0°C
USD 78,86 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    672
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Незажжённые фитили

Журнал "Казань", № 1, 2014

Сорок пять лет страна смотрела сатирический журнал «Фитиль». С 1962 года - на экранах кинозалов, а с 2004-го - на телеэкранах. Одним из авторов «Фитиля» являлся казанский журналист Борис Бронштейн, по сценариям которого было отснято полтора десятка сюжетов - игровых и мультипликационных.

В 2006 году Борис Бронштейн был награждён дипломом и медалью за второе место в международном конкурсе на лучший сценарий, объявленном редакцией «Фитиля». А через год «Фитиль» прекратил своё существование, и многие идеи и замыслы его авторов остались нереализованными.

Покопавшись в своём архиве, Борис Семёнович предоставил редакции журнала «Казань» несколько сюжетов, не дошедших до съёмок.

Наши читатели могут мысленно подобрать актёров на предполагаемые роли и представить, как всё это смотрелось бы на экране.


Звонкая монета

Два дворника подметают городской двор и прилегающий тротуар. При ближайшем рассмотрении выясняется, что кучки наметённого мусора состоят из мелких монет: пятикопеечных, гривенников, полтинников…

- Беда с этой инфляцией,- говорит Первый Дворник, помахивая метлой.- Мелочь совсем обес­ценилась, а нам с тобой работы прибавляется. За ту же зарплату.

Второй Дворник цепляет метлой обрывок газеты и тычет в него пальцем:

- А вот опять пишут, что инфляцию скоро обуздают. Правительство принимает меры…

- Как же, обуздают! - ворчит Первый Дворник.- За полтинником уже никто наклониться не хочет.

Он загребает кучку мелочи совковой лопатой и несёт этот хлам к мусорному баку. Вываливает. Слышится чарующий звон монет, и видно, как монеты сыплются через край заполненного бака.

В соседнем баке тем временем копается бомж.

- Ну, чего ты, рыжий, всё копаешься? - спрашивает его Первый Дворник.- Нет тут ничего ценного - одна мелочь.
- Как это нет? - не согласен бомж, роющийся в куче монет.- Вот червонец нашёл. (Показывает грязную десятку.) Отмою, будет как новенький.

Во двор въезжает мусоровоз. Машина выпускает механическую лапу, захватывает бак и опрокидывает его содержимое в кузов. Звон монет превосходит все ожидания. То же проделывается со вторым баком. Дворники сгребают высыпавшиеся через край монеты и лопатами бросают их в кузов. Машина отъезжает.

- Ну, что, кажется, всё на сегодня? - говорит Первый Дворник, закуривая.

- Нет, не всё,- напоминает Второй Дворник.- Нам же ещё велели фонтан почистить.

Они обходят дом, с внешней стороны которого, в скверике, пульсирует фонтанчик. Возле фонтана стоит грустный человек с чемоданом. Он ставит чемодан на землю, достаёт пригоршню мелочи и бросает в фонтан. После чего берёт чемодан и уходит…

Дворники приближаются к фонтану. Становится видно, что фонтан буквально завален мелкими деньгами.

- И это что? - возмущённо говорит Первый Дворник.- За ту же зарплату мы в фонтан полезем?

- Давай позвоним Михалычу,- предлагает Второй Дворник, вынимая мобильный телефон.- Пусть за эту очистку даёт премию!

Дворники присаживаются на кромку фонтана и набирают номер.

- Слышь, Михалыч! - говорит Второй Дворник.- Фонтан сильно захламлён, и мы просто так в него не полезем. Ты уж давай придумай для нас какой-нибудь денежный стимул. Как ты сказал? А-а… Ну, спасибо!

- Что обещает? - интересуется Первый Дворник.

- Обещает за каждые добытые сто рублей дать сто рублей премии! - поясняет Второй Дворник, сам ещё не понимая, что говорит.
Дворники осоловело смотрят друг на друга. И почти хором подводят итог:

- Ну, это другое дело! Не бесплатно же!


Заначка

В комнате, на фоне окна с цветами на подоконнике, перед женщиной грозного вида в юбке и кофточке стоит понурый сержант милиции с буквами «ДПС» на спине и полосатой палкой в руках. Сержант нехотя отдаёт женщине несколько купюр - сотенных, пятисотрублёвых…

Женщина (сурово): И это всё?

Сержант (помявшись): Всё. А откуда же боль­ше‑то?

Женщина: Так, значит, ты работаешь? Что ты за мужик, Николай? Виктор вон в три раза больше приносит… Или ты опять припрятал?

Сержант (выворачивая карманы брюк): Да я… Да как я мог.. Конечно, нет…

Женщина срывает с головы сержанта фуражку и уверенно извлекает из неё ещё несколько купюр.

Женщина: А это что? Ну-ка, расстегнись!

Сержант нехотя расстёгивает пуговицы на груди. Женщина ловкими движениями достаёт из каких-то потайных кармашков, чуть ли не из подмышек сержанта, ещё пару бумажек.

Женщина: Так я тебе и поверю! На самом бойком перекрёстке стоял и бабок срубить не смог? Ну-ка, ботинки сними!

Сержант со страданием на лице снимает ботинки. Под стельками женщина обнаруживает ещё несколько купюр.

Женщина: Устала я с тобой, Николай! Сил больше нет! И денег приносишь мало, и врать научился…

Складывая добычу в стопку, она отходит от сержанта. В кадре появляется письменный стол с несколькими телефонами и стул, на который наброшен китель с майорскими погонами. Становится понятно, что это не квартира, а служебный кабинет. Женщина устало опускается на стул с кителем, в это время раздаётся звонок, и она снимает трубку.

Женщина: Майор Степанова слушает. Да, товарищ подполковник, сейчас закончу приём и зайду…

Она прикрывает микрофон ладонью и делает жест сержанту, мол, свободен, можешь идти.

Сержант выходит из кабинета и закрывает за собой дверь с табличкой «Начальник отдела». В коридоре мается лейтенант.

Лейтенант: Ну, что? По лицу вижу: всё отобрала.

Сержант: Да уж! Такой шмон устроила! У жены моей - и то так ловко не получается!

Лейтенант: И что же? Мы ведь хотели после дежурства в ресторанчик заглянуть…

Сержант: Не горюй, сообразим что-нибудь.

Он свинчивает с полосатой палки колпачок и хитро заглядывает в неё, как в трубу. Выясняется, что внутри она полая, и сержант, как фокусник, извлекает из неё две свёрнутые в трубочку тысячные купюры.

Сержант (весело): Ты что думал: начальству всё известно? Вот она, заначка! Заначка с двумя неизвестными.


Опасные гастроли

За кулисами Дворца культуры на фоне афиши «Концерт классической музыки. Арии из опер» курят два солидных человека. Со сцены доносятся звуки симфонического оркестра.

- Ну, как? - спрашивает Первый, показывая на большую афишу, где помещена фотография музыкантов в смокингах.

- Послушал ты моего совета, переодел музыкантов?Да, переодел,- отвечает Второй.- Это уже можно снять (снимает со стены афишу), теперь артисты выглядят совершенно иначе. Где-то тут была новая афиша… Впрочем, к чему афиша, пойдём, сам увидишь…

Они проходят поближе к сцене, и им открывается живописное зрелище. Оркестр одет в майки, мятые джинсы, куртки с заклёпками, кроссовки… На шее голого по пояс пианиста болтается галстук, скрипач - в цветастой косынке, дирижёр в футболке, его джинсы сильно разодраны, в прорехах сверкают колени…

- Ну, вот! Это то, что нужно! - удовлетворённо кивает Первый.- А ты не хотел меня слушать. В нашем городе ничто другое не проходит. К нам опасно на гастроли ездить. Но теперь, надеюсь, со сборами всё будет в порядке.

- Полный зал молодёжи! - радостно говорит Второй.- Вот взгляни…

Он раздвигает какие-то шторы. В дырку виден полуосвещённый зал. Юноши и девушки, в едином порыве воздев руки, раскачиваются в такт музыке, как это бывает на попсовых концертах.

Собеседники с улыбками отходят от сцены и оказываются в коридоре, где распевается немолодой полный человек в кожаной безрукавке с заклёпками, надетой на голое тело.

- Узнаёшь народного артиста Светозарова? - со смехом спрашивает Второй.- Сейчас с арией из «Князя Игоря» выйдет. Впрочем, я вижу, он не готов! Всеволод Павлович,- строго обращается Второй к артисту,- а где же ваша татуировка? Я же вам объяснял…

- Сейчас будет вам татуировка,- добродушно отзывается артист.- Что я, не понимаю, что ли? Уже несут.
Подбегает женщина-гримёрша и наклеивает Светозарову на предплечье плёнку, имитирующую тату­ировку: змею, обвившуюся вокруг меча.

- О дайте, дайте мне свободу,- продолжает распеваться артист, двигаясь по коридору,- я свой позор сумею искупить…
При этих словах он доходит до того места, где на стене висит обновлённая афиша. На ней тот же текст и тот же оркестр, но уже не в смокингах, а в рванье, бахроме и заклёпках.


Охраняемое лицо

К роскошному дому подъезжают три шикарных автомобиля. Из первого и последнего выскакивают могучие охранники в чёрных костюмах и занимают ключевые точки. Один из них подходит к среднему автомобилю и открывает заднюю дверь. Из машины выходит босс, поднимается по ступеням и скрывается в дверях здания.

- Всё! - говорит руководитель охранников человеку, открывавшему дверь автомобиля.- Отдыхай. До утра свободен.

Тот расслабляет узел галстука, достаёт сигареты и закуривает. С другой стороны улицы к нему спешит молодой мужчина в полувоенном одеянии - в каму­фляжных штанах и футболке.

- Витёк! - кричит он.- Какая встреча! С самого дембеля тебя не видел! И вот, смотрю, ты неплохо устроился! Ну, расскажи, как живёшь… Давай посидим где-нибудь, что ли!

- Привет, Серёга! - обнимает сослуживца охранник.- Конечно, посидим. Только в другой раз. Я сутки не спал, передохнуть надо… Вот тебе мой телефон. В воскресенье позвони.

Охранник протягивает другу визитку и угощает сигаретой.

- Ну, ладно, позвоню,- говорит тот, закуривая и продолжая с восхищением разглядывать костюм приятеля.- А пока хотя бы скажи, доволен ли. Нельзя ли и мне сюда пристроиться?

- Ну, что сказать? Работа понятно какая. Платят неплохо, но нервы на пределе. У шефа, сам понимаешь, крупный бизнес, не семечками торгует. На него уже два покушения было. Преступность у нас растёт, сам знаешь. Ни минуты покоя! Мне за каждым деревом кто-нибудь мерещится…

При этих словах Витёк вдруг напружинивается и инстинктивно заслоняет собой Серегу. Взгляд его устремлён на большое дерево шагах в десяти, рука тянется под мышку. Однако из-за дерева выходит девочка, выгуливающая собачку, и напряжение спадает.

- Да уж! - вздыхает Серёга.- Нервы у тебя, Витёк, натянуты. И что же ты, и после работы ни на минуту не расслабляешься?

- Нет, после работы расслабляюсь…

- Выпиваешь, небось? - с пониманием щёлкает себя по кадыку Серега.

- Нет, просто нанял себе охрану.

- Тебе? Охрану? - изумляется приятель.- Охрана охраннику?

- Ну, об этом потом. Я пошёл спать. До встречи!

Охранник переходит улицу. На той стороне его ждут три автомобиля. Он подходит к среднему, к «Жигулям». Из первого, «Москвича», и последнего, «Оки», выскакивают довольно хилые на вид охранники в сереньких костюмчиках. Один из них распахивает перед Витьком заднюю дверцу «Жигулей». Тот усаживается, все три машины включают фары и трогаются. Проезжая мимо изумлённого Сереги, Витёк высовывается из окна. Кортеж притормаживает.

- Обязательно позвони, Серёга! - говорит Витёк.- Я помню, как ты прикрыл меня в горах, на перевале. Я тебя, пожалуй, в свою охрану возьму.


Насобачилась…

К симпатичному коттеджу подъезжает машина с таб­личкой «Телевидение». Из неё выходят два телевизионщика, вытаскивают аппаратуру. Нажимают кнопку звонка на воротах и поясняют в домофон: - Здравствуйте! Мы на интервью! Вчера договаривались…

Им открывают, они идут через двор. Открывается дверь коттеджа, из неё навстречу гостям выбегает небольшая собачка. Собачка крупно в кадре. Видно, что она лает, но лая не слышно.

Вслед за собачкой в дверях появляется хозяйка с внешностью эстрадной певицы.

- Проходите, ребята,- говорит она.- Только учтите, что времени немного. У меня сегодня три концерта. Днём пою на стадионе, вечером - во Дворце эстрады, и ещё ночью на каком-то юбилее…

Телевизионщики проходят в вестибюль. Собачка вертится вокруг них и продолжает беззвучно лаять.

- Странное дело,- говорит оператор.- Она вроде бы лает, а лая не слышно.

- Да не лает она,- с усмешкой поясняет певица.- Когда-то лаяла, а потом поняла, что не стоит зря надрываться, и только пасть открывает. Вот я сейчас включу её фонограмму…

Певица нажимает кнопку пульта, и дом оглашается заливистым лаем из нескольких колонок. Собачка по‑прежнему прыгает и открывает пасть…


Без протокола

Обочина трассы. Стоит машина ГИБДД. Сержант, сделав знак полосатым жезлом, останавливает рефрижератор с надписью «Мясокомбинат».

- Ваши документы,- говорит он вышедшему из кабины водителю.- Что везёте? Откройте-ка!

- Колбасу везу,- говорит водитель, открывая зад­нюю дверь. В кузове - коробки. Шофёр открывает одну из них, в ней лежат палки копчёной колбасы.

- А сплошную линию почему пересекли? Придётся составить протокол…

- Да что вы? - заискивает водитель.- Зачем же протокол? Может, так договоримся?

- Только попробуйте сунуть мне деньги! - строго говорит сержант.- Денег не беру! Уберите свой бумажник! Что за народ! Так и норовят подкупить человека при исполнении…

Звучит музыка. О чём они дальше разговаривают, не слышно. Камера сдвигается на дорогу, и уже не видно, что делают эти двое за приоткрытой дверкой рефрижератора. И вот машина отъезжает. В кадре остаётся один сержант на фоне милицейской машины. Он зорко смотрит вдаль на дорогу и опять делает решительный шаг к проезжей части, останавливая какой‑то фургон. Останавливает он его тем же жестом, но изумлённый водитель фургона видит в его вытянутой руке не полосатый жезл, а палку копчёной колбасы.

Камера показывает фургон сбоку. На нём надпись: «Хлеб».


Учебная езда

По городу в потоке машин едет автомобиль со значком «У» - учебный. За рулем сосредоточенный Курсант, рядом развалился с сигаретой в зубах матёрый Инструктор.

Инструктор: Так, так, правильно… Молодец! Уже видны навыки городского водителя! Ещё два-три занятия, и я за тебя спокоен! Так, так… Прибавь-ка газу… Обходи его справа по тротуару…

Автомобиль преодолевает поребрик, едва не задевает прохожего, а также женщину с коляской, обгоняет по тротуару идущий впереди троллейбус, возвращается на проезжую часть и устремляется к перекрёстку.

Инструктор: Стоп, стоп! Куда разогнался?

Курсант: Так зелёный же!

Инструктор: Наплевать на зелёный! Ты смотри, наперерез все едут на красный. Соображать надо! Пропусти… и этого пропусти… Вот теперь у нас красный зажёгся. Жми, видишь, все тронулись…

Автомобиль проезжает перекрёсток на красный и снова идёт в потоке. Слева его поджимает какая-то машина. Курсант опускает стекло и делает свирепое лицо.

Курсант (в окно): Куда прёшь, козёл?

Инструктор: Ну-ну! Интонация правильная, а текст перепутал!

Курсант: Так вы же меня сами учили…

Инструктор: Там за рулём не мужчина, а женщина. Внимательнее надо быть на дороге! Какой у нас текст на этот случай? Ты записал?

Курсант (заглядывая в блокнот): Записал. (Снова высовывается в окно.) Куда прёшь, корова?

Инструктор: Другое дело. Ну-ка прижмись к обочине. Я вижу, мой бывший ученик в аварию попал…

Инструктор выходит из автомобиля. Перед ним машина с хорошей вмятиной. Чуть поодаль - вторая, такая же. Водители, участники происшествия, машут руками, что-то друг другу доказывают.

Инструктор: Валерий! Подойди-ка сюда!

Один из водителей узнаёт инструктора, подходит.

Инструктор: Ты, Валера, нынче уже третий раз влетаешь! Словно не у меня учился.

Валерий: Да я… Да я, Виктор Иваныч…

Инструктор: Небось, опять по правилам ехал? Как в деревне!

Валерий: Да я… Да я, Виктор Иваныч…

Инструктор: Вот тебе мой телефон. Подъедешь, позанимаюсь с тобой дополнительно.

Инструктор возвращается в учебную машину. Машина трогается.

Инструктор: Слабый был ученик. Сколько я с ним возился, сколько объяснял, что такое городская езда - никакого толку. Всё равно ездит по правилам. А в городе такое движение, что надо ездить не по правилам, а по исключениям. Прибавь-ка газу! Ещё! Успеем проскочить перед трамваем…

Лязг железа, крики прохожих… Не видно, что произошло, так как место происшествия загораживает остановившийся трамвай. Видно только, что трамвай пустой, а на нём - табличка «У» - учебный. В кабине трамвая девушка-ученица, от испуга закрывшая лицо руками, и женщина-инструкторша.

Инструкторша (невозмутимо): Ну, ты поняла, что нельзя ездить по правилам? Не сиди! Действуй, как я учила!

Девушка берёт себя в руки, хватает блокнот, лихорадочно ищет нужную запись и высовывается из трамвая.

Девушка: Ты что, ослеп, недоносок этакий? Куда выперся на рельсы, козёл? Вот я сейчас позвоню…

(Долгий трамвайный звонок.)


Фальси-фальси

За столом две бабки, хозяйка и гостья, пьют чай.

Гостья: Ну, рассказывай, Макаровна, как твой старик в больницу попал. А то я всякое слыхала… Будто он выпил лишку…

Хозяйка: Да типун тебе! Какое там лишку? Рюмочку одну выпил, когда из бани пришёл. И так ему дурно сделалось! Потом уж нам сказали, что водка была фальси… фальси…

Гостья: Фальсифицированная?

Хозяйка: Ага! Она самая!

Гостья: Ну, а ты?

Хозяйка: Ну, я вызвала «скорую помощь». Волнуюсь, смотрю в окно, вижу - едет. Да только не доехала полквартала, заглохла. Потом уж мы узнали, что «скорая» заправилась, а бензин был фальси… фальси…

Гостья: Фальсифицированный?

Хозяйка: Ну да! Я на крыльцо выскочила, смотрю, бежит врач с чемоданчиком… Ты наливай ещё чайку, бери пирожки…

Гостья: Да я беру, беру… И что же тот врач? Укол хоть сделал?

Хозяйка: Укол сделал. А ему от этого укола ещё хуже стало. Уж потом мы узнали, что лекарство было фальси… фальси…

Гостья (с ужасом): Фальсифицированное?

Хозяйка: Ага! Оно самое! Ну, теперь уж что говорить! Отвезла я старика на такси в больницу - «скорая» же так и не завелась. Сейчас ему получше…

Гостья: Подожди-ка. Всё началось с водки. Он её что, в каком-нибудь привокзальном ларьке купил?

Хозяйка: Нет, в соседнем магазине.

Гостья: Ну надо же! Чтоб он сгорел, этот магазин!

Хозяйка: Так он уже сгорел…

Гостья (с изумлением): Как сгорел? Почему?

Хозяйка: Не знаю. Сгорел дотла.

Гостья: То есть как дотла? Пожарные, поди, водой поливали!

Хозяйка: Поливали. Только вода была фальси…фальси…

Гостья: Опомнись, Макаровна! Как вода может быть фальсифицированной?

Хозяйка: Да разбавленная она была!

Гостья: Что ты мелешь? Чем же воду можно разбавить?

Хозяйка (сама удивляясь): Ну… Ну, водой, наверное!


Математический уклон

В кабинет директора школы заглядывает старичок в очках и с бородкой клинышком.

- Здравствуйте, - говорит он,- вы меня узнаёте?

- Ну, как же, как же, Николай Семёнович! - вскакивает директор.- Кто же в нашей школе не знает академика Парамонова? Мы же по вашему учебнику детей математике учим! Ваш портрет висит в актовом зале на стенде «Наши знаменитые выпускники». Присаживайтесь, пожалуйста! Это сколько же лет вы здесь не были?

- Давно не был, очень давно… А вот сейчас хочу внука в вашу школу определить. В школу с математическим уклоном. Может, как и я, увлечётся математикой…

- Почтём за честь, Николай Семёнович! Школа наша по-прежнему престижна. Видные люди к нам своих детей приводят. А мы уж стараемся готовить их к нынешней жизни… Давайте-ка я вам покажу обновлённый кабинет математики…

Они идут по коридору, директор открывает дверь с табличкой «Кабинет математики» и жестом приглашает академика войти. Тот входит и ошарашенно останавливается на пороге. Здесь под портретом Лобачевского установлен барабан рулетки, вдоль стен, увешанных графиками и таблицами, стоят игровые автоматы…

- Вот здесь дети с помощью современных учебных пособий учатся считать… Считать варианты, подсчитывать вероятность выигрыша,- поясняет директор и с удовольствием раскручивает барабан.- В теперешней жизни не обойтись без подобных навыков…

- Да уж,- понимающе вздыхает академик.- А как же мой учебник? Он, выходит, уже устарел?

- Кое в чём действительно устарел,- смущается директор.- Ну, есть там, например, задачки про землекопов… Какие сейчас землекопы? А вот задачки про бассейн вполне актуальны. Бассейны сейчас в каждом коттедже!

Директор нажимает клавишу игрового автомата, на экране мелькают игральные карты и открываются «тройка», «семёрка» и туз.

- Здорово! - восхищается директор.- «Тройка», «семёрка», туз! Надо будет заодно провести здесь урок литературы!

Довольный директор с обескураженным академиком выходят из кабинета и останавливаются перед стендом «Наши знаменитые выпускники».

- Вот, я вам говорил…- показывает директор на портрет академика.- Мы своих выпускников помним!

- Спасибо! А это, извините, кто? - спрашивает академик, показывая на выбивающийся из ряда портрет молодого мордоворота в майке с цепью на шее и татуировкой на предплечье.- Чем он знаменит?

- А-а, это наш Витёк! Всего три года назад школу окончил, а уже выиграл в казино несколько миллионов! Недавно мы его приглашали на встречу со старшеклассниками, но, жаль, не смог прийти. Занят очень.

- И чем же он так занят? - недоверчиво усмехается академик.

- Причина серьёзная! Говорит, что учебник математики пишет!


Соколы ЖКХ

Кабинет начальника жилищной конторы. Перед начальником сидит корреспондент с блокнотом и диктофоном. Начальник отбивается от кого-то по телефону:

- Ну, я же вам ещё утром сказал, что двух слесарей к вам направили. Скоро будут. Ничего! Пока тазик подставьте!

Кладёт трубку, возвращается к разговору с коррес­пондентом:

- Ну, так вот, я повторяю, реформа ЖКХ проводится успешно, и уже есть результаты. Сейчас я вам кое-что покажу…

Они выходят их кабинета и подходят к двери с таб­личкой «Центр управления сантехническими работами». Изумлённый корреспондент видит большой зал, похожий на Центр управления космическими полётами. Мерцают десятка три экранов, перед ними сидят сосредоточенные мужчины в белых рубашках и галстуках. За кадром звучит мелодия песни «Заправлены в планшеты космические карты…»

На всех экранах одно и то же изображение: небритый слесарь в вязаной шапочке и с сигаретой в зубах орудует гаечным ключом.

- Что это у нас? - интересуется начальник.- Ах, да, это идёт стыковка. Слесарь Петров стыкует трубу с резервуаром.

Звучит та же мелодия. Картинка меняется. На всех экранах - кухня, где находятся пожилая хозяйка в цветастом халате и слесарь. Хозяйка хлопочет у стола, а слесарь, как космонавт, плавно летает по кухне.

- Так-так,- немного смущается начальник.- Похоже, слесарь Сидоров заменил бабусе кран и уже находится в состоянии невесомости. Что ж, завтра на оперативке будет, как говорится, разбор полётов!

На экранах - подсобка. Тиски, сварочный аппарат, металлический хлам. Четыре слесаря играют в домино. Слышны их голоса:

- Дубль пять!

- Дубль шесть!

- Это дублёры,- комментирует начальник.- Сейчас одного из них пошлём на замену Сидорова. А тому придётся пройти курс реабилитации и заново учиться ходить. Всё по науке!

- Это хорошо, что по науке,- соглашается корреспондент.- Но что же получается на практике? Вот я слышал, вам звонили. С утра ждут слесарей. У вас такой контроль, а куда же они подевались?

- Никуда не денутся! - заявляет начальник и склоняется к микрофону: - Сокол, сокол! Я орел, я орёл! Выйдите на связь!

На экране возникает скамейка под деревом. Два слесаря потягивают пиво из горлышка. В ящике для инструментов ещё пара бутылок.

- Вы чего там прохлаждаетесь? - строго спрашивает начальник.- Вас давно ждут в двадцать шестой квартире!

- Да ещё есть время,- вяло отзывается один из соколов.- Всё по графику. Сейчас закурим и тронемся (смотрит на часы). У нас ещё в запасе - четырнадцать минут!
Слесарь исчезает с экрана.

- И всё-таки я вижу,- говорит корреспондент,- что результаты у вас не соответствуют затратам. Вы расходуете большие деньги, пытаетесь контролировать слесарей, а вас самих кто-нибудь контролирует?

- Бывает,- усмехается начальник.- Приходят иногда проверяющие «сверху». Вот и сегодня один явился, с утра акт составляет. Давайте-ка посмотрим, как они с моим главбухом сидят.

Начальник делает знак оператору, на экране появляется кабинет главбуха. Стол уставлен «ананасами и рябчиками». Главбух наливает проверяющему в стаканчик из коньячной бутылки. Тот, уже пьяненький, поднимает стаканчик, что-то неразборчиво говорит и делает жест рукой.

- Я не понял, что он сказал,- спрашивает начальник ЖЭУ оператора.

Оператор откручивает запись назад. Снова поднятый стаканчик, снова жест. Оператор прислушивается и поворачивается к начальнику:

- Он сказал: «Поехали!». И махнул рукой.


Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: