-16°C
USD 75,19 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    2087
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Карантинки

Автор — российская женщина на пенсии, бывший преподаватель российского вуза, живущая на Северном Кипре, нашедшая своё личное счастье с английским пенсионером, бывшим врачом. Как член Союза писателей России пишет рассказы и стихи, как член Союза художников — картины, расписывает стены, как архитектор делает проекты перестройки виллы, садовых беседок, занимается с детьми рисованием в русском культурном центре, играет на синтезаторе и поёт, интересуется квантовой физикой, вопросами теории времени и тайнами русского алфавита. Ведёт здоровый образ жизни, свободно владеет английским, любит готовить и путешествовать, танцевать, встречать гостей из разных стран мира на сказочно прекрасной вилле в небольшой поэтичной деревушке на Средиземном мире.

 

МОЙ ДРУГ КИПАРИС

В конце карантина всё, что происходило в его начале и середине, теперь кажется такой ерундой... подумаешь, закрыться от мира и сидеть дома, занимаясь тем, чем давно собирались, или тем, что интересно... но, оказывается, основные сюрпризы нас ждали впереди, состоящие из страхов и беспокойства по поводу выхода из своей раковины, перерезания пуповины со своей любимой комнатой, которая успела намотаться, как нитки на катушку навязчивых мыслей... впереди маячило что-то расплывчатое оранжевое, не показывая своих контуров, становилось даже зловещим, душило бессонницей по ночам, срывалось с вечерних облаков, затмевающих каждый закат, иногда превращаясь в забегающую за угол дома лисицу, которая хохочет над тобой рассыпчатым смехом и прячется в тёмных кустах жасмина...

В общем, много чего можно рассказать ещё, но суть не в этом. В конце карантина у меня появился друг — Кипарис... Скорее всего, он был всегда, но как друга я его никогда и не замечала. Возвращаясь с прогулки, я однажды увидела под деревом птичье перо, которое и подсказало мне идею этого рассказа. Перо было чистым белым, и лежало оно под кипарисом. Мне захотелось подойти к дереву, обнять его, рассмотреть поближе, сесть к нему спиной и почувствовать его от корней до макушки, которая как антенна примагничивает таинственные небесные потоки, расшифровать которые мне и предстояло, сидя под деревом. Сидя вот так: что внизу, то и наверху. Значит, всё равно: прямой мир или перевёрнутый, всё в нём едино. И вот уже я сижу под кипарисом, вверху макушкой он упирается в землю... забавно, по небу можно ходить ногами, а главное, чувствовать, что оно тебе через кипарис говорит: «Стань тоньше к вершине, и ты войдёшь в поток, в котором всё невидимое спокойно может в видимое превратиться... будь нежна в этом, небо очень ласковое, даже кипарис гладит его своими лапками... не смейся, обнимая его круглый ствол и чувствуя воздух, перенимай ауру кипариса в себя, становись им, а когда ты становишься большим, чем ты есть, все твои внутренние силы увеличиваются. Перемещая сознание к вершине дерева, тебя обнимает сама вечность. Находясь у подножия, ты находишься точно в миге Здесь и Сейчас — и ты видишь, что они на одной оси! Роскошно иметь такую возможность. И не забудь поблагодарить поток и кипарис, когда будешь прощаться, он поймёт, и приходи почаще».

 

ИУДЕЙСКАЯ СИРЕНЬ

Иудейская сирень долго бесила меня, пока я не начала находить в ней плюсы. Ну, во-первых, она всегда засоряла балкон, и мне приходилось его часто подметать, во-вторых, она скрывала солнце на закате, и видеть его можно было только через ветки. В-третьих, она была большим деревом, а в ветках она была такой мелкой и зелёной, что с этим ничего не поделаешь, в-четвёртых, в её ветвях всегда дрались сороки и мешали своим трещанием... В-пятых, она отбрасывала после обеда тень на бассейн, и вода становилась холоднее... это весь компромат...

Но однажды я встала рано утром, села под дерево и начала петь молитвы, встречая рассвет, и сирень будто одобрила и поддержала меня, как никто в моём доме, и тогда я начала к ней присматриваться. Несомненно, за внешними ветвями с их вечной суетливостью скрывались внутренние, и это предполагало наличие множества тайн и интриг внутри дерева, борьбу за власть и внимание, а также прятало внутри толстый стержень — ствол и сильные ветви, удерживающие всю конструкцию. Каждое дерево имеет имя и уникальную, неповторимую сущность, как звук музыкального ряда. Поэтому я даже одно время называла это дерево Совиным. Интересно, что в то же время её полюбила сова, которая всё время прилетала откудато, садилась на дерево, потом спускалась к бассейну и долго рассматривала своё оперение в воде таким придирчивым взглядом, как будто собралась на премьеру...

Потом я поняла, что это дерево совершенно иньское, и оно учит меня плавности и женственности, напоминает мне о моей только женской роли в доме всё время моей жизни в нём, она способна вбирать в себя все мои печали и беспокойства, учит жить в здоровой и непритязательной простоте, оставаясь внутренне красивой, и совсем без эпатажа, потом я заметила, что дерево любят окружать маленькие фиоле­товые цветочки, будто создают корону вокруг основного ствола... и оно в этой короне защищает дом с запада своими зелёными кружевами... Ещё оно напоминало мне дерево из моего детства — липу, под которой я спала у дома моей бабушки, но сходство с ним — только по объёму ствола, по форме оно больше на иву похоже... Под деревом иудейской сирени я обычно сушила бельё, и вообще стала чаще с ним общаться... И вот что я узнала: «Никуда не торопись, лучше выдержи, улыбайся только тогда, когда этого хочет твоё сердце, молча делай свою работу в любви, всё лучшее само придёт к тебе и никогда тебя не покинет, дело не в деньгах, а в их количестве, не переставая удивляйся мелочам, не запрещай себе сердиться, если хочешь, убирай из своей жизни всё лишнее, ненужное, отжившее так часто, как ты выбираешь мои листья с балкона, я тебе это просто напоминаю, учись выбирать друзей, как я выбираю птиц, которые сидят на моих ветках, некоторые из них приносят в твой мир мир, а некоторые — войну... ну, и последнее, что сказало мне старое дерево: никогда, никогда, никогда не сдавайся, даже если придут с топорами рубить твои ветки, у тебя всегда есть силы сопротивляться во имя Жизни — живи! А значит, наполняйся силой жизни и всегда славь её всеми своими ветками!»

 

О ЧЁМ ГОВОРЯТ МАКИ НА ДОРОГЕ

Мне кажется большим упущением человечества то, что оно перестало читать знаки Вселенной, увлёкшись погоней за иллюзиями — богатством, славой, предназначением... и вот самоизоляция приблизила наконец людей к чтению себя через знаки, чтение знаков для себя...

Я шла по дороге, видела маки у забора, я ехала на машине, видела маки у забора, я летела на самолёте, но маков у забора уже не видела. Есть разница? О чём они? О яркости внутри меня, они задавали мне шкалу яркости в общении, они предупреж­дали меня, что всё красивое опасно, они содержали внутри какой-то секрет, отпугивая расцветкой, они напоминали мне юность, поля, песни с подругами в лугах, они высвечивали во мне радость, они учили спокойному счастью, говорили мне, что везде, даже на дороге и у забора, есть жизнь, они трепетали точно так же, как перед первым поцелуем, они пели — о том, что пришла весна, они учили меня быть красивой и яркой, они провожали меня восхищёнными взглядами, дарили восторг, надежду, они шутили надо мной, дразнили своими движениями на ветру, они боялись, что я их сорву, они любили свет, они спали ночью, свернувшись калачиком под песню звёзд, они верили, что наступит утро и солнце снова их разбудит, они веселились сами по себе, они играли в странные игры — кто дальше или ближе к дороге, они были умными и смелыми, они прорвались, порвав оболочку семян, вы­шли наружу, они славили Свет и не боялись смерти, когда отцветут, ведь они выбросили семена, и новые маки снова взойдут на следующий год !

 

ЛИЛИЯ И ЗОНТИК

Утро майских ид началось с расцветшей лилии. Два года назад подруга из Стамбула привезла луковицы, я их посадила, и мы совсем забыли о них. И вот только этой весной появились стрелы и набухли бутоны, каждый день я наблюдала за растениями, мне не терпелось увидеть, какого цвета появятся цветы. Оказалось, ярко-красные, как маки, и внутри жёлтые, как солнце... Наступила жара, и мы снова поставили зонтик на балконе, который чудесным образом совпал с цветом лилий. Но самое главное, цветы распустились в моём сердце, купаясь в любви.

***

...Вишу на пальме головою вниз во время карантина... такая открывалась мне картина..

Проснуться утром, чтобы пошептаться со своими пятками, принять душ из парфюма, не забыть надеть фиолетовый парик, чтобы благословить две лужи, прислушаться к шуршанию облаков, проучить наглую сороку, написать письмо несозревшему персику, заняться чем-нибудь неважным, например, сделать на завтрак салат из крупинок разной соли, а вместо обеда маску на всё тело из подсолнечного масла, при этом думать, как хорошо, что у нас стало два холодильника, опираться во всём на цветы вместо слухов, выходить в мае на лыжную прогулку по разбегающимся садам, покататься на коньках по расцветающим вишням, поскакать на скакалке вокруг бассейна, ходить по вилле в валенках, полить кактус вином, уснуть над письменным столом, за которым писать не только пьесы с участием одной актрисы — себя, но симфонии и фуги для кустов олеандров и роз на фоне моря, не смотреть на часы весь день, игнорировать личные сообщения с другой планеты, проводить личный поезд в прошлое, не надеяться на авансы будущего, возродиться в ванной, чувствовать присутствие потусторонней силы каждой клеткой, смиренно соединять несоединимое, благодаря простым бумажкам делать невозможное возможным, прий­ти на самый важный урок в школе жизни: любоваться и наслаждаться мирозданием, не задаваясь вопросом, чего я хочу...

 

НОВАЯ СЕКРЕТНАЯ СКАЗКА ПРО РЕПКУ С УЧАСТИЕМ ЗВЕРЕЙ ИЗ КИТАЙСКОГО ЦИРКА

Зачем-то

По небу летают простые, без мейлов, Собаки,

В бассейне мирно плывёт, не кусясь, Коза

И просто так, совсем уж без драки, случайно

Из лука Мышь стреляет в Лошадиные глаза...

(той лошади, которая летает).

Зачем-то

Домашние Коты играют без дирижёра

В симфоническом оркестре

Вместе с поющими на все голоса Петухами,

А между тем Обезьяны с гранатами

Ищут блестящего общества парящих

Над информацией чёрно-белых Тигров...

И наконец, зачем-то

Из огненной пасти Дракона в пещере

Выползает земляная Змея,

Чтобы обвиться вокруг толстой шеи денежного Быка

И утопить, наконец, подкупив, Свинью в её собственной луже ...

...Чтобы, наконец, самый маленький чахлый вирусный Крысёныш,

у которого в руках секретная кнопка управления мирозданием,

выполз из карантина и помог людям выдернуть Репку....

(моё прозрение языком искусства наивной поэзии

о происходящем в этом мире сейчас,

1 мая 2020 года. 16:30)

 

Фото автора

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: