-7°C
USD 73,54 ₽
  • 15 декабря 2020 - 11:34
    Премьера монооперы «Щелкунчик»
    Вчера во время второго концерта "Абязов-фестиваля" состоялась премьера одноактной монооперы на музыку балета Петра Чайковского "Щелкунчик". Оркестровку к ней создал сам маэстро Абязов, пригласив в качестве автора либретто поэта Альбину Абсалямову. Партию героини монооперы исполнила певица Алина Шарипжанова.
    1514
    0
    2
  • 3 декабря 2020 - 17:47
    Как коммунальные тарифы убили первую советскую новостройку Казани / Мергасовский дом
    Друзья, смотрите свежий выпуск ютуб-канала Новая Тартария. А в январском номере журнала Казань читайте как строился, жил и умирал Мергасовский дом.
    3752
    0
    3
Реклама
Архив новостей

Как чудак узнаёт чудака

«В городе значим только фасад, за городом – силуэт»

Пётр Вайль. «Гений места»

Олеся Балтусова

Помощник Президента РТ

Перечёт и инвентаризация необыкновенных точек города, где притаились магические силы и спрятались открывающие его душу ключи, — это задача для городского чудака, лично знакомого с гением места. Представив себя в его роли, воображаемый автор может пройти по карте, расставить геометки и набросать их необщее выражение. Дух города концентрируется в разных местах. Потому выходим из комнаты и вслед за автором идём по его нерасшифрованной карте.

Холмы. Они живые — ползут, меняют профиль, общее выражение. В древние времена люди сооружали на них святилища и жгли жертвенные костры. В Казани исследователи насчитывают два­дцать восемь возвышенностей. Но есть в ней особенные, неявные холмы, куда нечасто заходят горожане. Пройдём по старому руслу Казанки и увидим такой же холм-останец пермского периода возрастом в 300 миллионов лет, как и Кремлёвский холм — Зилантову гору. Отсюда отлично видно город, реку, надпойменные террасы. Здесь хорошо думать о вечном. Перенесёмся на левый берег Казанки и увидим ещё более крутые склоны — вытянутые, покрытые лесом и разрезанные оврагами холмы Русской и Немецкой Швейцарии. Если уйти в сторону древнего родника и подняться на высокие языки, то можно обнаружить, что в центре города есть море. Зелёное. Вот где задумчивый автор любит побыть в созерцании.

Овраги. Низменностей в нашем городе восемнадцать. Это тоже уходящая натура. Самая обделённая вниманием часть городского ландшафта. В них прокладывают проезды, обносят заборами, застраивают гаражами. А ведь овраг — это потенциальный парк с интересным рельефом. Взять хотя бы два. Овраг в садике Эрмитаж, уцелевший в самом сердце деловой части столицы, полностью заросший, с натоптанными редкими ценителями проплешинами для любования урбанистическим пейзажем напротив. И Шмелёв овраг, который спускается по Третьей горе аккурат в Суконную слободу и выводит к единственному дореволюционному деревянному дому у холма. Сидя на его крыше, автор настойчиво сочиняет в уме более интересную судьбу оврагу, чем стать проездом для нового жилого комплекса.

Мосты. Их в Казани много, десять только общеизвестных и открыточных и десятки пешеходных переходов через автодороги, эстакады и развязки. Почти ни один из них не имеет той пешеходной уютной атмосферы, о которой хотелось бы сложить новый городской миф. Хотя есть один крошечный — деревянный, указывать место которого автор жадничает. Там смыкается временная спираль, Старая Казанка течёт ручьями через рогоз и камыш, а Змеиное озеро напоминает легенды о хранителе города — крылатом драконе.

Арки. Самые романтические места в городе, к которым стремится сердце в минуты грусти, радости и вдохновения. Самая популярная — Арка влюблённых на Чёрном озере, где акустический жёлоб почти столетие соединяет робкие признания двоих. Есть ещё тройная арка в «сталинке» по Пушкина, 5, арка в доме напротив по Николаева, 5, высоченные изящные арки в «сталинках» Соцгорода и на улице Декабристов. И есть вопиюще некрасивая, но длинная арка в корпусе над улицей Зелёной, где мечтательный автор ходит, сокращая путь от Калинина к Волкова, и перекрикивается с местным эхом.

Башни. Только тот, кто любит ощущение полёта всем животом, способен планомерно посетить все крыши мира, то есть, своего города. Поднимаясь на башни, чудак узнаёт чудака… Высокая и гордая от непревзойдённости Богоявленская колокольня на Баумана остаётся единственной доступной для всех желающих, на неё можно подняться, заплатив всего лишь сто рублей. На верхнем ярусе под колоколами настоящие казанцы разглядывают центральную часть города пристрастно и яростно, как умеют только они. Попасть в высотки университета сегодня можно только напросившись в гости к друзьям-профессорам на кафедры. А вот когда заплатишь серьёзных денег и поднимешься на крышу вертолётной площадки самой высокой гостиницы на Петербургской, то поймёшь, что с такой высоты и город не разглядеть — гораздо виднее небо. Потому автор снова возвращается к Старому руслу, где колокольня Зилантова монастыря, хоть и доступна раз в году, на Пасху, но тоже остаётся местом силы, особенной башней, с которой взглянуть на мир так восхитительно и странно.

Фото Гульнары Сагиевой

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: