по делу. Но суд не учёл всё это и «влепил» ему пять лет. В колонии он плотно сотрудничал с администрацией, поэтому и вышел по одной трети. 
Абрамов сделал паузу и посмотрел на собеседника. Стас работал в Управлении уголовного розыска больше пяти лет и хорошо изучил характер своего начальника. Сейчас, слушая его аргументы, он невольно соглашался с его мнением.
— Я понял вас, Виктор Николаевич. Проводим две комбинации, проверяем сообщения Морозова и «делаем за ним ноги». Я правильно вас понял.
Абрамов кивнул.
— Чувствую, что он устроил какую-то игру и хочет втянуть в неё и нас, то есть МВД. И мы должны играть в ней первую роль. Морозов человек умный, внимательный. Нужно быть очень осторожным, Станислав.
— Я всё понял, Виктор Николаевич.
— Раз понял, то зови ко мне Морозова. 
Алексей осторожно присел на край стула и посмотрел на Абрамова.
— Сейчас наша группа начнёт отработку твоей информации. Если она подтвердится, получишь вознаграждение.
— Товарищ подполковник! Я знаю этих людей и рассчитывать, что они просто так сдадут вам оружие, не нужно. Я слышал, как они договаривались между собой, чтобы ни при каких условиях не выдавать не только место хранения стволов, но и друг друга. Поэтому вы сможете получить от них что-то, лишь только когда закроете их.
— Вот и хорошо. Мы тебя тоже с ними «закроем», ты нам и поможешь вывести их на чистую воду.
Лицо Морозова побледнело, на лбу выступили капельки пота.
— За что вы так со мной? Если бы я знал, что вы хотите меня «закрыть», не сказал бы вам ни одного слова.
— Не переживай, Морозов, я пошутил.
Алексей облегчённо вздохнул и улыбнулся. Но улыбка получилась какой-то неестественной, вымученной.
— Станислав! Проводи гостя…
— Хорошо, Виктор Николаевич. Пусть он посидит в коридоре минут двадцать. 
Они вышли из кабинета. Оставив Морозова в коридоре, Станислав зашёл в кабинет и приказал сотрудникам отработать указанный адрес.
— Новиков! Сейчас я провожу одного клиента. За ним нужно «сделать ноги». Смотри, не потеряйте его.
Станислав вывел Алексея на улицу и, пожав ему руку, вернулся обратно.

***

Морозов вышел из здания МВД и, улыбаясь, направился к Анвару, стоявшему у входа в парк. Он достал из кармана сигарету и закурил.
— Ну как? Давай, рассказывай? — спросил его Гайсин.
— Всё на «мази». Деньги взял и прямо при мне начал кому-то звонить. Сказал, что отмажет твоего родственника, и тот вернётся домой дня через два-три.
— Не ожидал, Лёха, что всё это произойдёт так быстро. Сидел и молил Бога, что всё «срослось». Думаю, что нужно это дело обмыть. Как ты считаешь?
— Можно. Давай, поехали к тебе, по дороге что-нибудь купим.
Когда они подъезжали к дому Гайсина, Морозов попросил того остановиться.
— Ты ставь машину на стоянку, а я зайду в магазин, куплю водку и закуску. Гулять, так гулять…
— Хорошо. Только не задерживайся….
Морозов не торопясь направился в сторону продуктового магазина. Он быстро прошёл в отдел, в котором продавали алкоголь, купил бутылку коньяка и направился к выходу. Оплатив покупку, вышел из магазина и, заметив такси, направился к машине. Подходя к ней, машинально коснулся рукой кармана куртки, в которой находились деньги. 
— Шеф! Подбрось до автовокзала, — обратился он к водителю.
Тот посмотрел на Алексея, на синие от татуировок кисти рук и, отбросив в сторону сигарету, молча, кивнул. Заметив в его руке бутылку с коньяком, улыбнулся.
— Празднуешь? — поинтересовался он у Морозова.
— Да. Хорошее дело провернул. Пока живут на свете дураки… 
Машина развернулась и медленно двинулась в сторону выезда на улицу. К дому Гайсина в этот момент подъехала опергруппа и, поднявшись на лифте, стала звонить в дверь квартиры.
— Кто там? Это ты, Лёша?
Анвар открыл дверь и удивился, увидев на лестничной площадке сотрудников Уголовного розыска.
— Поехали, — предложил ему Стас. — Нужно поговорить…
Гайсин молча накинул на плечи куртку и вышел из квартиры. Дорога заняла не так много времени. Анвар вошёл в кабинет Абрамова и остановился около двери.
— Чего встал, проходи, присаживайся, — предложил ему Виктор Николаевич. — Начну сразу с вопроса об оружии. Где оно?
— Какое оружие? У меня никогда не было никакого оружия. Кто вам наврал об оружии?
Неожиданно для Абрамова Гайсин громко засмеялся.
— Я всё понял, товарищ Абрамов. Выходит, правильно мне говорил мой родственник, что вы деньги возьмёте, а затем швырнёте нас на камни.
Виктор Николаевич удивлённо посмотрел на него.
— Какие деньги, Гайсин?
— Те, которые вам передал ваш родственник! Какой я дурак, что поверил всем вам!
Плечи Анвара затряслись. Он закрыл лицо руками, словно стараясь отделиться от окружающего его мира.
— И кто этот человек, представившийся моим родственником? Давай-ка я попробую отгадать, — произнёс Абрамов. — Неужели, Морозов?
Гайсин кивнул.
— И на сколько он вас «обул»?
— Почти на двадцать тысяч долларов США.
Виктор Николаевич поднял телефонную трубку.
— Стас! Где сейчас Морозов?
— Полчаса назад был на автовокзале, купил билет до Челнов. Сейчас, наверняка, пьёт коньяк.
— Если ещё не уехал, задержите его, и ко мне.
— Всё понял.
— Посиди в коридоре, — обратился Абрамов к Гайсину.
Тот вышел из кабинета, оставив Виктора Николаевича од­ного.

*** 
Морозов сидел на лавочке в сквере напротив автовокзала и медленно тянул из пластмассового стаканчика коньяк. Душа его пела. Иногда он бросал свой взгляд на двух молодых парней, что сидели не так далеко от него.
«Завидуют, — решил он, рассматривая их лица. — Наверняка, тоже хотят выпить».
Он встал с лавочки и, слегка покачиваясь, направился в их сторону, держа початую бутылку в руках. До отправления автобуса в Челны было ещё достаточно времени, и он решил скоротать его за разговором.
— Ну что, мужики? Махнём немного?
Ребята не ответили. Один из них ловким приёмом сшиб Морозова с ног и, заломив руку за спину, навалился на него. Второй достал из кармана стальные браслеты и сковал ему руки. Алексей хотел что-то сказать, но, увидев перед своими глазами удостоверение сотрудника МВД, моментально передумал. Он хорошо знал, к чему может привести подобное красноречие. Его подняли на ноги и повели к автомашине.
«Всё в этой жизни циклично, — подумал Морозов. — Сначала повезёт, а затем…»
Он шёл по коридору МВД, всё ещё надеясь на ошибку, однако, заметив сидевшего на стуле Гайсина, всё понял… 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: