Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

ОТКРЫТЫЕ ЗЕМЛИ

Когда тебя выбирает профессия

Судьба — дама непредсказуемая, но мудрая. О роли педагога в жизни ребёнка, об индивидуальном творческом пути каждого артиста и о многообразии видов танца нам рассказала заслуженный работник культуры Республики Татарстан, ведущий преподаватель, заведующая отделением народного танца Казанского хореографического училища Вера Михайловна ЗАКАМСКАЯ.

Фото Гульнары Сагиевой

Судьба — дама непредсказуемая, но мудрая. О роли педагога в жизни ребёнка, об индивидуальном творческом пути каждого артиста и о многообразии видов танца нам рассказала заслуженный работник культуры Республики Татарстан, ведущий преподаватель, заведующая отделением народного танца Казанского хореографического училища Вера Михайловна ЗАКАМСКАЯ.

Подходящая фамилия
Фамилия Закамская достаточно часто встречается у удмуртов, которые жили за Камой. Причём недавно я узнала, что удмуртское слово «кам» означает «большая река». Так что фамилия вполне могла говорить о месте моего рождения — удмуртском городе Глазове. Однако всё прозаичней — это фамилия моего мужа. Трижды народная артистка и заведующая кафедрой хореографии Казанского института культуры, в котором я тогда работала, Нинель Даутовна Юлтыева сказала мне: «Вот теперь у тебя не только профессия, но и фамилия театральная!»
В хореографию я попала случайно, с миром искусства в семье никто не был связан. Однажды  побывала на концерте в местном Дворце культуры. На сцене девочки из балетной студии исполняли испанский танец из «Лебединого озера». Этот танец, поставленный Мариусом Петипа, — настоящая изюминка, прямо конфетка! Он и в спектакле изумительно смотрится, и как отдельный концертный номер. Петипа, наряду с классическим танцем, был знатоком испанского танца. Это не просто народный танец — это народный танец, поставленный на лексике танца классического. Тут есть всё — и эмоции, и яркая музыка, и классическая основа. На следующий же день после концерта мы с подругой пошли записываться в эту балетную студию.

Лучшие педагоги
В нашем маленьком городке была просто изумительная студия классического танца и влюблённый в свою профессию грамотный педагог — Елизавета Григорьевна Беленко. Эта красивейшая женщина буквально заразила всех нас любовью к танцу — обратной дороги не было. Я очень благодарна своему педагогу, давшему нам хорошую классическую основу. Кроме классики, мы занимались и народно-сценическими танцами.
Пришла в хореографию достаточно поздно, в классе восьмом. Думала, что буду заниматься этим и параллельно осваивать другую профессию. Я хорошо училась в школе, мне легко давались и точные науки, и языки, и я выбирала между физматом и инязом. А потом подруга собралась в Казань в Институт культуры, и я поехала с ней за компанию. К сожалению, она не поступила, хотя обладала прекрасными природными данными, но в её аттестате имелись троечки по некоторым предметам.
В экзаменационной комиссии был основоположник татарской хореографии Гай Хаджиевич Тагиров. После экзаменов он подошёл ко мне и сказал: «Девочка, ты так хорошо подготовлена, тебе надо ехать в Ленинград или Москву». 
Когда поступила — плакала, думая о том, как буду тут одна. Тогда Нинель Даутовна мне сказала: «Ты, девочка, не плачь, начни учиться, а там посмотрим». Как оказалось, она уже тогда предположила, что оставит меня на кафедре в качестве педагога. 
В институте в то время были замечательные преподаватели. Очень многое было вложено в нас педагогами Ириной Борисовной Бороминской и Лидией Александровной Цагараевой. И далее по жизни меня сопровождали такие педагоги, после которых было бы очень стыдно плохо преподавать. 

Фото Гульнары Сагиевой
Во время учёбы я танцевала в Народном театре танца, в бывшем ДК Строителей. Руководили коллективом Владимир Николаевич Шумейкин и его супруга Галина Ивановна. Владимир Николаевич — профессиональный балетмейстер, который ставил спектакли в Оперном театре. Уровень Народного театра танца был настолько высок, что, к примеру, в длительной гастрольной поездке по Чехословакии его участники и профессиональные артисты танцевали в совместных концертных номерах и одноактных балетах.
После окончания Института культуры меня отправили в ассистентуру в ГИТИС — осваивать классический и историко-бытовой танцы. В тот период в ГИТИСе учились одарённые в хореографии студенты из разных стран, а преподавали звёзды мирового балета и артисты Большого театра: Марина Тимофеевна Семёнова, Тамара Степановна Ткаченко, Раиса Степановна Стручкова и многие другие. По собственному желанию я посещала все предметы, в том числе и народно-сценический танец. И спустя какое-то время мне это пригодилось.

Широкий кругозор
Вернувшись в Казань, я в течение почти 25 лет преподавала в институте классический и историко-бытовой танцы. В Хореографическое училище меня пригласили преподавать историко-бытовой танец, потому что не было педагога. Я пришла как совместитель. Сначала в нём не было народного отделения, но позднее возникла необходимость его создания.
Так получилось, что педагоги, которые здесь работали, пришли из театра и больше были связаны с классическим танцем. По народно-сценическому танцу преподавателей не хватало, и Нинель Даутовна, которая стала художественным руководителем Казанского хорео­графического училища, сказала: «Давай, Верочка, берись!» Сейчас я веду историко-бытовой и народно-сценический танцы. Это вовсе не означает, что я разлюбила классический танец. На уроках народно-сценического и историко‑бытового танцев часто приходится акцентироваться на каких-либо элементах классики, поскольку все предметы взаимосвязаны. 

Фрагмент репетиции балета «Легенда о любви». Вера Горбушина (Закамская) и Шамиль Гайниев. 1977 
Из личного архива Веры Закамской

Русская балетная школа накопила бесценный материал не только в области преподавания классического танца, но также и историко-бытового и народно‑сценического танцев. Именно у нас при подготовке артистов балета появились эти два новых предмета, которые наиболее полно помогают сформировать профессионала с высокой культурой исполнения. За рубежом нет таких дисциплин, там народно-сценический и историко-бытовой танцы изучают непосредственно при постановке спектаклей. 
История возникновения народно-сценического, историко‑бытового и классического танцев очень тесно переплетается. До ассистентуры я не имела глубоких знаний в старинных и народных танцах. Более того, эти предметы заставили меня глубже полюбить историю, культуру разных стран, живопись, историю костюма, проследить эту взаимо­связь — как лексика историко‑бытового и народно-сценического танца переходила в классический. Считаю, что все хореографы обязаны это знать. Нельзя ограничиваться знаниями в области только конкретно преподаваемого предмета, кругозор должен быть шире, и не только в области хорео­графии. Есть очень много смежных областей. К примеру, в своё время я думала, что ещё поступлю в мединститут, чтобы изучить травмы артистов балета. Врачей, понимающих изнутри и хореографию, и медицину, ещё меньше, чем педагогов-специалистов в области нашей профессии.

Каждый артист — штучный товар
На народное отделение мы берём детей после окончания семи классов. Как правило, это те ребята, которые к этому возрасту имеют мало физических данных, но многие из них осознанно хотят быть в этой профессии. Наша задача — не пропустить талант у тех, кто перерос сроки поступления на классическое отделение. Ведь каждый артист — штучный товар. Судьба, в том числе и артистическая, очень индивидуальна. Бывает, что девочек с классического отделения исключают из-за их несоответствия каким-то необходимым параметрам, скажем, появился лишний вес, или не хватает выворотности, шага, что в классическом танце очень важно. Потому что там основа костюма — балетная пачка. В народном танце — юбочка подлиннее. Зато в нём можно показать больше яркой индивидуальности, эмоциональности, темперамента, без которых в народном танце нельзя. Некоторые дети, ушедшие по каким-либо причинам с классического отделения, находят себя в народном танце, и это очень отрадно.
Народное отделение участвует во всех спектаклях Хореографического училища, которые проходят в Оперном театре в новогодние каникулы. Мы танцуем и массовые танцы, и сольные партии. Профессор, заведующий кафедрой режиссуры балета Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н. А. Римского-Корсакова Александр Михайлович Полубенцев, который очень много ставит и для Оперного театра, и для училища, сочиняет отдельные номера и для учащихся народного отделения. 
Также студенты танцуют очень много бальной хореографии. На протяжении всей учёбы у нас проходят вечера в Оперном театре на основе бальных танцев XIX века: польки, мазурки, вальсы, полонезы. Постижение танцев старинных эпох обогащает культуру исполнения, расширяет музыкальные познания, даёт возможность почувствовать стиль и эпоху, помогает глубже осваивать классические партии.
Первый выпуск в основном состоял из местных детей. Тогда, в 2005 году, ещё не было интерната, у нас учились 5 девочек и 2 мальчика. Председателем экзаменационного жюри была ректор Московской государственной академии хореографии Марина Константиновна Леонова. Она всем поставила пятёрки и назвала выпуск блестящим. А в 2007 году по приглашению Марины Константиновны уже с другими учащимися мы поехали в МГАХ с мастер-классом по татарской хореографии и танцам народов Поволжья. В зале сидели педагоги всех российских балетных школ, было отрадно, что мы получили высокую оценку. Спустя некоторое время нашему народному отделению присудили приз журнала «Студия Антре» (версия журнала «Балет» для детей) «Мечта».
У нас много именитых выпускников, работающих солистами в больших ансамблях. Наше народное отделение считается очень сильным, многие стремятся к нам попасть. Мы с детьми ездим на международные фестивали, и очень приятно, когда при-
возим от независимого жюри призы за высокую культуру исполнения и профессионализм. 

Хорошо всё то, 
что сделано профессионально

«Всё в жизни происходит не зря, и всё пригождается» — именно так я и говорю своим ученикам. Вы заканчиваете народное отделение, но это не значит, что вам вынесли приговор и вы в дальнейшем исполняете только народные танцы. Некоторые выпускники народного отделения танцуют классические партии в театрах оперы и балета, другие — в ансамбле Моисеева, третьи идут в театры-оперетты, а есть те, которые потом начинают углубляться в современную хореографию. Если у тебя хорошая подготовка, ты себя найдёшь. И не обязательно всем идти по одному пути. У каждого свои физические и внешние данные, внутреннее ощущение танца, музыки. Поэтому я всегда повторяю ребятам: «Вы должны хорошо учиться по всем предметам, потом жизнь подскажет, как развиваться дальше в рамках профессии». 
Есть дети, которые, учась на классическом отделении, говорят: «Я люблю только балет». Мне даже жалко ребят, это говорит об ограниченности. Не бывает хорош классический танец и плох народный. Бывает плохо то, что плохо сделано, и хорошо всё то, что сделано профессионально. 
Будучи преподавателем хореографии, я не могу не любить профессиональные бальные танцы или профессиональную гимнастику. Посмотрите на современную женскую художественную гимнастику — она же достигла высот искусства! Гимнастика связана с классикой, она почерпнула из неё многое, что касается театральности, постижения образов. А балет у гимнастики — в плане растяжек. Хореография и спорт в своём развитии постоянно заимствуют что‑то друг у друга.

Мы интересны своими национальными танцами
Начав заниматься народными танцами, я больше полюбила и углубилась в этот предмет. Обожаю их все: и русские, и татарские, и танцы народов мира. Ученик, имея конкретные внешние и физические данные, может не одинаково любить и чувствовать различные народные танцы. Тем более интересно становится постичь те, которые не очень характерны для данного человека.
Живя в Татарстане, мы, конечно, должны изучать татарскую хореографию и наиболее глубоко осваивать её. Куда бы ни поехали, в первую очередь мы интересны своим национальным искусством, и поэтому, естественно, должны хорошо его знать. На лексике татарского танца мы осваиваем экзерсис у станка, который подготавливает к профессиональному исполнению наиболее сложных номеров. Также на протяжении всех лет учёбы мы изучаем татарские танцы в этюдной форме и образцы классического наследия национальной хореографии.
На отделении народного танца обучаются дети из разных городов России, не все связывают свою жизнь с татарской хореографией, поэтому мы должны осваивать максимально программу по танцам разных народов России и мира. Доказательством тому является то, что наши выпускники успешно работают не только в Государственном ансамбле песни и танца Республики Татарстан и ансамбле танца «Казань», но и в Государственном академическом ансамбле народного танца имени Игоря Моисеева, Русском национальном балете «Кострома», Ансамбле песни и пляски Российской Армии имени Александрова и других.

Первые шаги
Очень важно, кто становится твоим педагогом в самом начале. А для маленьких детей это особенно значимо. Они буквально смотрят преподавателям в рот, и многие в них влюбляются. На педагоге лежит большая ответственность, он должен стать настоящим примером в плане внешнего вида, поведения и общения: не нагрубить ребёнку, не обидеть его, увлечь его профессией. Понятно, что на выпускных курсах Хореографического училища работают опытные мастера, которые являлись солистами в оперных театрах, и это правильно. Но не менее важна заслуга педагога, который берёт ребёнка на начальном этапе. Если что-то пошло не так, дети могут навсегда уйти из хореографии, даже с каким-то осадком, разочарованием. А порой случается так, что ребёнок, который не планировал изначально профессионально заниматься этим, настолько был очарован педагогом и влюблён в его занятия, что поступает в училище и уже совершенно не мыслит себя в другой профессии.
Я первый педагог, которая работала в «Школе маленьких лебедей». Сегодня это уже огромная школа, в ней работает много преподавателей, в том числе наши выпускницы, пробующие свои силы и накапливающие педагогический опыт. Сейчас приходят ребята физически слабее, чем были раньше, они меньше двигаются — такое стечение времени и обстоятельств. Но тем не менее в каждой группе попадаются дети, которые интересны нам в области нашей профессии. Учащиеся ШМЛ с большим удовольствием занимаются, потому что у нас звучит живая музыка, что в других школах и студиях сейчас редко встречается, а танец и музыка неразрывны и дополняют друг друга. Поэтому очень значима роль концертмейстера. С первых занятий у учащихся воспитывается культура поведения, которая помогает им в дальнейшем постигать сложную и одновременно красивую профессию. 
С детьми работать очень интересно. Они непосредственны и восприимчивы, всё подсознательно оценивают, всё видят. Их невозможно обмануть. Занимаясь с ними, педагог работает, как скульптор, руками. И дети очень отзываются на этот контакт. Проходящему мимо педагогу они могут сказать, что у него, к примеру, сегодня очень красивая кофточка.
Наши маленькие лебеди активно приобщены к концертной деятельности. У них бывают ежегодные отчётные концерты в Оперном театре и открытые уроки для родителей. Некоторые дети, окончившие «Школу маленьких лебедей», затем поступают на классическое или народное отделения училища. А многие, отзанимавшись в этой школе, уходят в другую профессию с чувством красоты и любви к танцу, навсегда открыв для себя мир балета!

Дружба с суворовцами
Неподалёку от нашего Хореографического училища расположено Суворовское училище. На какой-то концерт Министерство культуры попросило нас сделать совместный номер. Я поставила вальс. Это действительно было красиво: мальчики-суворовцы с хорошей осанкой, девочки из балетной школы. И потом постановки подобных совместных танцев вошли в практику и длились несколько лет. У нас с ними сложилась крепкая дружба. Неслучайно Суворовское и Хореографическое училища находятся рядом, на улице Толстого. Толстой танцевал на балах, и мы в этом историческом здании проводили балы. Как известно, в России существовала такая традиция, когда на балах вместе танцевали представительницы Института благородных девиц и кадеты. В Европе военные всегда считались лучшими танцорами.

Никогда не поздно
Два года назад мы решили открыть группу для мам учащихся ШМЛ и назвали её «Реверанс». К нам приходят дамы разного возраста: кому-то тридцать, кому-то за шестьдесят. Они также принимают участие в ежегодных отчётных концертах с учащимися ШМЛ на сцене Оперного театра, танцуя совместно в концертных номерах, дополняя друг друга. А в качестве партнёров для дам выступают студенты отделения народного танца. И мы рады, что их выступления на профессиональной сцене академического театра выглядят очень достойно! 

Записала Алина ЕРМОЛАЕВА

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев