Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

«Семейные реликвии — достояние республики»

Шамиль МАЗИТОВ

Шамиль Мазитов родился в многодетной семье в Агрызе. Он  был единственным и долгожданным сыном Ясавея и Марьям  Мазитовых и любимым братишкой для старших сестер Махмуды, Хаят, Сазиды и Сании. Мальчишкой  мало чем отличался от сверстников: любил играть в футбол, плавать  в  речке, с детства был приучен к работе на земле.

Шамиль Мазитов родился в многодетной семье в Агрызе. Он  был единственным и долгожданным сыном Ясавея и Марьям  Мазитовых и любимым братишкой для старших сестер Махмуды, Хаят, Сазиды и Сании. Мальчишкой  мало чем отличался от сверстников: любил играть в футбол, плавать  в  речке, с детства был приучен к работе на земле. Вместе с друзьями  по многу раз смотрел фильм «Красные дьяволята». Но уже  в подростковом возрасте  он выделялся вдумчивым отношением к порученному  делу,  самостоятельностью в решениях.  В  седьмом классе  сдал нормы на значок ГТО и с гордостью носил его на груди.

Понятие «Готов к труду и обороне»  Шамиль  воспринимал в самом прямом его смысле, как настоящий патриот своей страны. И когда началась Великая Отечественная война, вместе с такими же, как он, упертыми добровольцами,  сутками обивал порог военкомата, пытаясь, прибавив себе возраст, добиться отправки на фронт. Благодаря тому, что он    успешно закончил 9 классов, уже 15  июля 1941 года семнадцатилетний Шамиль Мазитов стал  курсантом  Пензенского артиллерийского  училища.  Здесь 6 ноября, в те самые дни, когда враг ожесточенно  рвался к Москве,  принял воинскую присягу. Через десять дней Пензенское училище объединили с Подольским артучилищем, которое было эвакуировано в Узбекскую ССР, так что ускоренные  годичные курсы артиллеристы заканчивали в Бухаре. В июне 1942 года Шамиль Мазитов получил документ о средне - техническом образовании и звание  младшего лейтенанта. Юноша с юмором  отметил это событие, понимая, что на фронте будет не до чудачеств. На выданные деньги купил ослика и прокатился по древнему городу – так своеобразно, в духе незабвенного  Ходжи Насретдина, он простился со знойной  Бухарой. 

Впереди были утомительная дорога в действующую армию, жаркие бои, ранения, потери  друзей-однополчан. Что он никогда не терял - как и миллионы советских солдат  - так это несокрушимой  веры в победу над фашистами! Молодой артиллерист воевал на Брянском,  Западном, Центральном фронтах, а после излечения в госпиталях его ждали Первый Белорусский, а в 1944-м – Второй  Белорусский фронт. В мирное время он не любил вспоминать о войне, настолько тяжело было и через годы возвращаться в кровавые, немыслимо тяжелые солдатские  будни. Жену и дочек  особенно интересовала  дырочка на левой лопатке, и глава семьи однажды отбросил сдержанность и  ответил на их расспросы.

 …В тот день пехотная часть, которую сопровождал командир батареи Шамиль Мазитов, неожиданно отступила. Он со своими бойцами оказался в окружении. Бросить материальную часть гаубицы нельзя было ни при каких обстоятельствах и,  быстро отделив ее от пушки, комбат побежал с этим тяжелым грузом. Через некоторое время, почувствовав угрозу, обернулся и увидел, что его догоняет вражеский солдат. Немецкая пуля пронзила кость навылет, но Шамиль не остановился и не скинул свою двадцатикилограммовую ношу. Каким-то чудом преодолел оставшиеся километры до командного пункта  и  потерял сознание. Пришел в себя в полевом госпитале. На память об этом дне у него остались рваное отверстие в левом плече, маленькая дырочка на лопатке и один из орденов Красной Звезды, которыми Шамиль Ясавеевич был награжден за воинские подвиги.

Еще одну историю он поведал жене  после праздничного ужина с гостями, среди которых  были и  фронтовики и  разговор зашел  о Героях Советского Союза.

…Развернувшееся наступление наших частей  вдруг затормозилось: на противоположном  берегу Одера закрепились фашисты и вели  непрерывный огонь по советским войскам. Полк, в котором служил лейтенант Мазитов,  должен был отогнать врага, чтобы  наступление  не захлебнулось. Командир полка, оценив весьма сложную ситуацию, вызвал на командный пункт не единожды доказавшего свою надежность комбата. Обратившись к нему  как к  Сашко (иногда Шамиля  называли Сашей, Александром), смотря ему прямо  в глаза,  не приказал, а умоляюще попросил: «Сынок, сделай все возможное и невозможное,  но переправь  на тот берег свою батарею, останови огонь неприятеля. Нельзя, чтобы наступление наших войск остановилось. Если ты это сделаешь, выполнишь это очень трудное боевое задание, то обязательно представлю к званию героя Советского Союза. Надо сделать!» Невероятными усилиями, самоотверженно, под фашистским огнем  Шамиль и его взводные форсировали Одер и выполнили почти невыполнимое задание комполка: переправили пушки и артобстрелами отогнали врага,  наступление пехотинцев  продолжилось.

К сожалению, в этом бою, всего за две недели до дня победы, командир погиб.  Свой  рассказ Шамиль завершил фразой: «Вот так, Роза, ты не стала женой Героя Советского Союза». И надолго замолчал, воскрешая, видимо, в памяти один из многих героических эпизодов войны. Кто теперь подсчитает, сколько было в многомиллионной  армии  таких,  официально не признанных, или не успевших получить награды,  героев Великой Отечественной?! По сей день, спустя почти  семь десятилетий после Великой Победы, сведения на некоторых нет-нет да и всплывают из недр военных  архивов, и знаки признания их подвига   передаются семье -   детям,  внукам, правнукам  солдат-героев.

Галерея

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев