-6°C
USD 70,38 ₽
Архив новостей

В плену у осени

Кандидат филологических наук, доцент кафедры нацио­нальных и глобальных медиа Высшей школы журналистики и медиакоммуникаций Казанского федерального университета. Родился 10 мая 1964 года в Казани. Окончил среднюю школу № 41 (1981) и Казанский государственный университет (1987). Защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата филологических наук по теме «Образ А. С. Пушкина в контексте литературно-идеологической жизни Татарстана: публицистическая пушкиниана 1917–1945 годов» (1999). 
Специалист в области истории массовых коммуникаций. Автор более 300 научных публикаций. Культурный обозреватель казанских газет, эксперт и член жюри более двадцати престижных журналистских конкурсов и фестивалей, участник крупных международных научных форумов и конференций в России, Италии, Испании, Китае, Франции, Болгарии, Казахстане и других странах.

***
В эту лунную ночь я не в силах уснуть,
Эта звёздная тишь так бесстыдно-обманна.
Только Бог может знать, сколько длится наш путь, —
Одиноко бредущего вдаль каравана.

Где приют обрести тем, кто жить обречён?
И покой отыскать грешным путникам где бы?
Но везде — миражи, как несбыточный сон,
И зыбучий песок упирается в небо.


***
«Весь мир — театр», «мы — общество спектакля», —
Нам говорили классики. Не так ли?
«Мы носим маски», «мы играем роли»,
«Мы все давно актёры поневоле»,
«Консьюмеризм как способ бытия»
И много разных терминов и фактов,
В которых смысл примерно одинаков, —
Тот, что, увы, совсем не понял я.
Как можно, например, сыграть любовь
К родным гробам, к родному пепелищу?
И где душа пристанище отыщет,
Коль я забуду о земле отцов?
Неужто впрямь моё величье в том,
Как много денег у меня в кармане,
Насколько этажей возросся дом,
В купе я езжу или же в седане?
А как же про какую-то там пыль,
Что обрели на кончике ножа мы?
Где феноме́ны-рыцари и дамы,
Где шпаги звон и где любовный пыл?
Актёру воплотить в реальность сны 
Любых сокровищ в мире будет мало,
Но если сердце верить не устало,
То мы живём, а не играем мы!


***
Я ни с кем ни о чём не хочу говорить…
Мне бы грешной душой в небеса воспарить…
Мне б умчаться туда, где сегодня гроза…
Мне б своё отражение — в Ваши глаза…

Я, наверно, не прав… Я, наверно, нелеп…
Я без Вас онемел, обездвижил, ослеп…
Ваш уход лишь себе я поставлю в вину…
Я у Вашей души в безысходном плену…

Мне б прощенье от Вас за каприз и грехи…
Мне б навеки исторгнуть из сердца стихи…
Мне б забыть тех мечтаний безудержный взлёт…
Мне б увидеть Ваш взор, что едва ли соврёт…

Я ни с кем ни о чём не хочу говорить…
Я хочу Вам улыбки беспечно дарить…
Я хочу, чтоб Ваш смех разливался звеня…
Сохрани Вас Господь от любви, от меня…

***
Утихают ветра стоны.
После бури чувства резче.
Мне совсем уже не больно.
А тебе? Тебе — полегче?

Мы с тобой — в начале мая,
Мы не ведаем про грозы.
Что со мною? Я не знаю.
Мне пока не до вопросов.

Мы — воздушны. Мы — летаем.
Мы мечтой своей согреты.
Мы ещё в начале мая.
Мне пока не до ответов.

Мы искали к счастью тропы,
Сдув опавшие ресницы.
Колокольцев звонких россыпь — 
Это смех наш серебристый.

Календарь листы роняет.
Пролетают годы-тени.
Что со мною? Я не знаю.
Я по-прежнему весенний.

Как ты? Боли в сердце тают?
Навык жизни не утрачен?
Мы с тобой — в начале мая.
За окошком дождик плачет...


***
Солнце июля — исчадие ада.
День отошёл, весь от жара скукожась.
Шёлком китайским ночная прохлада
Нежно скользит по обугленной коже.

Плавится всё — и надежды, и люди.
Мутной рекою текут по планете
Смех воскресений, встревоженность буден,
Россыпь стекляшек из детских «секретов».

В ярком сиянии протуберанцев
Пот серебрится как ртути миазмы,
Ною собрать свой ковчег не удастся:
Нет больше «чистых» и нет больше «грязных».

Север и Юг слил экстаз милонгеро,
Запад с Востоком сроднило нуэво.
Солнцем июля расплавилась вера
В искренность нот и возможность припева...


***
Мне сегодня взгрустнулось… Не о Вас ли, безгрешной?
Но об этом — ни звука. Но об этом — ни слова.
Мне нельзя рядом с Вами. Вы — юны. Вы — вешни.
Вы — лишь эхо наивного сна голубого.

Да и Вы захотите со мною едва ли
По пути каменистому в гору взбираться…
Оттого я сегодня исполнен печали.
Оттого — сердцу птицею раненой рваться…

Наши встречи — случайны. Наши взгляды — украдкой.
Мы до встречи, пожалуй, расстаться готовы.
Вы — стыдитесь меня. Вам со мною — не сладко.
Но об этом — ни звука, но об этом — ни слова…


***
Снова свечи горят. В зыбком пламени тают мгновенья.
Я не знаю как ты, я доволен старушкой-судьбой:
Рядом с нею скользят невесомо-прозрачные тени, —
Это призраки счастья манят и манят за собой. 

Неужель это явь? Или встреча с тобой только снится?
Я боюсь опуститься на пышное ложе из роз, —
Лишь коснусь их шипов, ты опять проплывёшь над ресницами
В запредельность мечты, в мир чарующих сказочных грёз.

Я лелею свой сон. Оплывают никчёмные свечи, —
Разве ведомы людям к далёкому счастью пути?
Я люблю. Это так. Я живу ожиданием встречи.
И не знаю теперь — где на сердце управу найти…


***
Разбуди меня шорохом ранним,
Золотисто-хмельной листопад,
И волшебные строки обмана
Процитирую я невпопад...
Мне почудится трепет ресничный,
Два крыла белоснежных вдали —
И привидится мне, и приснится
Солнце листьев и шёпот любви...
Я увижу багряные клёны
И небес нежно-серую сталь,
И над морем — скалою склонённой —
Синей вечности Божьей скрижаль...
И, исполнившись музыкой тайной,
Я забуду про горечь утрат...
Разбуди меня шорохом ранним,
Золотисто-хмельной листопад...


***
В лунном безмолвии, в призрачном мире
Светится звёзд янтарь.
Тихо сижу я в уютной квартире 
С книжкой стихов, как встарь.

Где-то играют фокстроты и танго,
Я ж напеваю блюз.
Мысли печально кружáтся у лампы
Стайкой усталых муз.

Призраком встанут прошлого тени
В песенке «Просто так».
Я не замечу, как вечер наденет 
Тёмно-лиловый фрак.

В мире один я, звуки стихают…
Вечер в душе храни, —
Ведь потихонечку память смывает
Те, уходящие дни.

Свечи растают, и голос мой дрогнет,
Звёзды замедлят бег,
И растворится в заплаканных окнах
Наш двадцать первый век.


***
Вновь кружат в саду листья ясеня,
От дождя чисты неба просини.
Я молчу о том, только ясно мне,
Что давно в плену я у осени.

Стал короче день, но пронзительней.
Паутинками даль окутана.
Чистым золотом рощи вытканы.
Но меня ль к себе нынче ждут они?

Догорел закат, почернела высь,
Огоньками звёзд небо проткнуто.
Вы — моя мечта, Вы — любви каприз, 
Вы пришли ко мне слишком поздно. Но…

Вновь кружат в саду листья ясеня,
От дождя чисты неба просини.
Я молчу о том, только ясно мне,
Что давно в плену я у осени. 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: