+6°C
USD 58,17 ₽
Реклама
Архив новостей

11 струн и крышка рояля

Кто-то занимается поиском себя всю жизнь, пытаясь разгадать смысл бытия и найти свою цель. Участник ансамбля «НеЗаМи» Владимир Ненастин ещё в детстве связал жизнь с музыкой и уверенно идёт по этой дороге, встречает разных талантливых людей, у которых можно чему‑то научиться, и мечтает в дальнейшем делиться своими знаниями и умениями с другими. Именно таким и должен быть Путь настоящего музыканта, чьё сердце горит творчеством.

— Чем для вас является музыка?

— Для меня музыка является главным делом жизни. Слушаю много исполнителей и коллективов, играющих в разных жанрах. Так получилось, что я не вижу, но я не отчаиваюсь — с детства нашёл себя в музыке, сам играю на нескольких инструментах и исполняю произведения различных музыкальных жанров.

— На каких инструментах вы играете? 

— На фортепиано, гуслях и гитаре. 

— Мне кажется, сейчас достаточно редко можно встретить человека, который играет на гуслях. Это же древнерусский музыкальный инструмент?

— Гусли — это древнейший музыкальный инструмент, первое упоминание о нём встречается в XI веке. Мы узнаём о них из русских народных сказок и былин про Садко и Доб­рыню Никитича, которые играли на гуслях. Существуют разные виды этого инструмента. Есть крыловидные гусли, звончатые, яровчатые. В дальнейшем эти инструменты распространились по всему миру, и в разных странах они называются по-разному. К примеру, латыши зовут их кокле, эстонцы — каннель. 

— В чём особенность звучания этого инструмента?

— Гусли — это своеобразный ­инструмент. По сравнению с гитарой он обладает более спокойным ненавязчивым звучанием, от него не устаёшь. Эти сказочные, божественные звуки не надоедает слушать. 

— Насчитала 11 струн у вашего инструмента, сложно ли его настраивать?

— Для меня это уже не сложно. Настройка гуслей происходит при помощи специального настроечного ключа. Для настройки гитары и гуслей с колками, как у гитары, мы можем просто повернуть колки вручную. Но на моём инструменте такие колки, что их просто так практически невозможно повернуть, и поэтому нужен ключ, который помогает настроить гусли. 

— Есть ли своя история у ваших гуслей?

— Этот инструмент сделал для меня мой московский преподаватель Борис Серафимович Ефремов. Это — мастеровой инструмент, получился такой микс: он создан из дерева, а задняя его часть, там, где изгиб, изготовлен из крышки рояля. 

— Есть ли у нас в городе люди, играющие на гуслях и обучающие этому мастерству?

— В Москве и других российских городах они есть. Гусли — это инструмент, не свойственный нашему региону, поэтому у нас в городе нет педагогов. Я обучался в Москве, здесь в Казани обучение приостановилось. Поэтому теперь по крупицам собираю материал и пытаюсь совершенствовать своё мастерство.

— Что вы ощущаете, когда ­исполняете музыку? 

— Когда я играю, испытываю удовольствие. Конечно, в ка­кой‑то момент нужно и сосредоточиться, смотря, какое произведение ты играешь. Например, во время исполнения классических произведений на фортепиано испытываю некоторое волнение, с которым потом, конечно, справляюсь, и всё в итоге получается хорошо. В этих классических произведениях, выученных по нотам, как говорил мой преподаватель по фортепиано, самое главное — владеть собой. Когда играю музыку в другом жанре — исполняю песни и аккомпанирую себе — ощущения бывают иными.

— Во время выступления возникает ли ощущение внутреннего горения или, наоборот, чувство, что вы зажигаете в душах слушателей яркие эмоции?

— Конечно, я пытаюсь почувствовать зрителя, очень важно, чтобы была обратная связь, чтобы посыл от зрителя шёл к музыкантам, которые находятся на сцене. Естественно, мы отдаём энергию в зал, а зрители своими аплодисментами подпитывают меня и заряжают позитивной эмоцией. Происходит взаимный энергетический обмен. Для нас самое главное — донести музыку до зрителей, чтобы они получали удовольствие от того, что происходит на сцене, а нам, как ансамблю, нравилось её исполнять, и тогда всем удастся получить взаимный кайф.

— Какие музыкальные направления вы предпочитаете слушать и исполнять?

— Как музыканту, мне, естественно, интересна разная музыка. Конечно, могу и классику послушать, она с детства со мной: и в музыкальном училище, и в консерватории. Люблю послушать авторскую бардовскую песню наших мэтров — Булата Окуджаву, Юрия Визбора, Владимира Высоцкого, Сергея Никитина. Со многими мэтрами бардовской песни меня познакомил Дмитрий Андреевич Бикчентаев, художественный руководитель ансамбля «НеЗаМи», участником которого я являюсь. Сама бардовская литературная песня постепенно уходит, меняется жанр в целом, появляются молодые исполнители. Их можно увидеть на Грушинском фестивале в Самарской области. Джаз тоже люблю: и послушать, и поиграть. Конечно, слушаю рок, он стал являться частью моей исполнительской культуры. Слежу за музыкантами, за концертами, особенно в последние годы, после возникновения ограничений. Переживал, когда у кого-то переносились и отменялись концерты. Как музыканту, мне интересна всякая музыка. Что касается попсы и рэпа — от них никуда не денешься, подобная музыка звучит повсюду, даже если ты не испытываешь особого желания её слушать. Но и у этих жанров есть своя целевая аудитория, которой они нравятся. Каждый человек способен фильтровать, отбирать музыкальный материал, иметь своё мнение по этому поводу.

— В августе у вас день рождения. Наверное, лето — ваше любимое время года?

— Каждое время года, разумеется, любимо по-своему. Лето с детства нравится чудесными природными ароматами, тёплой погодой, ягодами и купанием. Много всего распускается, расцветает, и в душе, и в природе. Летом проходят крупные музыкальные фестивали, музыканты играют на улице. Меня радует, что после снятия ограничений вновь появилась возможность устраивать фестивали — недавно прошли Грушинский и Духов день, в августе намечены «Литературный Чистополь» и «Крутушка». Я стараюсь приезжать на эти фестивали, ведь там встречаюсь с друзьями и давними знакомыми. Очень много рок-фестивалей не проводились два года, но в этом году они вернулись. Да, 4 августа у меня день рождения и, к счастью, его можно отметить в спокойной обстановке, когда не надо торопиться и готовиться к учёбе.

— В этом году вы окончили Консерваторию. Кто из педагогов оказал на вас наибольшее влияние?

— Все педагоги помогали. Я закончил теоретико-композиторский факультет Казанской государственной консерватории имени Н. Г. Жиганова, моя специальность — музыкальная педагогика. Защитил диплом по теме «Инклюзивное музыкальное образование в России: особенности становления и развития (на материале обучающей инклюзивной площадки-студии "НеЗаМи")». Впереди — поступление в магистратуру и два года учёбы. Конечно, я благодарен моему педагогу по фортепиано Римме Дамировне Гимадиевой, которая учила меня, как нужно правильно подавать то или иное музыкальное произведение, как владеть собой во время исполнения, а это иногда бывает сложно. Также большую роль в моём обучении и становлении как личности сыграл мой педагог по гитаре Александр Алексеевич Лаврентьев. Он дал мне много знаний. На уроке мы успевали обсудить и какие-то проблемы, я делился с ним своими чувствами. Александр Алексеевич очень понимающий наставник, хороший человек и потрясающий музыкант. У него есть свой ансамбль Guitarra Magia, он исполняет песни группы «Битлз». Это — разносторонний человек, поэтому он близок мне. Понимаю, что общение с такими людьми мне нужно для развития, как музыканта. Приветствую таких людей и сам старюсь быть разносторонним. (Подроб­но об Александре Лав­рентьеве мы писали в № 5, 2022.)

— А были ли у вас другие педагоги, не из Консерватории? 

— Я учился в Детской музыкальной школе № 1 им. П. И. Чайковского. Это была первая музыкальная школа в Казани, принявшая на обучение незрячих детей. Хочется выразить огромную благодарность этому учебному заведению — директору Якову Ильичу Туркеничу, педагогам по фортепиано Резеде Джаудатовне Ганиевой и Лилии Ахметовне Кулеевой, по импровизации — Лие Ген­надьевне Маклыгиной.
Также я учился в Москве у двух преподавателей. Первые уроки дал мне ещё в детстве Сергей Николаевич Старостин. Только потом я понял, что это легендарная личность и этномузыкант, мэтр нашего русского фольклора и собиратель и автор народных песен. Более того, я узнал, что он помогал и нашим рок‑музыкантам, принимал участие в создании их альбомов, например, сотрудничал с группой «АукцЫон», с Инной Желанной, с «Калиновым мостом». А мне с таким удивительным человеком удалось познакомиться ещё будучи ребёнком. Ко­гда Сергей Николаевич уехал на гастроли и съёмки, меня продолжил учить другой преподаватель — Борис Серафимович Ефремов, он же мне сделал и гусли. Потом подключился и Старостин, и мы стали участвовать в концертах, выступать с ансамблем в Москве. Благодаря им я познакомился с фольклором. Естественно, очень люблю русские народные песни. Обучение у этих двух преподавателей позволило мне лучше понять наш фолк-рок и заинтересоваться такими коллективами, как «Калинов мост», который в какой-то степени можно назвать родоначальником этого жанра у нас, «Калевала» и «Тролль гнёт ель».

— Владимир, вам посчастливилось учиться у великих, дальше вы и сами собираетесь учить других. Передача знаний, умений — насколько важно это в нашей жизни?

— Важно, чтобы знания передавались из поколения в поколение. Я один из первых стал учиться в Консерватории по этой специальности, и тоже хочу преподавать таким же людям, как я, чтобы и они могли учиться. До сих пор набираюсь знаний и опыта и мечтаю передавать его другим. 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: