+6°C
USD 58,17 ₽
Реклама
Архив новостей

Сон из ноосферы

Иногда (очень редко) мне снились вещие сны, от которых я обязательно просыпалась ровно в три часа ночи. Потом снова засыпала, но что удивительно, наутро они мне вспоминались, хотя обычно я не помнила своих снов и этим, «вещим», не придавала никакого значения. Но через какое-то время они сбывались почти дословно, и я стала серьёзнее к ним относиться.
Однажды, 2 апреля 1986 года, утром перед пробуждением мне приснился странный мультик, где фигуры были как бы насыпаны из песка, с очень ритмическим закадровым текстом. Проснувшись, я подумала: ну какая только хрень не приснится! Потом соорудила завтрак, накормила сыновей и отправила их в школу, а сама с любимым толстым журналом с удовольствием залегла на диван, потому что в тот день я была на больничном из-за ангины.
Однако непонятная сила, словно ухватившая меня за шкирку и посадившая за письменный стол, начала размеренно диктовать мне смутно знакомый ритмический текст. Этот текст как бы гранёным хрустальным столбом входил в мою голову, и я, не смея сопротивляться, едва успевала его записывать. При этом чувствовала себя как в горячечном бреду.
Должна признаться, что я никогда не сочиняла никаких стихов и не стремилась к этому. Даже стихи любимых поэтов не могла запомнить наизусть.
Закончив диктовку, хрустальный столб у моей головы испарился, а я без сил рухнула в постель.
Вечером Гена (художник Геннадий Архиреев, муж С. Колиной. — Прим. ред.) увидел эти «Каменные песни», и странно, что они ему очень понравились. Он даже вслух читал их моим сыновьям. Мой старший сын-десятиклассник стал спорить со мной, что я дала неправильные имена своим героиням. Но я и сама не понимала, почему у них такие, а не другие имена. Осенью, чтобы понять эту сказку, я даже записалась на вечерний философский факультет Университета марксизма-ленинизма, где познакомилась с учением Вернадского о ноосфере. Возможно, именно оттуда уронили на мою башку эту сказку, в надежде, что умничать не буду и ничего не отредактирую. Ведь я понятия не имела о правилах стихотворчества.
Потом «Каменные песни» переписывали одноклассники моих сыновей, но мне почему-то не хотелось их перечитывать. А в 1992 году я сожгла их в деревенской печке.
Однако в 1999 году, когда я уже работала в журнале «Казань», за пять минут до окончания рабочего дня опять неведомая сила усадила меня за компьютер, и опять пошла смутно знакомая хрустальная диктовка «Каменных песен». С тех пор они словно вошли в мою кровь и в память. Ведь я обычно никогда не помнила своих текстов, никогда ничего не сочиняла, а просто описывала с натуры то, что видела и слышала. И, конечно, скоро забывала.
Потом с периодичностью в семь лет мне снился Голос. Именно так в плотном сером тумане сверкающим шилом в мозгу звучало: «Ты сказку опубликовала?» — «Не‑е-т», — блеющим голосом робко отвечала я. — «Почему?» — «Не зна-а-ю...» — «Надо опубликовать!»
И вот в 2020 году я опубликовала её в книге «Источник моей силы». Эта странная история до сих пор вызывает во мне то ли смех, то ли грустное недоумение.

 

 

КАМЕННЫЕ песни

 

(отрывок) 

 

Песнь 10

Враг не для одиночки

Вот идёт по дороге утоптанной,
Видит — баба лежит колодою,
Слёзно молит: «Подними меня, молодец,
Помоги дойти до селения».
Сжалился Разум, взвалил бабу на спину,
Да почуял, вдруг ослабли ноженьки, 
И идти никуда не хочется.
Кое-как дотащился до речки бурной,
Скинул бабу — легко ему сделалось.
По-над речкой наладил он крепкий мост,
Снова бабу взвалил себе на спину —
Снова ноги вдруг будто каменные.
— Как зовут тебя, баба, не скажешь ли?
— Ленью кличут меня люди добрые,
А без них я сама себе тягостна, 
помоги добраться до села…
Не дослушал её наш молодец,
с середины моста в реку вывалил.
Смотрит: дальше что будет с бабою?
Побарахталась баба, выплыла,
Постройнела в реке, словно девушка, 
да своими ногами двинулась 
по тропинке к ближнему хутору.
Чуть догнал он её у околицы.
Разрубил скорей на части мелкие,
А они обернулись мышками,
Врассыпную от молодца кинулись.
Понял Разум: с врагами подобными
В одиночку ему не справиться.

Песнь 11

Глупость

Только меч свой оттёр от гадости, 
Глядь, мужик по дороге тащится,
Сам поклажу несёт тяжёлую,
Аж рубаха взмокла от усердия,
Да в руках поводья от лошади,
Молодой, горячей, сноровистой.
Рассмеялся молодец над хуторянином:
— Что ж ты лошадь свою не используешь?
— Усмирить не могу окаянную!
Не несёт она поклажу, сбрасывает.
Научил он мужика несмышлёного,
Как скотину усмирить строптивую,
Как поклажу приладить накрепко,
И вошли они в хутор…
Батюшки!
Не окинешь глазом нелепостей.
И работают все, стараются,
А не лепится дело с пользою,
Суета одна получается.
На крыльце высоком
Баба крепкая
Восседает, распоряжается.
Пригляделся к ней Разум,
Узнал её.
Подошёл поближе,
Громко спрашивает:
— Ты пошто тут, Глупость, командуешь?
Отчего такая здоровая?
— Дак, здорова я ихней милостью.
И командую, коль назначена.
Озадачился Разум
И собрал совет
Мужиков-хуторян
Вместе с бабами.
Поделился с ними всем, что сам узнал,
Научил, как опыта слушаться,
А не дуру, невесть кем назначенную.
В одночасье Глупость, баба крепкая,
Захирела, вмиг стала немощной.
И отправился Разум дальше странствовать.

Светлана Колина и Геннадий Архиреев. Фото Евгения Балашова

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: