+9°C
USD 55,29 ₽
Реклама
Архив новостей

Огонь творчества

Самые интересные для меня темы — искусство и жизненная реализация людей через профессию. Поэтому, когда я пришла учиться в группы для взрослых Детской художественной школы № 1 имени Хариса Якупова, меня заинтересовал профессиональный путь нашего учителя, уникального в своём роде художника, Айрата Марсельевича ШАЙДУЛЛИНА. Дело в том, что он в своей жизни не только писал картины, делал иллюстрации и шаржи, но большую её часть посвятил службе в пожарной охране.

 

Айрат ШАЙДУЛЛИН, член Союза художников Республики Татарстан, ветеран пожарной охраны Государственного управления МЧС России по Республике Татарстан, подполковник внутренней службы в запасе. Родился в 1973 году в рабочем посёлке Бавлы Татарской АССР. Окончил художественно-графическое отделение Лениногорского педагогического училища, Екатеринбургское пожарно-техническое училище МВД РФ по специальности «Организация и техника противопожарной защиты». Высшее образование получил на художественно-графическом факультете Набережночелнинского государственного педагогического института по специальности «Изобразительное искусство».
Проходил службу в Управлении Государственной противопожарной службы МВД Республики Татарстан, ГУ МЧС России по Республике Татарстан. С 2015 года работает преподавателем отделения для взрослых в Детской художественной школе № 1 имени Хариса Якупова города Казани.
Участник городских, республиканских, региональных конкурсов и выставок. Призёр конкурса-выставки «Арт-Сабантуй»-2016. Лауреат первого конкурса МЧС России «Искусство на службе спасения» в номинации «Изобразительное и прикладное ­искусство». За настенные росписи «История пожарной охраны» и «Пожарно-прикладной спорт» получил приз «Золотой Витязь МЧС России».

В прекрасный солнечный день мы встретились на пленэре в Лядском саду. Пока мастер создавал очередной масляный шедевр в окружении учениц, я — его бывшая ученица, а теперь уже выпускница — наконец задала вопросы, которые меня давно интересовали.

— Айрат Марсельевич, расскажите, почему и когда вы решили, что надо идти в пожарные, и как это произошло?

— Это решил не я, это решили родители. Когда-то мой дедушка работал в пожарной охране в Бавлах, я и сам бавлинский. Так вот, отец сказал, что профессия пожарного прекрасна, давай-ка туда, сынок. А я и не сопротивлялся. Выбор был такой — или в армию идёшь служить, или учиться на пожарного, где получаешь профессию. Для поступления в Екатеринбургское пожарно-техническое училище МВД России нужно было не только экзамены сдавать, но и пройти медицинскую комиссию, не простую, а как будто я должен в космос лететь. Прошёл я эту комиссию в Казани, а потом поехал в Екатеринбург сдавать вступительные экзамены. 

— Это было после 9 или 11 класса?

— Нет, это, кстати, было уже после окончания Лениногорского педагогического училища, там два отделения — музыкальное и художественно-графическое — его я и окончил. Вот туда я пошёл после 9 класса.

— Получается, вы уже чувствовали себя художником и попали из огня да в полымя?

— Мы несли службу, получали профессию — либо начальника караула пожарной смены, в подчинении которого рядовые пожарные, которые тушат пожары, либо инспектора противопожарного профилактического надзора, занимающегося профилактикой пожаров и проверкой объектов. Но в этом же училище мне дали мастерскую, и всем художественным оформлением занимался я. Так как итоговые экзамены по профилактике у меня были сданы лучшим образом, то, когда я приехал в Казань, мне сказали — будешь инспектором. А когда начальник управления узнал о моём художественном образовании, он предложил параллельно писать картины на пожарную тему, прославлять и пропагандировать профессию. В ней нужны героические, крепкие и смелые ребята. 
В Государственном пожарном надзоре было отделение пропаганды и агитации — там мы делали буклеты, закладки, календарики, брошюры для детей на противопожарную тематику, по сути — детскую иллюстрацию. Кроме того, картины на разные темы, в том числе для других ведомств, к юбилеям, например. Давали даже задания разработать нагрудный знак, медаль, эмблемы. Это уже геральдическая тема — все эскизы согласовывались с геральдиками, профессиональными художниками. 

После пожара. Дозор ПЧ-2

— Как здорово, что вам удалось реализовать свои творческие способности! А вы бывали на пожарах?

— Был период, когда я ездил и снимал пожары на видео. Тогда у нас появился пресс-центр, своя телепередача, мы делали фильмы. Чтобы защищать людей, не обязательно тушить пожары, надо встречаться с детьми, рассказывать об опасности огня, делать и показывать рисунки о последствиях баловства с ним, вспоминая пословицу: «Вор оставляет хотя бы стены и жизнь, а огонь — ничего».
Кстати, в Москве есть Студия художников МВД России имени Василия Верещагина. Мы все знаем его, как батального художника, который сам был участником военных действий. В этой студии работают профессиональные художники, которые пишут картины, связанные с работой служб, входящих в систему МВД. Они приезжали, смотрели мои картины, отправляли на конкурсы. Искали людей, приглашали и меня работать в Москву. Потом я видел выставку этой студии — картины на самом деле очень интересные. 
Художник и пожарный, художник и милиционер, художник и военный — это всё рядом. Возьмём Великую Отечественную войну и такой лёгкий жанр, как карикатура или шарж. Тогда активно творил творческий коллектив советских художников-графиков и живописцев, знаменитые Кукрыниксы — Михаил Куприянов, Порфирий Крылов и Николай Соколов. Высмеивая в своих рисунках фа­шистов, они поднимали дух и патриотизм наших солдат и народа, делая очень большое дело. В детстве у меня была книга с их плакатами.

— Айрат Марсельевич, а почему вы ушли с пожарной службы?

— На пенсию вышел: свой патриотический долг отдал — 24 года, вместе с учёбой, отработал.
Пожары я не тушил, но я их видел, будучи видеооператором. Видел, как люди работают, как огонь коварен, как люди гибнут. Профессия пожарного всегда соприкасалась с трагедией. Конечно, хотелось бы, чтобы таких моментов было меньше.

Звено газодымозащитной службы

— А сейчас в вашем творчестве огонь какую роль играет?

— Огонь, как стихия — это в любом случае прекрасное цветовое пятно. У меня очень много работ, где фигурируют пламя или последствие огня — дым. Иногда художнику не обязательно рисовать огонь, можно показать его отблески на лице человека. Глядя на картину, где есть костерок, можно почувствовать тепло. Рисуешь пожарного — можно показать характер, изображая отсвет пламени на лице, на одежде.

— То есть огонь подсвечивает человеческий характер?

— Да, он может что-то подчёркивать, или на контрасте показывать состояние: тревогу, напряжённость, тепло, мягкость. Любая стихия несёт жизнь и смерть. Художники очень много огонь используют, это интересно — контрасты, игра цвета, движение пламени. 

— Огонь — он ведь не стабилен. Как вообще можно рисовать то, что всё время движется?

— Так же движутся и деревья, когда ветер дует, и волны движутся. Однако у нас есть картины Айвазовского и других художников. Если ты хочешь рисовать волны, это надо делать чаще, тогда — будет получаться, тогда — ты поймаешь цикл, согласно которому волны движутся. Также есть цикл в пламени, которое дышит, живёт. Пламя, которое обдувается ветром, и пламя свечи — они очень разные. Этим надо проникнуться, уловить, запомнить и передать характер движения.

Огнеборцы

— Какой огонь вы любите сами?

— Огонь должен быть небольшой, но греющий. Внутри каждого человека должен гореть добрый, созидающий огонь. Тот, что даёт тепло, силы. Огонь, который спасёт, поможет, придаст энергии.

— Когда вы ушли из пожарной охраны, какие были ощущения?

— Я вообще стараюсь всегда смотреть вперёд. Я уже видел себя в качестве художника, преподавателя. Этим в настоящее время и занимаюсь.

— А сейчас у вас есть понимание, что объединяет ваш настоящий и прошлый опыт?

— Раньше я делился знаниями, защищал людей, обучая их беречь себя. Сейчас я тоже делюсь тем, что знаю. Хотя до настоящего Учителя с большой буквы ещё надо расти и расти, это приходит с опытом. Моя универсальность — это был хороший ключ. Одна профессия пригодилась и в другой, вроде бы совершенно противоположной. Я очень благодарен отцу и судьбе, что так получилось — я и в пожарной службе работал, и творчеством занимался. 
Опыт, который я получил, воспитал мой характер. Служба учит не лениться, двигаться вперёд, что-то делать. И пусть я не тушил огонь, но эту профессию я знаю досконально и понимаю, насколько она обширна, насколько много пожарные делают для того, чтобы люди были счастливы.

— Спасибо вам за беседу!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: