Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

КАЗАНЬ И КАЗАНЦЫ

Актуальное этно

Трикотажные свитера и жилеты с татарским орнаментом, уютные душегреи и воздушные платья, чулпы и серьги в виде тюльпана из зеркального акрила — об актуальности этнического стиля и о тех, в чьём гардеробе есть вещи с национальным колоритом, мы поговорили с казанскими дизайнерами Альбиной АХМЕТГАЛЕЕВОЙ, Юлией АХМЕТЗЯНОВОЙ и Резедой АГЛИУЛЛОВОЙ.

Когда в одном образе удачно соединились национальная одежда и обувь разных народов и современность. Белое платье, созданное по традиционному русскому крою, и удлинённый жакет. На ногах — татарские туфли. Фото Юлии Калининой

Прошли те времена, когда пределом мечтаний были американские джинсы, итальянские сапоги и браслет с шармами а-ля Пандора. На сегодня­шний день всё больше казанцев обращает внимание на одежду и аксессуары, созданные руками местных дизайнеров, и зачастую — в этническом стиле. Причём подобные вещи мы можем видеть как на медийных персонах — вспомним китель со стойкой-воротником Раиса Республики Татарстан Рустама Минниханова, нашейные платки и украшения нашего министра культуры Ирады Аюповой, наряды звёзд эстрады — так и на обычных казанцах. Теперь любителям этно уже нет необходимости ждать очередной фестиваль «Крутушка», «Печән базары» или «Каравон», чтобы вывести в свет свои кожаные сапожки или блузку с традиционной вышивкой. Подобные вещи постепенно входят в повседневный гардероб казанцев (или же возвращаются в него), и это здорово. Так и происходит возрождение национальных традиций. Наши героини каждая по-своему участвуют в этом процессе, кто-то делает это осознанно, кто-то просто потому, что это красиво, но каждая — с огромной любовью.

 

Альбина Ахметгалеева

Тюльпаны вместо оленей

 

— Как родилась идея создания вязаного трикотажа с татарским орнаментом?

 

— Это очень личная история. Мне хотелось сделать что-то значимое для себя, творить и создавать то, чего ещё не было. Решила, что это будет вязаный трикотаж именно машинного производства. Изначально была идея сделать свитера без оленей. Долго находилась в поиске рисунка, и в какой-то момент меня осенило — татарский орнамент! До этого я не встречала вязаные изделия с красивым колоритным татарским узором. Поэтому начала над этим работать и занимаюсь своим брендом уже пятый год. Для меня это хобби, а не является основной работой.

Кардиган. Создан по мотивам винтажных ковров. Фото из архива Альбины Ахметгалеевой

 

— Востребованы ли изделия в этническом традиционном стиле?

 

— Да, конечно, востребованы, несмотря на то, что их выбирает не так много людей. Мы видим, что в основном носят казанцы: это кэжуал, спортивный стиль, всё достаточно спокойных тонов и цветов, потому что так удобней. Моя одежда представлена не только в Казани. Многие не знают, что это татарский орнамент, им просто нравится внешний вид изделий. Некоторые воспринимают его как русский. Это очень любопытный момент. Первая коллекция была связана с моим интересом к казанской узорной кожаной мозаике, и я тогда вычитала, что сапожки, которые мы называем татарскими, во всём мире считались русскими. Порой орнаменты народов, которые населяют Россию, в сознании людей смешиваются между собой и в целом отражают нашу русскую культуру. При помощи одежды с этническим мотивом люди могут разнообразить свой гардероб. Часто моя одежда покупалась теми, кто уезжал из Казани и хотел увезти с собой частичку национальной культуры. Мои изделия есть во Франции, Италии, Великобритании, Канаде.

 

— Спрос рождает предложение?

 

— И да, и нет. Я, как человек с маркетинговым образованием, хотела бы считать, что важно создавать что-то новое, предлагать людям, и тогда они решают — нужно ли им это или нет? Если они принимают это, в таком случае предложение рождает спрос. Важно найти ту самую аудиторию. Не пытаться охватить всех людей. Моя задача — сделать что-то красивое и найти тех, кому это понравится. Но, с другой стороны, спрос рождает предложение. Например, я вижу тенденцию, что сейчас модны жилеты или кардиганы, и включаю их в коллекцию. Это необходимо для того, чтобы мои вещи были в тренде, были интересны и носибельны.

Свитер и шарф. Коллекция осень-зима – 22/23. Фото из архива Альбины Ахметгалеевой

 

— Как повысить спрос на изделия с национальным колоритом?

 

— Нужно работать над ассортиментом, над тем, чтобы изделия вписывались в гардероб современного человека, соблюдать баланс. Перерабатывать идеи и не напрямую их использовать, а преломлять через призму каких-то вещей, связанных с современной модой. Работать над фасонами и цветовыми сочетаниями. Так, чтобы это было гармонично в обычной жизни человека. Я этим и занимаюсь.

 

— На какую аудиторию рассчитана созданная вами одежда?

 

— В основном это женщины среднего возраста 35-40 лет, с достатком средним и выше среднего. Есть и мужская коллекция. Это могут быть люди разных профессий: учителя, социальные работники, графические дизайнеры. Основная моя задача — создавать именно носибельную красивую и качественную одежду. Она не делает людей смелыми, вычурными, оригинальными. Мои вещи не из тех, которые надеваешь единожды в театр или для того, чтобы поразить всех своим креативом. Нет, это одежда, которую можно носить каждый день.

 

— Какие известные люди нашего города, республики, страны носят ваши изделия?

 

— Они для меня не являются целевой аудиторией, я делаю вещи для обычных людей, не работаю с блогерами, не дарю свою одежду, чтобы они разместили меня на своих страничках. Все медийные личности, которые носят мои вещи, покупали их самостоятельно, порой я даже не знаю об этом. Мои изделия носят певица Эльмира Калимуллина, ведущая телеканала ТНВ Венера Аитова. Свитер часто носит стилист и историк моды Тим Ильясов.

Певица Эльмира Калимуллина в свитере от Альбины Ахметгалеевой. Фото из архива Альбины Ахметгалеевой

— Как сделать национальное модным? И нужно ли это?

 

— Я думаю, что нужно. Мне кажется, в Татарстане не хватает дизайнеров, о которых можно сказать — татарский дизайнер, работающий с культурным кодом. Они есть, но их немного. Ещё лет пять назад татарским дизайнером себя считал тот, кто скачивал с интернета изображение и делал вышивку с этим изображением на свитшоте. Это, конечно, абсолютно не связано с дизайном.

Как сделать национальное модным — надо разбираться в моде, одежде, стилях, цветах, а не только в татарских узорах. Это я исхожу от узоров, всё моё творчество основано на узоре, потому что так сложилось. Но надо работать и над формой, фасоном, ассортиментом. Надо учиться дизайну одежды — это целое направление. Надо быть образованным человеком с широким кругозором, чтобы выдавать что-то интересное.

 

Юлия Ахметзянова

Согревая душу и исследуя корни

 

— Как давно вы занимаетесь созданием изделий в традиционном русском стиле?

 

— Всегда интересовалась этнической, традиционной культурой. Но в последние лет восемь занимаюсь этим именно осознанно — езжу в экспедиции, изучаю литературу. Сейчас учусь в магистратуре на антрополога, стараюсь проходить обучающие курсы по культурному коду, традиционной культуре, слушать лекции.

Базовая душегрея и воздушное платье. Фото Юлии Калининой


— Насколько популярны подобные изделия в Казани, в России в целом?

 

— Я всё-таки работаю с русским колоритом и не могу сказать, что в Казани много поклонников — люди смотрят, им интересно, но активно не покупают. А вот в России и в мире, да, изделия пользуются спросом. Часто делают заказы русские, живущие заграницей. Им нужна часть России там, у себя, в Америке, Австралии, Германии, Швейцарии.

Я бы не хотела, чтобы сильно повышался спрос на подобные изделия, потому что, если говорить о традиионной одежде, это достаточно адресные вещи. И если мы будем выходить на улицу и все будут в традиционной одежде, моей или эксклюзивной одежде других дизайнеров — наверное, это будет выглядеть как-то странно. Люди ещё дозреть должны до этих вещей. Вот уже 6-7 лет не спадает спрос на мои душегреи, хотя знаю, что их уже делают и другие мастера.

 

— Временные затраты — долго ли создавать одежду в традиционном стиле?

 

— Долго. Мне приходится ездить в экспедиции, ходить по музеям, посещать запасники, какую-то литературу поднимать. Потом я продумываю технологию, отрисовываю, мы пробуем делать макет. Но когда процесс уже запущен, вещь достаточно быстро создаётся — за полтора дня. Есть изделия, которые полностью сшиваются вручную. Это уже может занимать недели. Если хочешь получить превосходный результат, не стоит жалеть время.

 

— Какие люди носят ваши изделия?

 

— Разные — и достаточно взрослые, и молодые девушки. У каждого свой стиль. Люди как-то миксуют их интересно. Кто-то надевает с джинсами, кто-то — с какими-то этническими вещами. Кто-то легко покупает сразу 3-4 вещи. Кто-то копит. Социальный статус тоже разный. Я думаю, что все стремятся подчеркнуть свою индивидуальность за счёт таких вещей.

 

— Ношение одежды с нацио­нальным колоритом — не выглядит ли это как своеобразный вызов обществу? Почему у некоторых людей, в основном представителей старшего поколения, это вызывает порой удивление?

 

— Действительно, некоторые люди, когда ты появляешься в традиционной одежде или той, которую мы делаем по мотивам, порой расценивают это как вызов обществу. Но это вызывает у них интерес, они с энтузиазмом начинают делиться семейными историями, рассказывать, что у них осталось от бабушек, как они это берегут и как это носилось.

У представителей старшего поколения национальная одежда не вызывает такого удивления, но они не будут носить это всё равно. Представьте — в стране не было какой-то особой традиционной культуры очень много десятилетий. И тут всё это появилось. Когда-то им запрещали петь песни и носить традиционную одежду. Мы вызываем у них удивление тем, что начали надевать это. Но в глубине души они понимают, что это нужно.

Душегрея — современное прочтение старинного шугая. Фото Анастасии Вечкановой

 

— Приходилось ли создавать одежду для знаменитостей?

 

— Мои изделия любят люди, связанные с театром, актрисы, певицы, фотографы, музыканты. Порой даже не знаю, кто это, для меня это просто заказчик. Я не смотрю на его статус, главное — установить тёплое душевное общение, чтобы мы сумели сделать то, что человек хочет, чтобы вещи потом благополучно жили в гардеробе. Недавно мы делали душегрею для французской актрисы Фанни Ардан, она хотела вещь с русским колоритом. Меня нашли, сделали заказ, и на данный момент душегрея уже у неё.

 

— Изучали ли вы специально какие-то источники о традициях, орнаменте перед тем, как создавали свои изделия?

 

— Я изучала, изучаю и буду изучать. Только сегодня заказала 5 новых книг по семантике и антропологии, именно о традициях, орнаменте. Это обязательно, ведь все технологии старинные. Иначе получается, что я делаю вещи, а сама нахожусь где-то в воздухе. Все эти источники — это и есть наши корни. Я должна встать, опереться на них и только после этого смогу что-то создавать.

 

— Ставите ли вы перед собой цель своим творчеством внести вклад в сохранение национальных традиций?

 

— Да, конечно. Кроме всего прочего, у нас есть лекции, подкаст, мы участвуем в показах, демонстрируем, какая традиционная культура была, что носилось, стараемся рассказывать, показывать. Чтобы как можно больше людей знали, понимали, как всё было на самом деле, потому что у людей очень много фантазий на тему прошлого. Даже если говорить о 19 веке, одежда, быт, обряды — всё было неотъемлемой частью чего-то целого, единого организма. Это очень интересно знать и транслировать.

 

— Традиционная одежда может быть модной?

 

— Национальное — оно словно идёт сквозь всю эту моду. Оно и так модное. Просто кто-то может понять это, а кто-то нет. У него своя дорога, его не нужно загонять ни в какие рамки, особенно в модные, необходимо оставить его дышать таким, какое оно есть. У всего национального своя философия. Она вбирает в себя большое количество понятий, и моду тоже, кстати. Женщину, которая на себя надела что-то национальное, невозможно уже называть модной. Если она надела национальное, значит, у неё совсем другое внутреннее мироощущение. Она мыслит иначе. И мода для неё не так уж и важна.

 

 

Резеда Аглиуллова

Стилизация и современные материалы

 

— Как вы начали создавать украшения с национальным колоритом?

 

— В 2013 году я поступила в художественную школу, и захотелось заняться росписью по дереву. Причём возникло желание наносить именно татарский орнамент, хотя тогда о нём ничего не знала. Просто на основе каких-то статей из интернета начала расписывать панно, матрёшки-татарочки, шкатулки, набивала руку. Участвовала в конкурсах, занимала призовые места и поймала себя на мысли, что людям это интересно.

Набор: серьги и нагрудное узорное украшение. Акрил. Фото из архива Резеды Аглиулловой

 

— Кто носит ваши украшения, и какие из них пользуются особой любовью?

 

— В основном возраст тех, кто носит мои украшения, варьируется от 20 до 40 лет. Но они также нравятся и дамам в годах, и детям. Стараюсь создавать изделия разного ценового диапазона, чтобы каждый смог найти что-то для себя. Особой популярностью пользуются серьги с мотивом тюльпана, сделанные из дерева или зеркального акрила, и броши. У меня появилась новая коллекция изделий из латуни. Люди искренне выбирают меня, потому что хотят подчерк­нуть свою индивидуальность, и какой‑то элемент в их гардеробе, например, брошка, может им в этом помочь. Если посетить Театр имени Галиасгара Камала, то там обязательно встретишь кого-нибудь, на ком будут мои изделия.

Мои украшения носят председатель Общественной палаты Республики Татарстан Зиля Валеева, певицы Зайнап Фархетдинова, Айгуль Бариева, актриса Тинчуринского театра и солистка трио «Зу-Ляй-Ля» Зульфия Валеева и многие другие.

 

— Есть ли в вашем гардеробе изделия с национальным колоритом?

 

— Сейчас я уже редко надеваю свои украшения, кроме чулп из латуни. Пока я их создаю, смотрю на них и любуюсь, у меня возникает ощущение, будто бы я их все уже носила. У меня есть изделия других мастеров, очень нравятся сумки с казанской мозаикой по коже, собрала небольшую коллекцию. И, конечно, чувяки люблю подбирать под сумочки, кожаные, наших мастеров.

 

— Где черпаете вдохновение?

 

— Идеи изначально рождались на основе книг и работ искусствоведа Фуада Валеева и его дочери, а также музейных экспонатов. Раньше вдохновляли даже походы в театр или случайно увиденный элемент на оконных ставнях. До сих пор стараюсь создавать свои стилизованные мотивы и уйти от тех орнаментов, которые можно встретить в интернете.

 

— Интересуются ли туристы татарскими украшениями на маркетах и есть ли заказы из-за рубежа?

 

— Если это уличный маркет, то процент туристов среди покупателей может доходить до 30 %, на остальных он намного ниже, потому что и туристов там меньше. Свои изделия отправляю не только по России, но и за рубеж, почти во все страны Европы. Мои первые заграничные покупатели были татары из Австралии.

Брошь с авторским мотивом. Дерево, покрытое смолой. Фото из архива Резеды Аглиулловой

 

— Заметила, что люди, особенно представители старшего поколения, порой удивляются, когда видят изделия в этно-стиле. С чем это связано?

 

— Возможно, у них есть какое‑то устоявшееся мнение, которое закоренилось в их сознании, о том, как должна выглядеть татарка и что такое татарский орнамент. Многие не понимают, что есть такой термин, как стилизация, что татарский орнамент может играть по-другому в наше время, быть выполнен из других материалов, с применением других технологий, — и поэтому им бывает тяжело принять некоторые атрибуты. Но брошки старшее поколение любит, с радостью надевает их с платочками. Большинство моих украшений не броские, только недавно начала делать объёмные изделия.

 

— Как сделать национальное модным?

 

— Я думаю, оно уже модное. С каждым годом увеличивается число людей, заинтересованных в подобных украшениях. Я вижу эту динамику, понимаю, что потребность в них есть. Не могу назвать это новым трендом. Скорее всего, он был задан лет пять назад.

Чулпа (накосник). Латунь. Фото из архива Резеды Аглиулловой

 

— Ощущаете ли вы, что своим творчеством помогаете развивать национальную культуру?

 

— Да, сейчас иногда ловлю себя на мысли, что это действительно так. Раньше я создавала украшения просто из потока любви к тому, что я делаю, не задумываясь о том, что своим творчеством на самом деле мы несём вклад в развитие национальных культур и традиций.

 

Лилия Калимуллина,

экскурсовод

Обожаю добавлять в свои образы яркие нотки, но делать это в тему, чтобы всё выглядело гармонично в плане стиля.

Так как я работаю экскурсоводом и общаюсь с гостями Казани, особенно хочется сделать акцент на аксессуарах с татарским национальным орнаментом. Самое большое количество комплиментов собрал мой красный кожаный рюкзак с вышивкой в стиле растительного татарского орнамента. В прошлом году приобрела сумочку-клатч, созданную с использованием татарской узорной кожаной мозаики. Это — изюминка, такое делают только наши мастера, давно мечтала о подобной вещи.

У меня есть несколько украшений, стилизованных под татарский орнамент. Это деревянные, пластиковые и металлические серьги. Ещё в моей коллекции есть яркие платки и косынки, которые тоже отлично подойдут под этно-стиль. Стараюсь бывать на ярмарках, где можно найти уникальные вещи, созданные в подобном стиле. Не скажу, что ищу их специально. Но, увидев что-то яркое, что подойдёт к моему образу, — смело покупаю.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев