+2°C
USD 79,33 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    910
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Визит к Посейдону

Журнал "Казань", № 8, 2012

По Эгейскому морю под парусами

Наверно, все стюардессы греческих авиакомпаний проходят специальный кастинг - «по красоте». Три грации шествуют с тележками в узком проходе между креслами, улыбчивые, вежливые, предупредительные: «Tea, coffee?.. Juice?... Ok!»… Такое впечатление, что некий скульптор «подрихтовал» колоритный балканский типаж с учётом классических пропорций лица и «модельных» параметров фигуры.

А впрочем, чему удивляться? Ведь аэробус несёт нас в страну, с первого взгляда поражающую в сердце любовью ко всему сущему - изумрудному морю, островам, покрытым рунами зелени, пропахшим тавернами городкам, по улицам которых гуляют крупные и большеглазые, красивые, как маленькие боги, дети…

Нас ждёт Греция, знакомая по фотографии Парфенона из учебника истории и детским книжкам об аргонавтах и двенадцати подвигах Геракла. Удивительно, но даже в эпоху воинствующего атеизма античной мифологии каким-то образом удалось избежать идеологических табу. В отличие от библейских и коранических родословных, в генеалогии древнегреческих богов свободно ориентировался практически каждый продвинутый школьник.

В компании очень близких людей мне предстоит отправиться в необычное в нашей общей жизни путешествие, под парусами - к островам. Не будем уточнять детали и обстоятельства того, как всё сложилось, скажем лишь, что некоторых из нас последнее время отделяют друг от друга большие расстояния, и идея совместного путешествия стала прекрасным поводом для долгожданной встречи.

***
Наш рейс - «Казань - Салоники». Командир экипажа приветствует пассажиров и сообщает о том, что нам предстоит пересечь воздушное пространство Украины, Молдовы, Румынии, Болгарии.

Салоники расположены в восточной части Греции, город считается «северной столицей» страны, а также является местом средоточия многих православных святынь. Вместе с туристами-«матрасниками» летит целая группа паломников, которую возглавляет совсем молодой батюшка.

Перелёт занимает чуть более трёх часов. Самолёт заходит на посадку, делая достаточно крутые виражи. Горы и море в иллюминаторах на какое-то время принимают почти вертикальное положение, земля стремительно приближается, уже различима трасса с бегущими автомобилями и строения аэропорта. Наконец колёса касаются взлётно-посадочной полосы. Аплодисменты.

В аэропорту «Македония» нас встречает наш капитан и организатор, чтобы отвезти в Кавалу - порт приписки яхты, на которой предстоит идти в море. Накануне поездки, когда мы общались по скайпу, он скидывал мне ссылку на ролик в ю-тубе о своём предыдущем путешествии. Сквозь брызги воды и какие-то свистящие и хрипящие, как в рации, звуки, на экране время от времени возникал нос судна и прыгающая вверх-вниз с большой амплитудой линия горизонта. «Ты знаешь, тебе будет интересно, - убеждал он меня, какое-то время сомневавшуюся в успехе нашей предстоящей «эгеады». - Там есть такой остров - Самотраки. На нём как будто попадаешь в греческую мифологию»…

До Кавалы - сто шестьдесят пять километров. Салоники мы проезжаем достаточно быстро. Улицы города пустынны - воскресенье, магазины закрыты, к тому же - время сиесты. Накануне вечером здесь наверняка было «жарко» - Греция выиграла у сборной России на «Евро‑2012». А сегодня ещё и день выборов. Час «икс»: быть или не быть в Евросоюзе?..

Дорога вьётся через горы, местами берегом моря, за разговорами время летит незаметно. Начинается платный участок. Стоимость проезда легкового авто - два евро. Первое, что бросается в глаза по пути - непривычные для чтения указатели с топонимами. Уже не латиница, но и не совсем кириллица. Мы огибаем мыс, и перед нами открывается вид на бухту, по берегу которой растянулась Кавала.

Улицы города стекают вниз к набережной, неширокие, вымощенные брусчаткой. Дома по обе стороны в основном не выше пяти этажей, с каскадами балконов. Мелькают знакомые вывески магазинов масс-маркета. Поток движется без суеты, несмотря на то, что машину то и дело плавно обставляет мотоцикл или скутер, за рулём их - часто девушки.

Набережная расположена вдоль пирса с пришвартованными яхтами. Отсюда открывается великолепный вид на старую часть города с крепостью. Нас встречает хозяин нашей «Баварии-39» - спортивный, седой и белозубый, сдача яхт в аренду - его бизнес. Сам он опытный яхтсмен, постоянно участвует в гонках. Вместе с ним его молодой помощник. Улыбчивые и позитивные, они, мне кажется, и не подозревают о степени «квалифицированности» нашего экипажа, желают «have a nice sailing» (cчастливого плавания), а заодно рекомендуют хорошую таверну со всегда свежей рыбой и шикарным видом на закат. В нашем распоряжении целый вечер, мы отправляемся бродить по городу.

Кавала является столицей одноимённого греческого нома и одним из крупных портов страны. Образованный на месте античного Неаполиса, завоёванный в разные времена римлянами, византийцами, османцами, город представляет собой бурлящий сплав этносов и культур. Говорят, на пути распространения христианства в Европе здесь останавливался апостол Павел.

Колокол храма на перекрёстке улиц недалеко от порта звонит к вечерней службе. Проходящая мимо девушка лет двадцати едва заметно крестится.
Первая достопримечательность на нашем пути - средневековый акведук Камарес, построенный в середине XVI века на месте старых крепостных стен. Сооружение сохранилось в превосходном состоянии. Налюбовавшись его аркадой, мы ныряем в одну из узеньких улочек, ведущих к вершине горы, где расположена крепость со смотровой башней. Местами ширина улиц составляет здесь чуть более метра. Через открытые окна тесно расположенных домиков с утопающими в цветах крошечными террасами доносятся голоса их шумных обитателей, запахи варящегося кофе и раскалённого оливкового масла. Смуглая и крупная матрона выходит на балкончик и поправляет коляску с младенцем, щекастым, большеглазым и кудрявым, как амурчик. Мать и ребёнок невозмутимо взирают на творящуюся рядом суету - любопытных туристов с видеокамерами, проползающий в гору «харлей», вездесущих уличных кошек, вечно голодных, пугливых и тощих. «Ясас» - универсальное приветствие, на которое вам ответит здесь практически каждый, дружески приподняв ладонь. И это несмотря на «кризис». Хотя кризис-то, он, как разруха,- в головах…

Мы достаточно быстро достигаем нашей цели - ворот крепости, вход в которую стоит два с половиной евро. Посещение памятника истории становится нашим первым вложением в греческую экономику. Сооружение XV века, с виду изрядно напоминающее генуэзскую крепость в крымском Судаке, было возведено византийцами и позже не раз перестраивалось венецианцами и турками. Территория крепости относительно небольшая, весь её осмотр занимает не более получаса. Здесь сохранились помещения арсенала, столовой, казармы.По винтовой лестнице можно подняться на круглую смотровую башню, откуда открывается великолепный вид на город и бухту. Над старинными кварталами реют крупные чайки, резкие квакающие крики которых - кава-а-ала, ка-ва-аа-ла - не похожи на язык их сородичей в других портах…
Спускаясь по извилистым улочкам вниз к рекомендованной таверне, мы оказываемся на улице, носящей имя Мехмета Али, знаменитого египетского реформатора. Прославленный правитель страны, албанец по происхождению, родился именно в Кавале в 1769 году. В начале XIX века он построил здесь Имарет - школу и приют для бедных. Комплекс сооружений - настоящая жемчужина исламской архитектуры. Сегодня он отреставрирован, и в нём находится гостиница высокого класса.
Старый город дарит удивительное ощущение от близкого соседства старины с повсеместно осязаемыми и обоняемыми свидетельствами сегодняшних будничных реалий. Повсюду вдоль узеньких улочек, прямо на тротуарах, столики приглашающих к ароматным морским яствам ресторанчиков. Хозяин «нашего» оказывает фирменный приём - обслуживает самолично, посоветовав два вида рыбы - циппуру и лавраки. У нас они более известны как сибас и дорадо. Пока мы ждём своего заказа, нам приносят воду со льдом. Через некоторое время появляются тарелки с рыбой, приготовленной на гриле, в дополнение к которой идёт щедрый гарнир - нежная маринованная капуста, томаты, сладкий перец.

… Да, скажу я вам: лучшая рыба - свежевыловленная!..

За соседним столиком сидит семья. Азиатского вида малыш капризничает. Появляется трио уличных музыкантов - гитарист, аккордеонист и бородатый, прокопчённый, как пират, скрипач в тельняшке. Они пытаются развлечь ребёнка, исполняя «Бесаме мучо», но, заслышав рядом нашу русскую речь, быстро переключаются с интернационального хита на «Поручика Голицына» и «Очи чёрные». Завершается выступление бессмертной «Муркой». Заработав немного евро и наши аплодисменты, они идут к следующему заведению. А мы, увлечённые концертом, совсем не замечаем, что пропустили заход солнца. Закаты в южных широтах стремительные, ночи - тёмные, а звёзды - крупные, как лампочки ­маяков…

***
Город и ближайшие к порту улицы просыпаются неспешным открыванием витрин небольших магазинчиков со свежей выпечкой - хрустящим хлебом, лепёшками из слоёного теста с козьим сыром, булочками с корицей. К утреннему кофе - то, что надо.

Справа от нас пришвартована яхта французской четы пенсионного возраста. Видимо, это их собственное судно, потому что с виду оно напоминает маленькую дачу. Мадам в белых шортах поливает из лейки расставленные по палубе ящички с зеленью и салатом. По другую сторону стоит яхта с красивым и сакраментальным именем «Фар ниенте». Для итальянцев, как известно, словосочетание означает экзистенциальное понятие «ничегонеделания». «Дольче фар ниенте» - «сладкое без­делье» в своё время также воспел Валерий Брюсов. Случилось это с ним, правда, не на Апеннинах, а в крымской Алупке.

На самом деле путешествие в открытом море на парусной яхте имеет мало общего с перманентным состоянием средиземноморцев, почивающих в сиесте. Делать нам предстоит много чего. Прежде чем отправиться в путь, мы проходим краткий инструктаж, а накануне целый вечер перед самым отбоем заседали в кают‑компании, отмеряя специальным циркулем на карте расстояние от порта до ближайшей цели нашего маршрута - острова Самотраки. Это ни много ни мало - шестьдесят морских миль, или чуть больше девяноста километров. По нашим расчётам, при хорошем попутном ветре дистанцию мы должны преодолеть примерно за шесть‑семь часов хода под парусами.

Перед отплытием мужчины упражняются в манипуляциях с множеством канатов и верёвок, используемых при швартовке, а также осваивают систему управления парусами. Со стороны всё это может показаться изящным и простым, но на деле требует сноровки и значительных физических усилий.
И вот настаёт долгожданный момент. Отданы носовые и кормовые швартовы, и наша «Бавария» отчаливает от берега. По набережной идёт вчерашний скрипач. Он машет нам рукой. Мы машем в ответ. До свидания, Кавала!

***
Первые два десятка миль до ближайшего острова - величественного Тасоса - яхта идёт на двигателе. Погода начинает вносить свои коррективы в наши планы - ветер недостаточно силён, чтобы раскрыть паруса. По мере того, как мы отдаляемся от берега, волнение заметно усиливается. Во время движения весь экипаж, как правило, находится на палубе, так как в трюме болтанка ощущается намного сильнее. Любое руководство по яхтингу непременно предупредит вас о вероятности такой напасти первых дней путешествия, как морская болезнь. Причём коснуться она может не только новичков. Это ещё одна причина, почему лучше быть наверху, там, где взгляд может уцепиться за линию горизонта.

Когда яхта достигает определённой, заданной навигатором точки, глушится двигатель и даётся команда развернуть передний парус под названием «генуа». Затем раскрывается второй - «грот». При сильном боковом ветре яхта делает лишь немногим более четырёх узлов в час, а качка тем временем усиливается. На горизонте заметен лёгкий абрис Самотраки. Едва различимый в дымке, прозрачный, как мираж Фата-Морганы, он напоминает силуэт мамонта на во­допое.

Удивительное ощущение, наблюдать очертания далёких берегов в море! Вода и огромное открытое пространство создают иллюзию, что до земли - рукой подать, на деле же до неё может быть более полусотни километров. Справа от нас, также в тумане - священная гора Афон. Она - очень далеко!

…О том, что мы, несмотря на усиливающийся встречный ветер, всё же мало-помалу приближаемся к цели, можно судить по проявившемуся рисунку рельефа и растительности острова. Уже вечер, закат совсем скоро, а мы до сих пор в море. Дойти до берега на парусах оказалось невозможным, мы идём на двигателе, причём скорость едва превышает три узла в час. Заметно похолодало, вся команда сидит в ветровках и спасательных жилетах на палубе, бодрясь исполнением советских песен.
Пристанем ли мы хотя бы к полуночи? Ближе к берегу шторм всё усиливается. Временами волна захлёстывает нос яхты, палуба почти вся промокла. Капитан озабочен, но не теряет присутствия духа. Через какое-то время, уже в полной темноте, становятся различимы огни порта. Значит, мы всё же движемся!

…По легенде, Самотраки был обителью бога морей Посейдона. В это легко поверить - остров славится тем, что встречает мореплавателей сильным встречным ветром. Думается, что своенравный владыка моря, будучи в гневе, увлёк в свою пучину немало отчаянных голов, одержимых ­мыслью пристать к неприступным берегам его резиденции…

Уже два часа наша «Бавария» борется со стихией, и когда становится очевидным, что за это время мы не продвинулись ни на милю, капитан принимает решение повернуть назад - единственно разумное в данной ситуации. Около двух ночи мы поворачиваемв обратном направлении к Тасосу. Всего в нескольких милях, мигая огоньками гавани, остаётся наша Фата‑Моргана…

***
Пережить девятибалльный шторм, сделать крюк в девяносто морских миль, чтобы вернуться к ближайшему к материку острову - неплохо для начала! Под утро море успокоилось, да и ветер теперь попутный - мы идём на парусах и делаем почти шесть узлов в час. Вокруг выныривают и снова скрываются под водой стайки дельфинов.
Тасоса мы достигаем примерно к восьми утра. Этот красивый, гористый, поросший кедровыми лесами остров очень популярен среди туристов. Между ним и материком регулярно курсируют паромы, издалека напоминающие формой пагоду. Главный порт Тасоса - Лименас является административным центром острова. По правилам, пришвартовавшись, экипаж яхты должен отметиться в местном полицейском участке. Делается это не столько из соображений безопасности команды, сколько с целью контролировать передвижение каждого судна. Дело в том, что лёгкие парусные яхты нередко используют в качестве транспорта контрабандисты.

После того, как соблюдены все формальности, мы сообщаем по телефону судовладельцу о наших злоключениях. К тому же выясняется, что на яхте возникли неполадки с двигателем, которые нам не удаётся устранить самостоятельно. Очевидно, что пускаться в дальнейшее плавание нельзя. Так образуется наша вынужденная остановка, возможность окунуться в море, посмотреть городок и… приготовить поесть - ведь мы уже почти сутки без полноценной еды!

Кстати, по поводу рациона яхтсмена - несмотря на то, что на яхте есть оборудованный камбуз с холодильником, газовой плитой и раковиной (прочие «условия» на судне тоже имеются), во время её движения готовить из-за постоянной качки вам вряд ли удастся и придётся довольствоваться только сухим пайком - бутербродами, печеньем, фруктами. Но на приколе в порту ваша гастрономическая фантазия ничем не ограничена - хоть пироги пеките. У нас же особой популярностью пользуется паста - спагетти то есть. Причём в самых разных вариациях - с овощной поджаркой, омлетами, консервированными сардинами, запас которых неожиданно обнаружился в небольшом судовом буфете. В общем - макароны «по-флотски».

Лименас, по которому мы отправляемся прогуляться, расположен на месте античного поселения, остатки его обнаруживают себя повсеместно. Совершенно обыденная картина: огороженный участок с раскопками и тут же рядом - домик с садиком. Пафоса из старины здесь не делают, однако видно, что берегут. В городе есть археологический музей, на возвышенности над морем сохранились остатки очередного древнего амфитеатра, к которому ведёт длинная лестница.

Вечером набережная и близлежащие улочки наполняются публикой. Допоздна работают магазины сувениров и кафе. По всему берегу разносится аромат жареной и печёной рыбы. Наше счастливое избавление от гнева Посейдона мы решаем слегка отметить. На яхте нас уже ждёт ужин, а вот пропустить «за удачу» мы решаем в баре на берегу. Выбирая напитки, останавливаемся на «Метаксе». По прейскуранту три, пять и семь звёздочек стоят соответственно три, пять и семь евро, однако не указан объём порции. Я интересуюсь об этом у официанта. На мой вопрос он отвечает: «Уан гласс». Продолжая допытываться о том, сколько же это будет «в граммах», я слышу ответ, достойный, пожалуй, Сократа: «Зависит от того, какой стакан, мадам». Вот так.

***
Наутро прибывает новая яхта, а наша стойкая «Бавария» отправляется обратно в Кавалу, чтобы поправить своё состояние. Нам же предстоит решить - заниматься ли каботажем вдоль берегов Тасоса или всё же… Неужели снова на Самотраки? Дней до отъезда осталось - ровно половина недели, мы уже научены горьким опытом, и часть экипажа в сомнениях - стоит ли?..

Для начала мы решаем совершить пробный каботаж, огибаем Тасос и встаём на якорь в дикой бухте. До берега по очереди добираемся на резиновом «тузике» с мотором. Кругом отвесные скалы с множеством гротов, искусно сложенных самой природой из валунов и глины. Сквозь воду, как через толстую линзу, видно дно. На больших камнях - целые колонии морских ежей. Море ласковое и спокойное - такой у него сегодня характер.

***
Новая яхта превосходна! Это воодушевляет, и следующим утром мы снова отправляемся в направлении непокорённого острова. Ветер, правда, слабоват, и большую часть пути мы идём на моторе. Однако на сей раз всё говорит о том, что мы дойдём. Датчик показывает стабильную скорость семь-восемь узлов!

Последние мили до порта Камариотисса море лишь слегка показывает своё недовольство. Но теперь это уже такой «тёщин» гнев, на который всё равно никто не обращает внимания. На берег мы сходим около трёх часов пополудни, и мужчины, как положено, сразу идут в портовую полицию.

А теперь стоит подробнее рассказать о месте, ставшем для нас в этом путешествии столь желанным и вожделенным пределом.

Самотраки считается одним из самых диких и загадочных среди множества греческих островов. Славу ему принесла найденная здесь знаменитая статуя крылатой богини Ники, хранящаяся в Лувре. Название острова переводится буквально как «Самос фракийский» - с древности его населяли племена фракийцев, и топоним обозначал отличие от расположенного южнее в Эгейском море острова Самос. Самос, в свою очередь, образовано от греческого «самое» - горная вершина, так как остров горист, его наивысшая точка, гора Фенгари, достигает тысячи шестисот метров над уровнем моря. Согласно Гомеру, с вершины этой горы Посейдон наблюдал за ходом Троянской битвы. Наверняка так оно и было - Троя находится на территории современной Турции, а турецкий берег хорошо виден с восточной оконечности острова. Местами даже, когда мы объезжали его на машине, нам приходили сообщения наших сотовых операторов, приветствовавших нас на территории Турции.
Население Самотраки составляет около трёх тысяч человек. В разное время остров принадлежал грекам, римлянам, византийцам, венецианцам и генуэзцам, долго находился под османским игом. Печально известный исторический факт из жизни острова - Самофракийский холокост 1821 года, когда турками было вырезано его коренное население.В греческие владения остров вернулся только в 1912 году.

Сегодня здесь занимаются рыболовством, разведением коз и выращиванием маслин. Остров любят поклонники экологического туризма, хотя здесь есть небольшие отели и сдаются апартаменты. Добраться до Самотраки менее экстре­мальным, чем мы, способом можно на пароме из расположенного напротив на материковой части Греции Александруполиса.

В Камариотиссе можно взять напрокат автомобиль, мотоцикл или скутер. Хозяин конторы, сдающий авто в аренду, очень похожий на артиста Челентано, принимает клиентов у себя в «офисе» - простом помещении, где практически нет ничего, кроме стола и горы мотоциклетных шлемов. Помимо греческого, он хорошо говорит на английском и болгарском. В области греческой Македонии и на близлежащих островах проживает немало этнических болгар. Многие из них знают русский. Одну такую женщину мы встретили ещё в наш первый вечер в Кавале. «А-а-а, вы из России! Я-то сразу поняла по вашему «калиспЭра» (по-гречески «добрый вечер»), надо мягче - «калиспе-е-ера»,- учила нас продавщица сувениров, заманивая совершить покупку.- Я сама - из Болгарии. А у вас в Москве была в восьмидесятом году, на Олимпиаде»…

Прокатный автопарк состоит из красных «сузуки-альто». Эти машины знают все полицейские на острове, поэтому никаких документов, кроме водительского удостоверения, на них не требуется. Заплатив семьдесят евро, мы забираем наше авто, в то время как скутер обошёлся бы нам всего в пятнадцать, но для этого в Европе требуются мотоциклетные права. Мы отправляемся в столицу Самотраки - посёлок Хору, расположенный в шести километрах вглубь острова в горной ложбине.
Уютный, с лабиринтом улочек, он живёт какой-то своей загадочной вечерней жизнью. Заходящее солнце освещает красные черепичные крыши домиков, сложенных из камня. Деревянные ставни, рамы и двери многих выкрашены голубой краской. Цветы повсюду - в кашпо на балкончиках и в кадках прямо по краю мостовой. Мы поднимаемся к старой генуэзской крепости Гателуцци, построенной на месте византийского форта. Внутрь нам попасть не удаётся - идёт реставрация. Зато, поднявшись ещё выше по узенькой горной тропинке, мы любуемся видом на серпантин дороги и открывающееся вдалеке море.

По пути назад к месту парковки нас обгоняет длинноволосый парень на мотоцикле. Подобных «экземпляров» здесь немало. Самотраки является излюбленным местом пребывания современных хиппи. На всём острове витает какой-то анархический дух кофе-шопов Амстердама - дух свободы, богемности и лёгкой маргинальности. Сувенирные лавочки Хоры очень отличаются от традиционного «магнитного» репертуара большинства в прочих местах. Это настоящее царство авторских изделий ручной работы, каких я не встречала больше нигде! Это даже не магазинчики, а небольшие музейчики «хенд-мейда»! Не знаю, приносят ли они доход своим хозяевам - массового потока туристов на острове нет, но такое ощущение, что для них это не так и важно.

Вечером мы ужинаем в портовой таверне. Нам сообщают, что из-за бушующего последние пять дней шторма (знаем - испытали на себе!), практически нет свежего улова. Есть только всякая мелочь - октопусы и каламари (кальмары). Через некоторое время «мелочь» появляется перед нами на огромном блюде - жаренные в панировке креветки, осьминоги, мидии в створках раковин, мелкие, как кильки, сардинки - роскошный морской коктейль! В придачу ко всему - соус «цацики». Не подумайте, что нечто экзотическое,- обычные огурцы, укроп и чеснок с солью и сметаной.

Из ближайшего бара доносятся отчаянные крики болельщиков - греки проигрывают немцам. Ну, а мы сегодня, можно сказать, познали вкус победы.

***
Следующий день полностью посвящён осмотру достопримечательностей. Главная из них - деревня Палеополис, где находятся остатки Святилища Великих богов, или Кабиров. Археологические исследования начались здесь во второй половине XIX века, и именно на территории Святилища в 1863 году была найдена статуя Ники.
Приблизительно с V века до нашей эры здесь проводились обряды поклонения Великим богам, или Мистерии Кабиров - покровителей земледелия и мореплавания. Перед посвящёнными разыгрывался сюжет легенды о похищении дочери Зевса и Электры Гармонии Кадмусом на пути поисков его сестры - похищенной Юпитером Европы. Многие детали этого мифа до сих пор остаются загадкой. Известно лишь, что всё завершалось «хэппи-эндом» - Гармония и Кадмус благополучно сочетались браком.

Мистерии собирали паломников со всей Греции. Своего расцвета, отразившегося в архитектурном великолепии Святилища, культ достиг ко времени царствования македонского царя Филипа II, его большого почитателя и покровителя. По преданию, именно во время мистерий на Самотраки он встретил принцессу Эпируса Олимпию, ставшую его супругой и матерью великого завоевателя Александра Македонского.

Чтобы обойти и осмотреть сохранившиеся останки древнего городища, потребуется несколько часов. За редкими исключениями, памятники сохранились здесь в первозданном виде, и в их отношении действуют строгие ограничения по ремонту и ревизии. У самого входа в заповедник работает археологический музей, в котором выставлены найденные на территории городища мелкие предметы - посуда, утварь, украшения, детали архитектуры, а также муляж знаменитой статуи.
Утомлённые подробным осмотром на знойном солнце, мы двигаемся дальше. Нас ждут знаменитые источники и водопады городка Термы. Чтобы добраться до них, надо оставить машину и идти пешком по берегу ручья, поросшего дубами и платанами. Через десять минут пути мы встречаем первую ванну, в которой купается целое семейство. Но чтобы попасть на сам водопад, нужно пройти довольно опасной и узкой тропой в каньоне скал. Сюда мало кто заходит, поэтому первый, кого мы видим - смуглый путешественник-одиночка, расположившийся отдохнуть в тени большого камня совершенно ню…

Окунуться в прохладу пресной чистой воды приятно. Она, кстати вовсе не ледяная - в нашем Голубом озере куда холоднее! После купания - небольшой пикник в тени деревьев, напоминающих толщиной стволов баобабы. Тишина и умиротворение.

День заканчивается купанием в море на диком пляже у устья речки Фониа, по берегам которой разбит настоящий лагерь палаточников.

На обратном пути в Камариотиссу нам встречаются парень и девушка с рюкзаками за спиной, идущие по обочине дороги. Я чувствую, что начинаю любить это странное место, где, кажется, время повернулось и идёт назад - пешком…

***
Снова девятичасовой переход до Кавалы. Днём нам сообщают, что к пяти вечера порт может быть закрыт и откроется снова только в девять, потому что в городе планируется грандиозное авиашоу. Это - сюрприз, ведь нам бы желательно скорее сойти на берег - в пять утра следующего дня наш рейс в Казань. На море штиль, мы почти всю дорогу идём на двигателе, и едва успеваем пришвартоваться, как вдоль берега проплывает полицейский катер, закрывающий дальнейшее движение с моря в сторону пристани.

Набережная заполнена толпами горожан. Над заливом летают самолёты и вертолёты греческих ВВС, демонстрируя фигуры высшего пилотажа. Временами какой-нибудь ас проносится прямо над толпой, к её вящему восторгу, или делает на море «волну». А мы, упакованные, чтобы отбыть в аэропорт, сидим на палубе нашей яхты, поедаем прощальное мороженое и наблюдаем, как в сотне метров надувается, пытаясь оборвать канаты, алый воздушный шар…

Через час в полной темноте мы уже едем по трассе. То здесь, то там мириадами и туманностями электричества возникают и исчезают маленькие городки и посёлки в горах. Ночные Салоники остаются в стороне, сверкая россыпью огней, как огромный ковёр алмазов. Мы объезжаем город и приближаемся к аэропорту. До вылета примерно пять часов. Посидев немного на холодных металлических креслах в зале ожидания, начинаем прощаться. И делаем это как-то очень обыденно, даже дежурно. Наверно, от того, что всем очень хочется спать после этого длинного дня.

Подходит женщина, характерный говор которой выдаёт в ней южанку. Она летит до Ростова, зовут её Галиной. Галина живёт в Греции уже тринадцать лет, работает гувернанткой, ухаживает за инвалидами. Работа тяжёлая, но что делать - в России дети и внуки, которых надо довести хотя бы до института, а ещё надо достроить дом... Мимо проходят импозантные лётчики и стройные стюардессы, похожие на Ларису Ивановну из «Мимино». Девушки везут маленькие чемоданчики на колёсиках, и Галина рассказывает историю, что недавно поймали один экипаж, который перевозил в таких чемоданчиках списанные монеты евро - в Китай, на переплавку. Такие, как Галина, обычно знают много интересных историй. Это хорошо - время за ними проходит незаметно.

Я выхожу из здания охлаждённого кондиционерами аэровокзала ещё раз вдохнуть душного южного воздуха. Пространство вокруг вибрирует от стрёкота. Гигантский кузнечик, чиркнув в свете прожектора кометой, пикирует и приземляется на бетонные плиты. Какое-то время мы смотрим друг на друга, пока насекомое обратным прыжком снова не исчезает за границей темноты. Возвращаясь назад к чемоданам, я перекладываю поближе под руку паспорта и билеты.

Регистрацию вместе с соотечественниками, прибывающими на автобусах из отелей, мы проходим довольно быстро. Последние полтора часа до вылета русские традиционно проводят в магазине «Дьюти фри», вынося оттуда по нескольку фирменных пакетов всякой всячины - оливкового масла, сыра «Фета», алкоголь и парфюмы. Сразу после касс начинается хвост очереди пассажиров, вылетающих в Цюрих. У них я не замечаю ни одного знакомого пакета! Всё-таки свобода передвижения обходится нам по-прежнему дорого.

Скоро и нас приглашают на посадку…

***
…Да, определённо,- все стюардессы греческих авиакомпаний проходят специальный кастинг. Вот и теперь - девушки другие, но не хуже тех, первых. Одну из них - блондинку - можно даже отправлять на конкурс красоты. «Мисс Эллада» улыбается: «Чай, кофе?» - предупредительная, хоть и «королева»… А хотя чему удивляться? Это же Греция - красивая земля, красивые люди, красивые, как маленькие боги, дети…

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: