Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

ЧЕЛОВЕК В ИСКУССТВЕ

Последнее послание Аделя Кутуя

Нынешний год — год 120-летия со дня рождения выдающегося деятеля татарской литературы Аделя ­Кутуя. А сейчас, в феврале, ещё одна памятная дата — 80 лет со дня окончания Сталинградской битвы, участником которой был писатель. Он — автор книги «Мы — сталинградцы».

Нынешний год — год 120-летия со дня рождения выдающегося деятеля татарской литературы Аделя ­Кутуя. А сейчас, в феврале, ещё одна памятная дата — 80 лет со дня окончания Сталинградской битвы, участником которой был писатель. Он — автор книги «Мы — сталинградцы».

Двадцать лет назад (подумать только, как быстро летит время!), в год столетия Кутуя, мы беседовали о нём с его сыном — Рустемом Кутуем. 
Рустем Адельшевич вспоминал: «Мы жили на первом этаже, в двери была щель, в которую почтальоны бросали письма. Сени частенько затапливало, и долгожданные письма иногда приходилось вылавливать прямо из воды. И вот весной 45-го отец прислал открытку, что всё, победа, через месяц будет дома. А 16 июня умер… Он не был ранен. Во время войны солдаты не болели, хотя и шагали без передышки по снегу или под дождём. А пришла победа — и болезни дали о себе знать.
У отца был костный туберкулёз. Он умер в госпитале в польском городе Згеж...
Сначала смерть отца от меня скрывали. Потом поручили старшей сестре Гульшат поговорить со мной. И вот, сидя на крылечке, она обронила, что отца больше не будет…

Военкор газеты «Кызыл Армия» 
1-го Белорусского фронта Адель Кутуй 
в госпитале г. Згеж (Польша). 
Последняя фотография поэта.

Редакция газеты «Кызыл Армия» в гостях у пани Юзефы. Адель Кутуй — четвёртый слева в первом ряду. 18 марта 1945
Когда началась война, мне было всего пять. Но я помню! Вот мать с утра уходит на рынок, я — к отцу. Так и лежим, ­обнявшись. Или вот я заболел скарлатиной, и родители везут меня на санках из больницы... Когда в 1943 году он пришёл на побывку, собрались гости. С отцом мы сходили в радиокомитет. Он выступал, а я, семилетний мальчишка, сидел на чугунной скамейке и слушал его. Долго ещё стояла эта скамейка… Помню, как шли с отцом от радиокомитета на улице Горького до нашего дома — мы жили недалеко, на Комлева…
Впервые в городе Згеж я побывал в 60-х вдвоём с матерью. Мы повезли с собой мраморную могильную плиту. Солдатское кладбище расположено в самом центре города. Там растут тутовые деревья…»
Пронзительные воспоминания Рустема Адельшевича об отце надолго запали мне в душу. 
Адель Кутуй прошёл путь от Сталинграда до Польши, но вернуться домой ему было не суждено. Начав войну рядовым гвардейской миномётной бригады Донского фронта, дослужился до парторга дивизии. После Сталинграда в составе гвардейской миномётной бригады участвовал в освобождении Волхова, Брянска, Великих Лук. Работал в Совинформбюро. С сентября 1944 года был коррес­пондентом газеты «Кызыл Армия» 1-го Белорусского фронта. Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени (посмертно) и медалями. 

Могила Аделя Кутуя на воинском кладбище города Згеж.
В 2014 году, работая над созданием выставки под открытым небом «Вечный человек» в Музее‑заповеднике «Казанский Кремль», я снова вернулась к теме жизни и творчества Аделя Кутуя. Собирая материал, посвящённый его фронтовому пути, особое внимание обратила на датированную 1958 годом фотографию его захоронения на воинском кладбище польского города Згеж. Её предоставила дочь писателя Афзала Шамова — Альфия Шамова. Именно тогда семья поэта впервые смогла увидеть изображение надгробного камня дорогого человека.
В архиве моего дедушки, писателя-фронтовика Абдурахмана Абсалямова, сохранились письма Аделя Кутуя. Впервые вниманию широкой публики они были представлены на выставке под открытым небом «Вечный человек» в Музее-заповеднике «Казанский Кремль». 
Вот что Адель Кутуй писал с фронта в Союз писателей ТАССР:
«Свой долг выполнял и выполняю честно. Трижды награждён медалями — «За отвагу», «За оборону Сталинграда» и орденом Красной Звезды. Имею счастье быть членом ВКП(б). Ни разу не ранен: пули и осколки обходят меня. Настроение прекрасное — Орёл и Белгород вновь свободны. По-прежнему худощав, но здоровье крепкое. Неустанно двигаюсь вперёд — на запад».
«Сегодня, после ночного и дневного боя, прилёг отдохнуть, но заснуть не мог, думал о былом — и вспомнил вас, нашу совместную работу… даже история с киселём и пирожками всплыла в памяти… мило и смешно. Я вам пишу четвёртый раз (писал Гарифу, Джавдату и одно общее), но мне никто не ответил...»
В мае 2016-го, накануне 71-й годовщины Великой Победы, я побывала в городе Згеж. Это было давнее желание, долго зревшее в сердце. На воинском кладбище города Згеж захоронен не только Адель Кутуй, но и его боевые товарищи. Тогда было видно, что за ними следят, их убирают, у каждого надгробия по европейской традиции стояли искусственные цветы. Шелестели кроны тутовых деревьев…
...Кладбище города Згеж,
Ветер в деревьях тутовых.
Самый красивый — здесь,
И никуда отсюда... 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев