+5°C
USD 72,56 ₽
  • 9 сентября 2021 - 14:09
    О сентябрьском номере журнала "Казань"
    Дорогие друзья! На днях вышел наш долгожданный сентябрьский номер. В этом видео главный редактор журнала "Казань" Альбина Абсалямова и наши постоянные авторы Адель Хаиров и Алексей Егоров рассказывают о том, что интересного вас ожидает на его страницах!
    3831
    0
    10
  • 8 сентября 2021 - 13:28
    «Война и мир Сергея Говорухина»
    1 сентября в Казани прошел вечер памяти «ВОЙНА И МИР СЕРГЕЯ ГОВОРУХИНА». Программа вечера подготовлена группой студентов 3 курса Казанского театрального училища, под руководством народного артиста России и Татарстана Вадима Валентиновича Кешнера и Татьяны Валентиновны Лядовой.
    4030
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Вокруг света на карантине

В июне нынешнего года в турецком Мармарисе финишировала кругосветная экспедиция на парусной яхте Milonga c экипажем из Татарстана. Плавание длилось девять месяцев. Трое яхтсменов на 11-метровом судне преодолели 45 000 километров водного пути, пройдя акватории трёх океанов — Атлантического, Тихого и Индийского. Своё путешествие они приурочили к 100-летию ТАССР.

 

Знакомьтесь — капитан

Капитан команды Алмаз Алеев, отметивший во время поездки своё 70-летие, мечтал о море с детства. Вдохновлённый чтением приключенческих романов Жюля Верна, после окончания школы в Билярске, откуда родом, он подавал документы в Бакинское военно-морское училище, но экзаменационная комиссия в Казани «завернула» его по причине возраста — брали только в полные семнадцать лет. Затем были работа на комсомольских стройках и армия, где один из сослуживцев «сагитировал» пойти в авиацию. Алмаз Алеев окончил Кировоградское лётно-штурманское училище, получив специальность «штурман», и долгие годы летал на больших воздушных судах.

Мечта о море реализовалась неожиданно в возрасте почти 35 лет, когда Алмаз Асхатович работал в Казани на КМЗ «Союз» в экипаже испытателей, а его командир увлекался парусным спортом. Директор предприятия закупил для них первую небольшую деревянную яхту. В то время мало кто в Союзе ходил в море на яхте, распределением крейсерских судов занималась Москва, обеспечивая в первую очередь Ленинград, Дальний Восток, Сочи. Алмазу Алееву удалось добиться того, чтобы в Казани появилась первая морская парусная яхта, которую он назвал «Энже». В 1989 году Алмаз Асхатович участвовал в международной регате в Японском море, преодолев расстояние в 350 километров от Владивостока до Находки. До сих пор в памяти водные просторы вспыхивающего в темноте «собачьей вахты» (так говорят о дежурстве у руля с трёх до пяти утра) планктона и встречах со стаями китов.

В 1991 году Алмаз Алеев участвовал в первом международном плавании трёх татарстанских яхт «Идель», «Энже» и «Багира» по Чёрному морю в Турцию под эгидой общества «Ватан». (О событиях того плавания писал в № 12 журнала «Казань» 2011 года наш автор Гарапша Мухомедьянов.) В нынешнем году отмечается 30-летие этого знакового морского путешествия.

За свои полжизни под парусами Алмаз Асхатович работал инструктором, директором яхт-клуба, нёс общественную нагрузку — был президентом и председателем комитета Федерации парусного спорта Республики Татарстан. Под её эгидой сегодня работает Парусная школа Татарстана, в которой он преподаёт.

 

Читателям «Казани» Алмаз АЛЕЕВ рассказывает о самых интересных подробностях завершившейся кругосветки.

 

Экипаж

Наша команда это — я сам в качестве капитана и мои ученики — помощник капитана Ильфат Минибаев и боцман Виль Сагитов. В обязанности капитана входят полное планирование и расчёт маршрута, включая запасы топлива и расходы на питание и прочее. Боцман заведует на судне всем хозяйством — инструментами, техникой, он должен быть человеком рукастым, способным быстро устранить любые неполадки.

Ильфат Минибаев, Виль Сагитов, Алмаз Алеев

 

Во главу угла при формировании команды ставится её совместимость. Отношения подчинены строгой иерархии. Голос капитана — закон. Кодекс поведения на яхте прописан в специальном пособии — «Школе яхтенного рулевого». Парусный спорт все­гда считался «спортом королей», отсюда — особая дисциплина, почитание его традиций и этикета. Если сравнить «парусника» и «моторника», то это — совершенно разные люди.

Финишный состав экипажа: Виля Сагитова сменил Иван Поликасов (крайний справа).

 

Маршрут

Предварительная подготовка нашего плавания заняла почти год. Но, по большому счёту, к нему я готовился всю жизнь. Мы про­шли расстояние больше длины экватора! Самый долгий переход составил 2,5 месяца без берега по Тихому океану.

Яхту, на которой мы отправились в путь, привезли из Санкт‑Пе­тербурга в мае 2020 года. Это судно 2013 года, построенное по голландским чертежам. Из Казани вышли 28 июля — тихо, без помпы, потому что до последнего дня оставались сомнения: состоится ли вообще старт? Свои коррективы в наши планы внёс COVID-19. Из-за пандемии усложнилась ситуация с международными поставками, и мы слишком долго ждали, когда прибудет заказанное нами оборудование для кругосветного плавания —  опреснитель морской воды и ветровой автопилот.

Из Казани мы дошли до Анапы, затем до Турции, где нас встретил представитель татарской диаспоры Ильшат Назипов. Мы познакомились с ним через Интернет, и он очень здорово нам помогал. Наша марина была в городе Тузла на Мраморном море. Оттуда 15 сентября через пролив Дарданеллы мы вышли в Средиземное море, где нас сразу потрепало во время шторма, а у яхты выявились слабые места. Пришлось зайти на ремонт и изменить первоначальный экстремальный маршрут. Мы предполагали преодолеть «водный Эверест», как его называют, — обогнуть по пути мыс Доброй Надежды и мыс Горн. Но были вынуждены отказаться от этих планов, а направились через Гибралтарский пролив в Атлантический океан, прошли Карибский бассейн и Панамский канал. На Маркизских островах в Тихом океане пополнились продовольствием и топливом. Планировался заход на Самоа, но нас не пустили — карантин! Хотя у нас почти иссякли все запасы.

Сойти на берег удалось на одном из островов Вануату. Правда, перед этим санитарная служба отправила нас стоять на двухнедельный карантин. Мы не имели права покидать пределов яхты, продукты нам подвозили прямо на борт.

С собой в поездку мы взяли флаг Татарстана, мечтая о том, что оставим его на австралийском континенте для татарской диаспоры. Но Австралия оказалась для нас закрыта. Не помогли никакие переговоры. У нас не взяли даже сам флаг, который мы надеялись хотя бы передать соплеменникам. С нами общались только австралийские пограничники, которые — спасибо им! — бесплатно подвозили продукты. В подобных ситуациях в открытом море на помощь часто приходили и рыбаки, с которыми мы связывались по рации — они делились топливом, запасами воды.

Карантин внёс в путешествие оттенок неприкаянности. Многие планы сорвались. В Индийском океане хотели зайти на Бали, но на входе в порт с нас запросили «агентские» 1800 долларов. Та же история повторилась в Шри‑Ланке. Пришлось помахать им рукой и двинуться дальше. Пристали к земле мы только на Мальдивах, где у нас частично сменился экипаж: Виль Сагитов отправился домой, а вместо него прилетел Иван Поликасов. В турецкий Мармарис мы вернулись через Суэцкий канал. Казалось бы — Красное море, но по ночам было настолько прохладно, что приходилось одеваться, хотя до этого «формой № 1» для нас были плавки.

 

Цена вопроса

Кругосветное путешествие было полностью организовано на частные средства членов экипажа. Пытались найти спонсоров, обращались с письмом к руководству республики — отклика не получили.

Бюджет плавания составил порядка 130 000 евро. Его основные статьи: покупка яхты — это 100 000, приобретение необходимого для неё технического оборудования — 20 000, запасы продовольствия — 10 000. Стоимость судна может варьироваться в зависимости от размера. Цена самого небольшого стартует от двадцати тысяч. Для плавания мы выбрали яхту среднего размера — практически новое судно, ходившее до своей первой кругосветки по Балтике.

Планируя путешествие, необходимо подумать об оплате связи по спутниковому телефону. Это — дорогое удовольствие, а Интернет в океане появляется только на расстоянии примерно тридцати километров от берега. Тем не менее, экипаж регулярно коммуницировал с «землёй» — давал интервью телеканалу «ТНВ», агентству «РИА-новости» и другим СМИ.

Cтатья расходов, о которой стоит сказать отдельно, — оформление визы для путешествия. Я хожу в плавания с 1990-х. Многие годы мы заходили в заграничные порты по морским законам — вывешивая лишь карантинный флаг, затем сообщали о прибытии по рации, к нам подплывали пограничники, ставили штампы в паспорта, и на этом формальности заканчивались. Теперь мир намного жёстче. Отправляясь в заграничное путешествие на яхте, необходимо предварительно заключить договор со специальным агентом, который займётся оформлением документов. Этот этап никак не миновать, по времени он занимает до нескольких месяцев и обходится в кругленькую сумму.

На океанских маршрутах есть свои «платные участки», это — каналы. Проходя через Панамский канал, мы заплатили 1500 долларов, преодоление Суэцкого обошлось в 1000. Во время их прохождения обязательно подсаживают лоцмана. В Панамском канале мы видели большой голландский контейнеровоз, который сел на мель и парализовал всё движение. В итоге компании выставили неустойку в 950 миллиардов долларов. Последовали суды, и штраф немного скостили. Недавно в новостях мелькнул сюжет: судно вернулось на родину в Нидерланды, теперь на него водят экскурсии за деньги, видимо, с целью хоть как-то компенсировать убытки.

 

Что на обед?

Как любое судно, яхта имеет ограничения по загрузке. В качестве питания с собой берут специальные сублимированные продукты, которые производят для туристов-экстремалов (не путать с «Дошираком»!). Они не занимают много места и мало весят. В России их производят только два предприятия. По питательным свойствам они не уступают натуральным продуктам, отличаются только технологией приготовления, основанной на выпаривании влаги. Содержимое такого пакетика разбавляют кипятком и получают готовое блюдо.

Мы запаслись питанием, предварительно рассчитав калории, но, оказалось, что недосчитали. За год плавания я потерял 15 килограммов. Уходя, весил 80, а по возвращении — 65. Попутно по возможности мы пополняли запасы еды и ловили рыбу на спиннинг.

В финале путешествия ощущалось, насколько мы соскучились по «нормальной» еде — картошечке с мясом. Моя сестра встретила меня в аэропорту традиционным татарским бэлишом. Это был праздник!

 

Пираты и другие хищники

В Аденском заливе произошла наша встреча с пиратами. Мои ребята знали, что такое возможно, но я не относился к этому серьёзно. Ширина залива примерно 400 километров. Идём по нему ночью. В темноте временами возникают и пропадают звуки снующих моторок. И вот подплывает к нам деревянная лодка длиной около восьми метров, в которой сидят здоровые и упитанные, вполне прилично одетые люди. Внешне похожи на арабов. С виду лодка совершенно пустая — никаких рыболовных принадлежностей в них нет, багажа тоже. Разговор начинается с банального: закурить не будет? — Нет, — отвечаю, — не курим. — Откуда и куда идёте? — В Суэцкий канал, — говорю. — А что за флаг у вас? — Россия. И в это время один проявляет намерение забраться на борт. Наша яхта местами уже ржавая от солёной воды, сами мы — худые, бородатые. Видно, что взять с нас нечего. В конце концов незваные ночные гости от нас «отвалили». Но во время нашей «беседы» я уже готов был вытащить фальшфейер и ракету — другого оружия у нас нет. Фальш­фейер даёт очень сильный огонь, который не гаснет даже в воде, потому что горит магний. Его, как и ракету, используют на море для подачи сигнала бедствия.

Кроме пиратов, был постоянный риск встречи уже с настоящими морскими хищниками. Когда спускались чистить яхту скребком от ракушек — а такую манипуляцию требовалось проводить не один раз — постоянно «мешали» акулы. Как только замечаешь на­двигающуюся тень — моментально запрыгиваешь на борт. Но зато акулье мясо — очень нежное — стало нашим любимым деликатесом. А вот тунец — тот оказался на наш вкус суховат.

 

Размышления на берегу

Путешествие позади. Наша «Милонга» осталась в Мармарисе вместе с её новым капитаном Иваном Поликасовым, который будет обучать в Турции на выезде практикантов Казанской парусной школы.

Затевая своё путешествие, нам, конечно, хотелось привлечь внимание к проблемам развития парусного спорта в Татарстане. Во времена Советского Союза государство обеспечивало возможность покупки оборудования для яхтсменов, оплачивало поездки на регаты. В перестройку стало хуже, потом был провал. Подъём начался лет пять назад, с тех пор как партнёром Федерации парусного спорта Республики Татарстан стало одно из крупных химических предприятий республики. Сейчас мы развиваем детский парусный спорт, но до сих пор в Казани нет своей Детско-юношеской спортивной школы для яхтсменов, есть только отделение при ДЮСШ «Авиатор» с базой у пляжа «Локомотив». Там не очень хорошие условия, нет для ребят тёплых раздевалок. Намного лучше дела обстоят в Зеленодольске, где работает Детский яхт-клуб «Дельфин» при заводе имени Горького. У них есть хорошие материальные возможности.

Федерация парусного спорта Республики Татарстан недавно отметила 100-летие Казанского яхт-клуба, который располагался около Верхнего Услона. Парусный спорт в Татарстане — практически ровесник самой республики. Наше первое кругосветное плавание — новый отсчёт в его истории. Хотелось бы, чтобы новое поколение продолжило её традиции, а парусный спорт приносил республике такую же славу, как хоккей и футбол.

 

Фото из архива Алмаза Алеева

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: