+13°C
Сервис недоступен.
Реклама

Роза Ибрагимова: «Волонтёры приходят отдавать»

- Роза, что привело тебя к волонтёрству?

- С детства я любила туризм, особенно с палатками. Школьницей неплохо справлялась с заданиями на соревнованиях по спортивному ориентированию. Волонтёрство на природе - не просто отдых, но ещё и возможность побывать в особо охраняемых природных территориях, куда обычных туристов пускают только по специальным пропускам или не пускают вовсе. К тому же ты путешествуешь с близкими по духу людьми. Знаю по себе: когда идёшь в поход, организованный турфирмой, больше «шансов» оказаться в группе рядом с теми, кто не подходит тебе психологически. Волонтёрство же предполагает самоотдачу, поэтому часто волонтёрами становятся те, кто умеет жертвовать, уступать, сопереживать.

- Что включают в себя волонтёрские программы? Каковы условия участия в них?

- Волонтёры делают какую-то работу и имеют за это ряд «бонусов». Я участвовала в программах, где сама оплачивала проезд и питание. Есть компании, которые полностью берут эти расходы на себя. Участие в программе «Большая байкальская тропа» - платное. Тем не менее, некоторые волонтёры приезжают на проекты несколько лет подряд, например, Руди из Швейцарии, теперь уже мой хороший товарищ.

Группа волонтёров.

- Много желающих участвовать в подобных проектах? Есть ли там свой «конкурс»?

- Да, если место интересное. Я подавала заявку на летний байкальский проект 2016 года ещё в марте. В Кроноцкий заповедник, где побывала в 2017-м,- почти за год до поездки: желающих поработать там очень много. Связано это и с покупкой билетов - чем раньше ты их заказываешь, тем они дешевле.

- Что за люди - волонтёры? У тебя сложилось представление об их общих ценностях? Многие ли из них имеют семьи? Кто они по профессии?

- В мою байкальскую смену семьями не приезжали. Хотя примерно половина участников были семейными людьми. На Камчатке таких не встречала вовсе. Правда, нас там и было-то всего пятеро - двое молодых ребят из Иркутской области, похожий на ирландского боцмана парень‑молчун из Москвы и объездивший весь мир и только что вернувшийся из антарктической экспедиции «романтик» уже в годах.

Общие ценности у нас, наверно, вот какие: любовь к природе, желание много увидеть, стремление быть полезными. Я как-то спросила иркутян Эрнеста и Володю, как их отпустили с работы на два месяца? Они, смеясь, ответили, что просто написали заявления об увольнении, а по профессии ребята - медбратья. «Молчун» Дима ничего о себе не рассказывал, но постоянно что-то писал в своей «таблетке» - может, научный труд. «Романтик» Пётр впервые волонтёрил в Кроноцком заповеднике уже в 2016 году, понравился организаторам, и его пригласили снова.

Бухта Змеёвая. Получаем инструкции по поведению в ней.

- Каждая волонтёрская смена предполагает решение какой-то определённой задачи?

- В Кроноцком заповеднике волонтёры убирали помещения, готовили пищу, ремонтировали и красили, закачивали пресную воду для хозяйственных нужд и делали всё прочее, что связано с обслуживанием туристической инфраструктуры. Волонтёров там также могут привлечь к научным исследованиям, участию в экспедициях. На Байкале волонтёры строят и расчищают экологические тропы.

- Случались в поездках «нештатные» ситуации?

- К счастью, у нас ничего такого не было. Разве что одной девушке, побежавшей из бани сразу в холодный Байкал, стало плохо. Или вот медведь, увиденный на тропе сотрудниками «ББТ», был неожиданностью. А в одну из ночей к нам в лагерь пришла росомаха - приманил запах пакета с остатками пищи, который вовремя не убрали. На Камчатке всё было как все­гда - ничего «нештатного»: медведи на кордоне, гейзеры, туманы, ветер…

Работа на тропе испытаний.

- Что даёт участие в проектах лично тебе? Какие изменения в себе самой ты ощущаешь?

- На Байкале я жила «здесь и сейчас». Было очень весело, благодаря, наверно, хорошей организации проекта. Участие в Камчатском проекте показало, что нет ничего невозможного, если действительно захотеть. И были МИШКИ! У меня к ним какое-то особое чувство - нежное на удивление, уважительное.

Каких-то изменений в себе не ощущаю. Разве только в том, что после таких «вылазок» обостряется интуиция. И хочется бóльшего - больше прочувствовать, увидеть.

- Исходя из личного опыта - каково отношение к волонтёрам и волонтёрству в нашей стране?

- Волонтёры стремятся отдавать. Общество может относиться к ним по‑раз­ному. Есть те, кто их не понимает. И те, кто одобряет и поддерживает. У всех ведь разные цели в жизни. Не думаю, что в своём выборе я должна оглядываться на чей-то чужой опыт.

- Планируешь дальше участвовать в подобных проектах?

- Да.

- Ну, что ж, удачи! И вниманию читателя этого номера - твои байкальские зарисовки.

Вопросы задавала Айсылу МИРХАНОВА.

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама