+12°C
Сервис недоступен.
  • 12 августа 2019 - 10:01
    Реклама, которая портит город Во всем мире преследуется незаконная рекламная деятельность. Похоже наша Казань к цивилизованным городам не относится
    695
    0
    2
Реклама
Архив новостей

Тепло Севера

Журнал "Казань", № 4, 2019

Расстояния сжимаем мы, люди. Стоит побывать в какой-то точке планеты, как она перестаёт быть далёкой «камчаткой», «краем географии». Ямал на языке ненцев — «конец мира». Когда-то так оно и было. Сейчас эта земля дарит тепло в прямом и переносном смысле: не только углеводородами, но — главное — открытостью и радушием живущих здесь вековыми традициями людей.

Роза Ибрагимова — журналист, фотограф.

 

Побывать на празднике День оленевода мечтала давно. В нынешнем году мечта осуществилась благодаря содействию коллеги и её друзей из Надыма, а также пресс-службе администрации Надымского района.

Её впечатления о Дне оленевода: «Это тот случай, когда реальность оказалась интересней, ярче всех ожиданий».

 

Вот уже двадцать четыре года ямальская земля собирает северные народы на большой праздник День оленевода, проходящий во всех крупных населённых пунктах Ямало-Ненецкого автономного округа на протяжении почти двух месяцев.

В Надыме он состоялся 1–3 марта. Соревнования оленеводов на Кубок губернатора ЯНАО 2 марта открыл парад его участников, а это семнадцать команд, более двухсот человек, прибывших со всего ямальского края.

Их традиционно приветствовали первые лица автономного округа.

Депутат Госдумы Российской Федерации, президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Григорий Ледков отметил, что коренные народы, международные сообщества с большим интересом наблюдают за жизнью в Арктике:

— Ямал — единственное место в Арк­тике, где сохранился кочевой образ жизни, где национальные обычаи, одежда, пища, язык являются главными составляющими обитания в этих суровых условиях. Я очень рад, что оленеводы могут собираться вместе так же, как когда-то наши предки на острове Вайгач приходили к святилищам.

Представитель команды-победительницы 2018 года Надымского района Святослав Анагуричи поднял флаг соревнований, и начались состязания.

Как мне рассказали коллеги из прессслужбы администрации Надымского района, в этом городе проводятся самые массовые соревнования из всех ямальских Дней оленевода, так как это окружные соревнования: «В других населённых пунктах больше приглашённых гостей. А национальные команды собираются в Надыме».

Пока на льду озера Янтарное всех желающих катали в оленьих упряжках, а на подиуме состязались борцы, метатели тынзяна и другие, у бульвара Стрижова вокруг спортивной площадки шла оживлённая торговля дарами тундры: ягодами, орехами, шкурами животных, национальной обувью, рыбой, мясом оленей, сувенирами, в том числе традиционными северными оберегами.

 

Обереги

О них, об укладе жизни оленеводов и отношении к празднику мне рассказали две мастерицы.

Одна из них — представительница народа ханты Таисья Артанзеева:

— Обереги северные народы делают издревле. В них вплетаются особые священные орнаменты, например, символизирующие медведя, очень почитаемого у ханты. Когда охотники его убивают, в его честь проводятся специальные обряды с песнями и народными играми — ритуально люди просят прощение за то, что его убили. Одну песню могут петь даже на протяжении суток. Медвежий праздник стал очень популярным, и он проводится в течение семи дней. Существует очень много легенд и сказок на эту тему.

Народ северный веками связан с природой, и все наши орнаменты — они взяты из природы. У нас в основном тёплые цвета — красный (огонь, закат), жёлтый (солнце), зелёный (трава, тундра), синий (небо, вода).

Один из оберегов — глухарь сна. Когда ребёнок рождается, ему на люльке вырезают глухаря. Считается, что он охраняет душу спящего малыша.

Вот эти куклы, которые называются «хозяйка семейного очага» («акань» похантыйски), — обереги для дома. Они очень разные. Их не принято делать с лицом, чтобы туда не вселился злой дух. Вместо лица иногда ставят утиный клюв.

Что касается Дня оленевода, он стал популярным у всех народов Севера. Но у каждого из них — ханты, селькупов, коми-зырян и других — есть традиционные народные праздники. Они идут по месяцам и связаны с определённым явлением природы.

У ненцев, например, есть праздник, начинающийся с первым выпавшим снегом — с 15 октября. У них это считается временем наступления нового года и длится почти полгода — с 15 октября по апрель.

Есть у хантов летний праздник — День рыбака (Ильин день, 2 августа, ханты придерживаются христианской веры). Есть также праздник поклонения огню — тоже священным праздником считается.

Широко ханты отмечают 7 апреля вороний праздник. Эта птица считается предвестницей весны. Если по церковному календарю 7 апреля — Благовещение, то у нас на Север с прилётом вороны приходит весна. Люди со всего стойбища собираются, проводят обряды, сохраняя свою культуру, приходят друг к другу в гости, дарят подарки, устраивают чаепития, детям вешают по утрам на берёзы сушки — без подарков никто не уходит. Считается, если кто-то первым ворону увидел на дереве, то произойдёт что-то хорошее.

Раньше больше было народных праздников, но сейчас некоторые стали забываться.

Об оберегах народов ненцы и ханты рассказала также Любовь Чернышёва:

— Все обереги здесь хантыйские. Вот оберег от сглаза и порчи — раньше его приделывали к волосам (косам), а также к одежде детей. А это колокольчики на машину — они злых духов отгоняют. В оберег вставлено копытце оленя: олень — символ богатства и благополучия не только у ненцев и ханты, но и всех северных народов. Здесь изображены северное сияние и чум как пожелание дому благополучия и мира. Зубчики на орнаментах «кусают», оберегают.

Я живу на ненецкой земле — тазовской, а сама из Шурышкарского района. Наша община занимается больше рыбной ловлей, чем оленеводством. Обереги, поделки изготавливают дети и женщины. Я народным творчеством стала заниматься с выходом на пенсию.

На День оленевода ездим в Надым, Новый Уренгой, а потом большой праздник будет в Тазовском районе.

День оленевода — самый любимый северными народами праздник. Такого масштабного события в тундре нет, поэтому люди сюда охотно едут, чтобы пообщаться с родственниками, друзьями; здесь молодые знакомятся и потом создают семьи.

 

Гонки на оленьих упряжках

Пожалуй, самым зрелищным соревнованием стали гонки на оленьих упряжках. На старт выходили по две упряжки. Не всегда погонщикам удавалось довести своих оленей до финиша: бывало, олени пугались зрителей или попадали на трассе в снежную яму и иногда уже почти в конце гонки уходили с трассы в сторону.

Однако возможность такого расклада никого не пугает — участников гонок было очень много.

Мои коллеги из пресс-службы администрации Надымского района рассказали, что первыми погонщиками были мужчины, потом к ним присоединились женщины.

Мне удалось пообщаться с одной из участниц гонок — представительницей ненецкой семьи Надеждой Анагуричи.

— Расскажите, пожалуйста, почему вы решили участвовать в этих соревнованиях?

— Как только День оленевода стал проводиться здесь, в Надыме, я участвую в гонках каждый год. Мне нравится атмо­сфера праздника, появляется азарт. Были и призовые места, снегоход «Буран» выигрывала. И сегодня надеюсь на победу. Мне пятьдесят пять лет, я самая возрастная участница соревнований.

Олени — это важная часть моей жизни. Мы приезжаем в город помыться, отдохнуть, но потом всё равно уезжаем обратно к своим оленям. Хотя оленеводом быть тяжело.

— Чем занимаетесь летом?

— Дым делаем оленям — дымокур от комаров и мошки. Костёр развёл, поленья туда накидал, сверху землёй прикрыл — вот и получается дым. Олени там лежат, отдыхают от комаров. А без дыма они уже не могут.

В соревнованиях нынешнего года женских упряжек было немало. Победительниц наградили в отдельной номинации.

 

Кочевая семья

В конкурсе «Кочевая семья» ямальцы представляли «визитную карточку семьи» — рассказывали о своих традициях, укладе жизни, истории рода, чем увлекаются. В этом конкурсе обладательницей Гран-при стала семья Вэнго-Климовых, программа которой называлась «Семья — волшебный символ жизни». Супруги рассказали, что в дружбе, любви и согласии живут уже пятнадцать лет:

— Наша семья кочевала, кочует и будет кочевать по просторам тундры. Слово «семья» для нас важно и сокровенно, — подчеркнул глава семьи Алексей Вэнго. — Наш семейный союз образовался в 2004 году. Мы воспитываем троих детей.

Самая младшая в семье, Марта, прочитала стих о родном языке:

— Язык наш веками отточен, как дедовский нож на бруске. Язык наш без промаха точен, как пика в умелой руке.

 

Коллективизация не удалась

Ко Дню оленевода в местном музее истории и археологии открылась выставка «Профессия оленевод». О том, как возникло и стало популярным это дело, рассказала методист музея Мария Кисляк, кстати, выпускница философского факультета Казанского федерального университета.

— Праздник День оленевода в этом году состоялся в двадцать четвёртый раз, он укоренился, стал традиционным, ежегодным.

Именно Надым стал базой проведения первого масштабного Дня оленевода. На базе города проходила международная конференция, посвящённая северным народам, в рамках которой состоялось первое показательное выступление оленеводов. Далее это сложилось в традицию, так как округу был необходим свой бренд, в том числе для привлечения туристов.

На сегодняшний день праздник оленеводов — это самое масштабное мероприятие нашего города. Здесь собираются все кочующие семьи, общинники. Есть несколько больших семейств, фамилий, представители которых сюда и приезжают.

Надым переводится как «место, богатое ягелем», «ягельное море». Это территория, богатая пищей, кормовой базой. Сюда исторически каслают (каслание — перекочёвка стойбища оленеводов) оленей на прокорм.

Второе по популярности место — это дальше на север, за Ямбург, но там очень суровые условия.

— Как относятся к этому событию сами коренные жители?

— Для них это праздник: они приезжают в город, показывают себя, смотрят на своих коллег. Но всё-таки мы говорим о разных укладах жизни: нашем и их, кочующем,— то есть другой цивилизации. Естественно, они будут держаться особняком, потому что у них существуют свои нормы поведения. У них принцип общины, где всегда существует взаимовыручка. Но и наши власти и население городов готовы прийти на помощь, если она потребуется.

— Расскажите, пожалуйста, про профессию оленевода.

— До 1930-х годов, когда началось активное освоение северных территорий Советского Союза, ненцы, ханты, по сути, были собственниками, безраздельно владевшими этими территориями. Они по ней каслали, путешествовали и не знали о советской власти.

В самом конце 1920-х был создан первый надымский оленеводческий сов­хоз. У зажиточных оленеводов отбирали оленей и из середняков выбирали пастуховработников.

Но власть здесь столкнулась не просто с проблемой, а со стеной: здесь люди другой цивилизации, они не говорят на русском языке, у них не существует понятия «социальное неравенство», поскольку те, кто богаче, помогают остальным.

Вначале советская власть шла путём насилия, отбирая оленей и не разрешая использовать их как транспорт, шить из их шкур одежду. Поэтому довольно быстро ситуация стала меняться. Наёмники-пастухи стали убегать, воровать оленей, и поголовье очень сильно упало.

Тогда властям пришлось использовать другую тактику. Началась массовая агитация, очень активно велась политика ликвидации безграмотности. Всеми силами профессию оленевода старались сделать престижной: оленей возили на всесоюзные выставки народного хозяйства, оленеводам вручали почётные грамоты. В 1937 году прошёл пробег на оленьих упряжках от Салехарда до Омска — это было крупное событие, давшее толчок популяризации профессии. Помимо этого, северным народам разрешили пользоваться оленями, также стали выдавать сети, лодки для добычи пропитания. С тех пор серьёзных проблем не возникало.

Кстати, оленеводством ненцы и ханты издревле не занимались. Их поселения были постоянными, у них не было чумов. Они могли держать несколько оленей, чтобы добраться из одного пункта в другой. Если нужны были шкура или пропитание, можно было просто отправиться на охоту и обеспечить себя всем этим.

Примерно в конце XVIII — начале XIX века поголовье оленей начало падать, и северным народам пришлось их размножать, разводить по территориям. В день один олень ест примерно десять килограммов ягеля, если стадо большое, это означает, что весь ягель в округе будет съеден. Тундра у нас долго восстанавливается — в лучшем случае ягель за год подрастает на два сантиметра, поэтому им пришлось кочевать по полуострову и территории, прилегающей к нему. Так и возник их стиль жизни. Сейчас им также разрешают охотиться — есть определённые послабления по праву их образа жизни.

 

Итоги

В заключительный день соревнований, 3 марта, в Надым приехал губернатор Ямало-Ненецкого автономного округа Дмитрий Артюхов. Его миссией было не только поздравить и наградить оленеводов, но и участвовать в открытии новых объектов Надыма — детсада «Газовичок», самого большого в Уральском федеральном округе (триста тридцать мест на восемнадцать групп, с двумя плавательными бассейнами и залами для других видов активности), а также нового жилого многоквартирного дома.

Дмитрий Артюхов, подводя черту празднику, поблагодарил всех его участников и подчеркнул, что люди, живущие на этой земле,— самое главное её богатство:

— Особое место среди них занимают наши коренные хранители тундры. И здорово, что культура традиционных видов спорта процветает.

С ним согласился и руководитель компании «Газпром добыча Надым» Сергей Меньшиков:

— Я рад, что именно надымские газовики организовали этот праздник, пронесли его через поколения, и сейчас мы видим, что он развился, в нём принимают участие даже команды из других регионов. Мы разрабатываем месторождения углеводородов на полуострове Ямал, в Надымском районе и других местах Ямало-Ненецкого автономного округа и встречаемся с традиционным укладом жизни коренного населения. Мы понимаем, что уклад кочевой жизни надо сохранять, и видим, что это получается.

Победители соревнований в девяти номинациях (конкурс «Кочевая семья — 2019», лыжная эстафета, тройной национальный прыжок, прыжки через нарты, метание тынзяна на хорей, гонки на оленьих упряжках среди женщин и мужчин, национальная борьба, перетягивание палки) получили ценные, необходимые для жизни в тундре подарки: снегоходы, бензопилы, а также денежные призы.

Погода радовала оба дня соревнований. По словам жителей Надыма, обычно на День оленевода бывает градусов тридцать минус. В этот раз было солнечно, и температура поднималась днём в первый день до минус восьми, во второй — до минус семнадцати.

День оленевода завершает своё ­шествие по ямальской земле 20 апреля в Сёяхе — самом северном населённом пункте Ямальского района, находящегося в зоне арктических пустынь. После чего начнётся подготовка к юбилейным соревнованиям 2020 года. Мои надымские коллеги сказали, в следующем году гостей и участников Дня оленевода ждёт что-то грандиозное, особенное.

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама