+8°C
USD 72,56 ₽
  • 9 сентября 2021 - 14:09
    О сентябрьском номере журнала "Казань"
    Дорогие друзья! На днях вышел наш долгожданный сентябрьский номер. В этом видео главный редактор журнала "Казань" Альбина Абсалямова и наши постоянные авторы Адель Хаиров и Алексей Егоров рассказывают о том, что интересного вас ожидает на его страницах!
    4440
    0
    10
  • 8 сентября 2021 - 13:28
    «Война и мир Сергея Говорухина»
    1 сентября в Казани прошел вечер памяти «ВОЙНА И МИР СЕРГЕЯ ГОВОРУХИНА». Программа вечера подготовлена группой студентов 3 курса Казанского театрального училища, под руководством народного артиста России и Татарстана Вадима Валентиновича Кешнера и Татьяны Валентиновны Лядовой.
    4625
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Как нижегородский купец хотел подарить казанцам бесплатную воду

Фото из архива журнала "Казань"

 

В августе отметил 800-летие сосед Казани — Нижний Новгород. В истории взаимоотношений двух городов было много разного: и партнёрство, и конкуренция, и простые человеческие связи. Но был ещё один эпизод, про который современники долго не могли понять, что это вообще было такое, а потомки — забыли начисто. Этот эпизод связан с историей водопроводов в Нижнем Новгороде и в Казани.

 

Соль и вода в жизни нижегородского купца

На исторической улице Рождественской, куда обязательно приходят гости Нижнего Новгорода, обращает на себя внимание странный арт-объект. На небольшом постаменте стоят массивные металлические калоши с надписями: «Честь» на правой и «Совесть» на левой, а рядом — мешок с надписью «Соль». Это памятник соляной афере, прогремевшей на всю Россию эпохи великих реформ Александра II.

Нижний Новгород

 

Глава Нижегородской казённой палаты незаконно сбывал государственные соляные запасы через купцов, в числе которых был Фёдор Андреевич Блинов. Потери было легко списать на ежегодный разлив Оки, ведь соляные амбары как раз стояли на берегу и регулярно подмывались. Когда всё открылось, участники аферы получили разные сроки наказания. Купец Блинов отделался всего неделей ареста. Куда горше было для него наказание, полученное от родного отца.

Андрей Блинов — бывший крепостной, выкупившийся на волю вместе с тремя сыновьями Фёдором, Аристархом и Николаем, переживал за репутацию своего старшего. Чтобы хорошо проучить сына, он подарил ему чугунные башмаки, которые Фёдор должен был надевать раз в год.

Что здесь городская легенда, а что — правда, уже сложно сказать. Но очевидно, что наказанный сын сделал выводы. Дальнейшую карьеру Фёдора Андреевича Блинова можно на современный лад назвать социально ответственным бизнесом. Дурная история с казённой солью ещё всплывала порой, но чаще купца Блинова стали вспоминать в связи с благотворительностью и бесплатной водой, которую он подарил Нижнему Новгороду.

Вопрос современного водоснабжения во второй половине XIX века по-разному решался в городах Российской Империи. В Нижнем Новгороде первый водопровод возник довольно рано — в 1847 году, но со временем он пришёл в негодность. В 1878 году Фёдор Андреевич Блинов вместе с братьями пожертвовал городу 125 тысяч рублей на устройство нового водопровода. При этом город должен был принять условие Блинова: «Пользование водою из водопровода должно быть для всех сословий города, на вечные времена, бесплатно, и никогда и ни в каких видах не должно быть облагаемо никакими сборами и налогами, ни прямыми, ни косвенными, исключая промышленные заведения, с которых на содержание водопровода иметь сбор, но необременительный».

А что в это время было в Казани?

 

Янишевский и Губонин создают казанский водопровод

Если в Нижнем Новгороде (на горном берегу Волги) главной проблемой водоснабжения была значительная высота, на которой расположен город, то в Казани (на левом низинном берегу) остро стоял вопрос качества воды. Значительная часть города ежегодно подтапливалась, от чего колодцы становились малопригодными. Существующие водоёмы засорялись нечистотами. Вода в Казанке — слишком жёсткая, чтобы использоваться для питья. Искать альтернативные источники воды начали ещё в пушкинские времена, когда проводилось бурение артезианских скважин на Кузнечной площади (ныне территория Ленинского садика). Но найти источник бьющей воды вблизи Казанского университета не получилось.

В 1852 году первым завёл речь о создании в Казани водопровода губернатор Ираклий Абрамович Баратынский (брат поэта), но до реализации замысла на практике было ещё очень далеко. Образованный в 1863 году Комитет по устройству водопровода обстоятельно и неспешно рассматривал разные источники воды: Верхний Кабан и Волгу, Акинские и Белянкинские ключи, Ковалинское озеро, Мёшу. Однако принятый проект забора воды из Дальнего Кабана так и остался на бумаге.

Дело сдвинулось после городовой реформы Александра II, когда в Казани заработали новая Городская дума и Управа. Разрубил «гордиев узел» водопровод­ного вопроса городской голова (как тогда называли мэров) Эраст Петрович Янишевский. Профессор математики Казанского университета, ученик Лобачевского, писатель-мемуарист стремился сделать Казань более современным городом. Среди его заслуг: газовое освещение казанских улиц и открытие конно-железной дороги. Под руководством Янишевского городское руководство не стало долго разбираться в проектах, а сфокусировалось на поиске предпринимателя, которому было бы под силу довести проект до конца.

Пётр Ионович Губонин

 

Таким предпринимателем стал Пётр Ионович Губонин — тоже личность для своего времени весьма симптоматичная и примечательная. Уроженец подмосковного Коломенского уезда прошёл путь от крепостного крестьянина, через купеческое сословие, до дворянства. Разбогател на железнодорожных подрядах. Полный перечень всех проектов и предприятий Губонина был бы слишком долгим. Достаточно сказать, что благодаря ему крымско‑татарская деревня Гурзуф превратилась в широко известный курорт. Казань была для Петра Ионо­вича одним из многих вложений.

2 июня 1872 года наш город заключил с Губониным контракт на постройку водопровода. В качестве источника воды были выбраны ключи в бассейне речки Киндерки, где расположены деревни Аки и Белянкино. Вода поступала по трубе в резервуар на Арском поле, где и теперь расположено здание «Водоканала» с памятником водовозу (о нём — в материале на стр. 49. — Ред.), а оттуда по двум веткам распределялась по всему городу, включая периферийные и небогатые районы. Всего было запланировано 25 водоёмов, и к началу 1880-х построено 22. Стоила вода 17 копеек за 100 вёдер (в ведре 12,3 литра), в случае пожаров и эпидемий допускался бесплатный отпуск воды. По условиям контракта, Казань должна была платить Губонину до 1 января 1926 года — 50 лет с того момента, как водопровод заработает в полную силу.

 

Водопроводчики против колодцев

Уже 21 октября 1874 года по губонинским трубам побежала первая вода. Пить её было ещё нельзя, ведь трубы тогда были осмолены изнутри, но принятый в краеведческих статьях стиль требует здесь сказать похвальное слово мудрому интеллигенту Янишевскому и рачительному предпринимателю Губонину, которые решили водопроводную проблему Казани. Мы этого делать не будем, потому что на этом история не закончилась, а всё, что произошло дальше, уместнее описывать языком расследований в деловой прессе, когда она пишет о конфликтах хозяйствующих субъектов.

Все права на казанский водопровод Губонин передал Казанскому обществу водоснабжения. Общество практически сразу начало борьбу за установление полной монополии на поставку питьевой и хозяйственной воды. Уже в 1875 году представители общества потребовали закрытия в Казани частных и общественных колодцев, использование которых, по мнению Общества, противоречило контракту, заключенному с Губониным.

Янишевский сделал распоряжение закрыть общественные колодцы с 1 января 1876 года, но его не поддержала Городская дума. Уже 9 января Дума распорядилась открыть все общественные колодцы для бесплатного пользования жителями, ограничив только продажу. Исключительные права Губонина на водоснабжение Казани городские избранники отказывались распространять на колодцы, из которых казанцы пользовались водой веками и десятилетиями.

Всего на территории Казани насчитывалось до 500 колодцев, но вода в большинстве из них была малопригодной для питья. Как писал автор исследования «О питьевой воде в городе Казани» врач Михаил Васильевич Казанский, лучшей считалась колодезная вода из района Родио­новского института, Военного госпиталя и Духовной академии. Эта вода стоила у водовозов дороже, и пили её «как лакомство». В деле Государственного архива РТ «О засыпке колодцев на Мочальной площади и в Суконной слободе» есть интересный доклад профессора Казанского университета Николая Михайловича Мельникова о состоянии колодцев в период, о котором идёт речь. На основе анализов Мельников пришёл к выводу, что даже в лучших казанских колодцах вода худшего качества, чем в водопроводе и даже в озере Кабан. Однако этой водой казанцы продолжали пользоваться даже после открытия водопровода.

Внимание к санитарному состоянию городских колодцев подогревалось вспышкой бубонной чумы в Астраханской губернии в 1878–1879 годах. Тревожные вести оттуда регулярно публиковались в «Казанских губернских ведомостях». Время для лоббирования своих интересов казанские водопроводчики выбрали самое подходящее.

 

Заставить Казань платить до 1935 года

В мае 1879 года Казанское общество водоснабжения поставило ультиматум городу: цена на воду должна подняться с 17 копеек до 25 за 100 вёдер; срок концессии должен быть продлён с 1880 года ещё на 55 лет; общественные и частные колодцы должны быть закрыты; брать воду из Кабана и Казанки должно быть запрещено. Далее следовало требование сократить число водоёмов с 22 до 11.

Если город не согласен на эти условия, то должен выкупить водопровод у Губонина. Обоснованием ультиматума служили убытки, понесённые Обществом водоснабжения, и претензии кредиторов, которые Общество было не в состоянии удовлетворить. На будущее была недвусмысленно обозначена перспектива ликвидации предприятия, уже начавшего снабжать Казань водой, и переход его имущества и оборудования в руки кредиторов.

Вскоре начался чрезвычайно болезненный для Казани процесс ликвидации Общества водоснабжения. Ставки в этом процессе то повышались, то падали вниз. Предполагаемая цена за 100 вёдер воды то возрастала до 25 копеек, то падала до 22-х. Предлагались схемы постепенного снижения цены на 1 копейку в 10 лет или по мере увеличения расхода воды. То увеличивалось, то сокращалось продление концессионного срока. Брать воду из Кабана и колодцев предлагали не запрещать совсем, но маркировать бочки с такой водой специальной краской, как некачественный продукт.

Спасская башня и Городская управа. Фото из архива журнала "Казань"

 

Руководство Казани и водопроводчики испытывали друг друга на прочность. В общественном мнении складывалась версия, что процесс ликвидации Казанского общества водоснабжения был фиктивным, чтобы поставить наш город в зависимость до 1935 года на условиях выгодных его акционерам. Пресса ехидно сравнивала расходы на содержание администрации убыточного казанского предприятия — 22 тысячи рублей, с содержанием большого водопровода в Лейпциге, которое обходилось всего в 14 тысяч рублей. «Походом на казанский городской карман» — называл планы Общества водоснабжения обозреватель «Волжского вестника» Шамурин.

 

Не поверили нижегородцу, а потом пожалели

Ситуация ещё больше запуталась, когда на заседании Казанской городской думы 11 июня 1881 года Эраст Петрович Янишевский огласил предложение, поступившее от нижегородского купца Фёдора Андреевича Блинова.

Фигурант некогда нашумевшей соляной аферы предлагал Казани на выкуп водопровода 600 тысяч рублей, абсолютно безвозмездно. 500 тысяч Блинов готов был вложить из своего кармана, и ещё по 50 тысяч вкладывали его ком­паньоны нижегородцы Бугров и Курбатов. Условие для пожертвования Блинов огласил сходное с тем, что было у него в Нижнем Новгороде. Жители Казани должны были пользоваться водопровод­ной водой бесплатно. Платить за воду должны были только торговые и промышленные заведения, а также казённые и промышленные предприятия. Что же касается платы за воду, проведённую в частные дома, которая употребляется на купальни, фонтаны и прочее, то условия предполагалось выработать по соглашению Городской думы и жертвователей.

Что делать с неожиданным предложением из Нижнего Новгорода? Точного ответа на этот вопрос в Казани, кажется, не знал никто. Гласные Городской думы сом­невались, точно ли это подлинное заявление Блинова. Многие видели в Блинове креатуру Губонина, чтобы сбыть с рук убыточный водопровод. А если тут замешан Губонин, то без новых сюрпризов в будущем не обойтись. При этом известно, что сам Фёдор Андреевич принял решение по Казани, преодолевая сопротивление своих родственников. «С богатых берите сколько хотите — мне всё равно, хоть по рублю за ведро. Я только хочу, чтобы бедные пили воду даром да Бога благодарили», — так Блинов формулировал свою идею в неформальной обстановке.

Скептическое отношение к пожертвованию Блинова, видимо, оказало влияние на доклад специальной комиссии по выкупу водопровода. Комиссия посчитала, что если брать плату за воду только с промышленных, торговых и общественных объектов, то получится выручить всего 23 тысячи рублей, а содержание водопровода требует 41 тысячи рублей в год.  Кроме того, согласно докладу инженера Макарова, существующий водопровод мог давать больше воды, если купить дополнительные источники. Но развитие предприятия тоже требовало денег. И, в-третьих, Губонин требовал за выкуп водопровода 750 тысяч руб­лей. Где городу взять ещё 150 тысяч, чтобы прибавить к пожертвованию нижегородских купцов?

3 августа 1881 года Янишевский написал Блинову письмо, где изложил аргументы, почему Казань не может принять его условия. Казанский городской голова просил жертвователя предоставить Казанской городской думе самостоятельно распорядиться его пожертвованием. Тогда вода в Казани будет бесплатной для бедных горожан, но не для всех.

Блинов, хотя и завершил свой ответ Янишевскому словами: «Прошу принять уверение в совершенном почтении и преданности Вашего покорного слуги» — очевидно, был недоволен тем, как отнеслись к его предложению, и отказался от дальнейшего содействия в выкупе водопровода.

Уже в январе 1882 года Казанская городская дума, оставшись наедине с самоликвидирующимся Обществом водоснабжения, спо­хватилась и написала новое письмо Блинову с надеждой, что он возобновит переговоры. Но ответа из Нижнего Новгорода не последовало, а 17 сентября 1882 года купец Фёдор Андреевич умер.

 

Высокая цена городского благоустройства

История с пожертвованием на казанский водопровод хорошо укладывается в русские пословицы о том, что «дорога ложка к обеду», а «железо надо ковать, пока оно горячо».

А что думали о всей начальной истории водопровода первые лица Казани, лучше всех выразил Василий Иванович Заусайлов, очень известный казанский купец, архео­лог и гласный Городской думы. «Губонин, устраивая водопровод, преследовал, конечно, свои выгоды, и если бы сначала были предложены им настоящие условия, то, может быть, его водопровода у нас и не было бы. Ныне, соглашаясь на приплаты и на сокращение во­доёмов, мы поднимаем сами на себя руки», —  говорил Заусайлов в Городской думе.

Наконец, в декабре 1883 года на заседании, длившемся целых два дня, Казанская городская дума 37 голосами против 15 отказалась от выкупа водопровода и единогласно отвергла требования Казанского общества водоснабжения, оставшись на условиях 1872 года.

Значительно позже, критика кабальных соглашений городов с частным капиталом станет общим мнением. Их будут объяснять неразвитостью муниципалитетов, только-только образованных реформой Александра II. Будущее городов виделось за тем, что мы называем муниципальными унитарными предприятиями. В 1911 году экономический обозреватель «Камско-Волжской речи» писал о том, как города Поволжья прилагают «все средства к тому, чтобы вернуть в своё ведение, уступленные частным лицам те или иные отрасли муниципального хозяйства. Саратов выкупает водопровод, Самара путём сложного процесса разрывает договор с обществом городских и подгородных трамваев, Казань мечтает ликвидировать взаимоотношения с обществом «Газ и Электричество» и изыскивает пути разорвать договор с «Обществом водоснабжения».

И всё-таки в действиях мэра Янишевского, заключившего контракт с Губониным, была своя логика. Водопровод в Казани наконец-то появился спустя два­дцать лет после первого проекта. Для сравнения, городская канализация, которая впервые была спроектирована при Янишевском в 1874 году, заработает только в 1932 году.

История филантропа Блинова, хотя и не завершилась делом, лишний раз напоминает нам о том, что в связях Казани и Нижнего Новгорода издавна было немало доброго.

 

Источники и литература

Государственный архив РТ.

Доклад Казанской городской управы, сентября 3 дня 1883 года № 65 «О водопроводе».

Доклад Комиссии, учреждённой Думою для рассмотрения вопроса о выкупе Казанского водопровода.

М. В. Казанский. О питьевой воде в г. Казани. Казань, 1904.

Н. Н. Постников. Систематический сборник постановлений Казанской городской думы за 22 года. Казань, 1898.И. Шамурин. Казанский водопровод. Казань, 1883.

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: