-9°C
USD 74,42 ₽
Реклама
Архив новостей

Разговор с городом

Наиля ХАНБЕКОВА

экскурсовод, музеолог

Энже ДУСАЕВА

историк, культуролог

Часто именно звуки — если мы их действительно в состоянии различить в городе, — создают наши карты памяти, унося за собой в детство, прошлое или даже целую эпоху. А иногда и просто создают объёмную реальность конкретного момента жизни, когда мы и мир вокруг нас звучат.

От «зебры» до курая

Город звучит по-разному — в зависимости от локации. Для кого‑то улица Баумана — это внезапно вторгающиеся в собственные размышления нарочито весёлые приглашения «зебр»,  «лошадей» и «жирафов», реплики экскурсоводов, убедительно вещающих туристам,  живые исполнения под гитару бессмертных песен Виктора Цоя или призывы вкусно пообедать, раздающиеся из сонма заведений общепита на любой вкус и кошелёк. Татарские напевы слышны у здания железнодорожного вокзала — приветственный марш Салиха Сайдашева. У Театра имени Г. Камала чаще слышна национальная классика, иногда неожиданно сменяющаяся советскими хитами, а крики чаек звучат контрапунктом мелодии курая на набережной озера Кабан.

Классической музыкой звучит вход в Ленинский садик со стороны Пушкина, и особенно прекрасен он в мае: пора экзаменов, раскрытых настежь окон совпадает с периодом цветения и обновления. А на Дзержинского под окнами музыкальной школы можно ­услышать классический репертуар. У каждого — свои секретные места и звуки.

В рамках исследования исторического центра г. Казани, мы предложили респондентам ответить на вопрос: с какими звуками ассоциируется Казань?

Из 160 респондентов 25 человек не дали на него ответа.

Самый популярный ответ связан с транспортом, точнее, со звуком автомобилей (103 упоминания).

На втором месте — музыка, включающая в себя национальную татарскую (46 упоминаний).

В центре города люди отмечают звучание колоколов и пение муэдзинов (42 упоминания), звуки природы (39), смех и разговоры прохожих (25), призывы рекламы (16).

Центр Казани неоднороден по темпу, в каждом районе свои ритм и звучание. Спешащие на работу или по делам казанцы, выходящие на станции метро «Площадь им. Г. Тукая», невольно замедляют шаг, услышав звуки аккордеона или гармони в исполнении бабая, сидящего здесь бог знает с какого времени и играющего «Бас, кызым, Әпипә» или «Миллион алых роз».

Эти мелодии «прилипают» к прохожим до конца дня, кто-то мешкает в поиске монетки в кармане, а кто-то тревожится, если гармонист вдруг отсутствует «на посту», потому что именно звуки рождают неповторимую ауру этого места, воспринимаемую казанцами как ценность и символ порядка, стабильности и привычного «своего» города. Услышать аккордеон, гармонь в этом месте после далёкого путешествия сродни ощущению «вернулся домой».

Казанцам важно, чтобы эти звуки и порождающие их ассоциации не заглушались типичными для центра любого крупного города призывами «купить картофель-фри, бургер и др. со скидкой только сегодня».

Горожане в опросе особо выделяют звуки, связанные с рекламой, называя их «звуковым насилием», «какофонией, шизофонией».

«Звуки соседей», «шум рынков и рыночков»

В звуковом ландшафте Казани респонденты отмечали звучание татарской речи, вещание татарского радио, предупреждения об остановках транспорта на трёх языках, а также речь иностранцев, смех молодёжи и разговоры студентов, смех и шум в районе университета. В общественных местах респондентам слышатся разговоры прохожих по телефону — «звуки соседей», «шум рынков и рыночков», «обычный шум мегаполиса», в парках и скверах — детский смех, крики, плач и наставления родителей и взрослых.

Относительно уединёнными местами в городе, хранителями пространства тишины казанцы обозначают улочки так называемой Второй Горы: Волкова, Ульянова-Ленина, Айвазовского. Вершина «Вахитовского» холма и сад «Эрмитаж» у его подножия  считаются относительно спокойным местом среди студентов. А в самом начале улицы Толстого неожиданными аккордами звучат/раздаются «распевки» мамочек, предвкушающих услышать первый крик новорождённого казанца и, собственно, сами крики младенцев, будто бы здоровающихся с городом.

Смех совсем маленьких горожан можно услышать на Кремлёвской набережной у карусели, напоминающей о Париже; там же и в парке Чёрное озеро раздаются зарубежные хиты, песни из советских фильмов — тренд звукового пространства. К праздничным торжественным звукам респонденты отнесли звуки салюта над рекой Казанкой, джаз во дворе Музея изобразительных искусств на улице Карла Маркса, раскаты духовых оркестров в Кремле, Симфонического оркестра у Дворца земледельцев во время фестиваля «Казанская осень», много современной симфонической музыки у дома Софьи Губайдулиной на Тельмана, новой татарской музыки на фестивале Tat Cult Fest и православной и фольклорной русской народной на фестивале «Духов день»… Казань щедра мелодиями на любой вкус, слух и возраст, и в каком-то смысле всеядна.

Бьют часы на старой башне…

Бой курантов на Спасской башне оповещает о наступлении очередного часа молодящегося древнего города, приближая его будущее, а звук азана — о начале пятничного полуденного намаза. Здесь же музеи приглашают своих посетителей: кремлёвские — на городские обзорные экскурсии, в Центр «Эрмитаж‑Казань» и другие, а Национальный музей — к себе.  Сквозь всю эту зазывающую суету словно напоминание о вечном прорывается колокольный звон Ивановского монастыря, усиливающийся мощным ансамблем колоколов Благовещенского, собора Петра и Павла чуть дальше по холму и Никольского храма в начале Баумана.

Город говорит с нами

После шумной, суетной и в чём‑то китчевой Баумана и официозного Кремля пространство Татарской слободы может показаться тихим, домашним, звучащим азанами. Территория Кировского района «слышится» хлопками с Порохового завода, метро и вокзал — голосами диспетчеров. Тяжёлый гул реактивных турбин сверхзвуковых бомбардировщиков разрезает небо над Авиастроительным районом. За успокоением казанцы идут к воде. Звуки природы у горожан связаны с Волгой и водоёмами (судно на воздушной подушке, гудки, крики чаек), звуком «журчания» фонтанов у Театра им. Г. Камала, криком уток на озере Кабан и  протоке Булак, шелестом листьев в парках. Часть респондентов отмечают «ненавистный клёкот галок и ворон», лай собак, свист метели и ветер как раздражающие звуки.

Сегодня Казань звучит машинами, автобусами, реже — трамваями. А в начале 1980-х, многие помнят, как звуки трамвая убаюкивали казанцев в разных частях города. Часть транспортных мелодий определяется конкретными местами — рёвом мотоциклов на мосту Миллениум и улице Сибгата Хакима, машины отечественного автопрома без глушителей и музыкой как будто взрывающей автомобиль.

Самым утомляющим шумовым фактором казанцы считают транспорт и звуки, которые он производит.

Здесь же казанцы упоминали звуки сигнализации, реже — рёв сирен, шумы эвакуаторов.

Звуки Казани отличаются в зависимости от сезона. Зимой — это работающие в ночи снегоуборочные машины и почти бесшумно падающий снег, крики детей, катающихся с горок, и звуки полозьев и лыж. Когда играет любимый горожанами «Ак барс», улица Чистопольская и прилегающие территории становятся на некоторое время оркестром из клаксонов, особенно во время побед. А летом собирает болельщиков «Рубин», и слышатся речёвки и бой барабанов.

Мы часто не отдаём себе отчёт в том, что, оказавшись в Кировском районе или на Воровского, невольно ждём звука проходящего поезда.

…Порой достаточно закрыть глаза и на минуту прислушаться к звукам города — дворнику, метущему опавшие листья или убирающему снег, детскому смеху и крикам, раздающимся со школьного двора, соседям, кричащим на весь двор, или машинам, подающим сигнал. Город говорит с нами звуками, каждый день создавая уникальное музыкальное произведение…

Фото Юлии Калининой.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: