-6°C
USD 70,38 ₽
Архив новостей

Очень живой человек

Рустама Муллануровича я нашёл на Дне первокурсника в Доме Актёра. За окнами — тяжёлое серое небо, под ногами вспыхивают жёлтые листья, а на сцене кричат и носятся молодые задорные. От них веет весенним ветром. «Боже, как шумят!» — не выдерживает какая-то старушка из приглашённых и исчезает. 

Сцена скрипит, но терпит. Она «намоленная», помнит Владимира Высоцкого, Василия Ланового, Станислава Любшина, Олега Даля, Георгия Вицина… Может, потом и кого-то из нынешних учеников вспомнит, которые сейчас все как будто на одно лицо. Поживём, увидим!
— Они же ещё дети, — заступается за своих главреж «Театра на Булаке» и педагог Казанского театрального училища Рустам Фаткуллин. — У первокурсников пока есть страх сцены, но это скоро пройдёт. В целом я доволен их работой. Скучно не было. Со сцены в зал шёл такой поток эмоций! Для эстрадника очень важно завладеть вниманием зрителя и не отпускать до конца. Уметь произвести хорошее впечатление и поднять настроение. Мы начинаем с небольших эстрадных номеров и постепенно подступаем к большим сцени­ческим формам. Дети быстро растут: и физически, и профессионально. Всё подхватывают на лету. Я стараюсь их не ограничивать, они должны развиваться и фонтанировать идеями. Не надо приземлять человека, пусть летает! И нет ничего страшного в том, что он кажется странным. Как раз это здорово! 
Рустам Мулланурович говорит быстро, подкрепляя слова плавными театральными жестами. Во время разговора может, напевая мелодию, «станцевать» руками. Он весь пропитан театром. Вообще, очень живой человек! 
— Моё имя по-персидски озна­чает «сильный телом». Так что должен соответствовать. Стараюсь быть всегда в форме и подавать пример ученикам. Я волевой человек, покою предпочитаю действие.

Фото Гульнары Сагиевой
В училище Фаткуллин преподаёт мастерство актёра, сценическое движение и фехтование. Незнающие люди могут подумать, что искусству владения шпагой здесь учат, чтобы в будущем играть мушкетёров! Это не совсем так.
— Сценическое фехтование — предмет особенный. Очень тонкий. Клинок раскрывает человека! Сразу становится видно, как актёр чувствует себя, своего противника и пространство сцены. Остриё клинка не позволяет врать и заставляет максимально погружаться в поставленную задачу. У некоторых имеются проблемы с вестибулярным аппаратом. Значит, надо давать такие упражнения, которые помогают его тренировать. Актёр всё время двигается. И движения эти не хаотичны, они обязательно о чём-то говорят, рассказывают. Поэтому я много времени отдал пантомиме, как пластическому искусству. Создал свою студию со множеством направлений, где учил казанцев брейк-дансу, хип‑хопу и другим стилям. Желающих было очень много — полный зал, рассчитанный на триста человек. Вёл и курсы по пластической импровизации. Посмотрите вокруг, сколько зажатых людей! Скукожившихся, сжавшихся в комок страха и неопределённости. Я дарил детям и взрослым свободу движения. Они наконец-то начинали чувствовать своё тело. 
Ко мне приходили менеджеры и директора компаний. Я работал с ними, давал разные задания. Постепенно зажим исчезал. Человек раскрепощался и расправлял невидимые крылья!
В Театральное училище приходят самые разные ребята. Не всех Бог одинаково метит своей кисточкой… Рустам Мулланурович от таких не отворачивается. Ищет в них потенциал.
— Нет, их я не бросаю. Стараюсь с ними работать. И надо сказать, не мытьём, так катаньем, удаётся поднять на соответствующий уровень. Оказавшись в труппе, они находят себя и вплетаются в коллектив. У многих даже появляется своё амплуа. 
Режиссёр, преподающий в Театральном училище, похож на рыбака, выращивающего мальков для пруда, где он ловит рыбу. Рустам Фаткуллин сам заботится о пополнении труппы своего театра. Все будущие актёры у него на виду. В перспективе он уже видит, кто у него будет играть на сцене «Театра на Булаке».

Наиля Фаткуллина, актриса «Театра на Булаке»

и педагог по актёрскому мастерству

на эстрадном курсе Казанского театрального училища.
— Своих учеников я хорошо знаю, но приглядываюсь и к другим курсам. Есть любопытные ребята. Для себя делаю заметки на будущее. Бывает, приходят ко мне выпускники и жалуются: «Ни в один театр не берут! Можно вам показаться?» Я никогда не отказываю. Всегда даю шанс.
Театр — это маленькое государство. Здесь есть свой правитель (чаще всего диктатор) и послушные горожане. Фаткуллин строит свой театр на душевности и взаимо-
включённости. Он — режиссёр-демократ. 
— Я никого не выживаю, не изгоняю. Отношусь к актёрам как к равным партнёрам. Ведь мы вместе с ними творим одно общее дело. Никого не игнорирую. Все­гда стараюсь раздать всем сёстрам по серьгам и всех задействовать в спектаклях. Конечно, кто-то меньше занят, кто-то больше. Но вот репетируем новую пьесу, и в ней могут солировать актёры, которые вчера были в тени. Спектакль — коллективное творчество, тем и интересен. Находки могут рождаться прямо во время репетиции. Иногда, как сыграть какую-то сложную сцену, подсказывает сам актёр. Это творческий процесс, в который вовлечена вся труппа! 
В 2010 году в Казани открылся новый «Театр на Булаке». Это была свежая струя в культурной жизни города. Появилась новая площадка для молодых, для смелых экспериментов и самовыражения.
— Желание иметь что-то своё созрело давно. И только в 2010 году неожиданно все пазлы сошлись. Поступило предложение: нужны яркие постановки. И я сказал: «Хорошо! Я приду к вам со своим курсом». Мы с комсомольским запалом на добровольных началах бросились превращать бывшие швейные цеха в театр. Глаза у нас горели, руки чесались… В год я выпускал по два спектакля, и они шли при полном зале!
Репертуар «Театра на Булаке» удивляет разнообразием: сказки для детей и спектакли для взрослых, концерты — вечная классика и нестареющий рок. На афишах имена: У. Шекспир, А. Чехов, Б. Шоу, М. Зощенко, А. Хмелик, Е. Гришковец, А. Гельман, Р. Куни, Дж. Чэпмен, М. Камолетти. 
— Мы поставили спектакль «Ханума» Авксентия Цагарели. Знаменитая постановка Георгия Товстоногова 1978 года, конечно, великолепна. Но моя… другая. Старшее поколение невольно сравнивает её с тем старым телеспектаклем и говорит, что у нас получилось всё совсем по-другому. У меня и энергетика спектакля другая. А потом время сколько прошло! Страна поменялась, да и люди — тоже. Пришло время делать новую режиссёрскую экспликацию. Грузинский аромат комедии я бережно сохранил — гамарджоба, генацвале! — но бераз татар сүзләрен дә кертеп җибәрдек! Это для юмора. Зал очень тепло реагирует. 
Главную роль в «Хануме» играет моя дочь — Наиля. Очень яркая работа получилась. Думаю, что не у каждой грузинской актрисы так получится сыграть грузинку. Наиля талантливо перевоплотилась. И с таким добрым юмором всё это сделано! Я горжусь своей дочерью. Чинэбулад! — что по-грузински означает «здорово». 
Обязательно ещё посмотрите у нас «Зиму» по Евгению Гришковцу. Это пронзительная история о том, как двое совсем молоденьких солдат замерзают в лесу. Этот спектакль наполнен теплом, жизнью и смыслом. На краю смерти они раскрываются друг перед другом. И такие спектакли нужны нашему зрителю, чтобы не превращаться в обывателей, которым абсолютно всё равно. Если ты становишься равнодушным к окружающему миру, значит, что-то происходит с твоей душой. Нужна встряска. Пора идти в театр! 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: