-12°C
USD 69,33 ₽
Архив новостей

12 колен. Мемуары Касыма Садыкова

Касым Фассахович Садыков  (1921–1993), ветеран Великой Отечественной войны. На фронт ушёл с 4-го курса Казанского государственного педагогического института. С 1945 по 1953 год служил в советской зоне оккупации в Германии. Завершил образование в Московском государственном педагогическом институте имени В. И. Ленина (историко-филологический факультет). В 1968 году защитил кандидатскую диссертацию. Историк, много лет преподавал в Удмуртском государственном университете. Всю жизнь вёл дневниковые записи, которые послужили основой его воспоминаний.

Я хочу рассказать о своём отце и его мемуарах, в которых он отразил всю свою жизнь, начиная с рождения. Также он составил родословную своего рода Садыковых. Его Родина — Татарстан, село Суксу (Татарский Студенец) Алькеевского района. Над написанием его истории он работал в течение 50 лет.
Предки отца были представителями крестьянского сословия. Как писал он в своих воспоминаниях, «дед Садык не ограничился обучением своих детей грамоте дома. В деревне не было школы, а при мечети детей учили безграмотные муллы. Поэтому он отвёз своих сыновей Фасиха, Хатыба и Камиля в медресе в Чистополь, где учителя были сторонниками просвещения. Учителя в чистопольской школе преподавали историю, географию, ботанику. Они давали научные знания, а не заставляли учеников зубрить арабские тексты Корана и других религиозных книг. Сам дед объездил всю Среднюю Азию. Посетил Бухару, Самарканд и другие города, учился в медресе в этих городах. Он учился в общей сложности до 27 лет и хорошо знал восточную литературу: читал в подлиннике произведения персидских поэтов: Саади, Фирдоуси, Дакики. Его биография была бы неполной, если не отметить ещё одно обстоятельство: дед хорошо владел русским языком, так как в молодости 6 лет жил в Казани. Живя в деревне, получал в начале XX века газеты. В кладовой деда в 30-е годы хранилось много книг: художественная литература на татарском и русском языках, различные брошюры и книги по медицине, большое количество книг на арабском, турецком, персидском языках. Дома у деда был шкаф с книгами, на полках которого лежали толстые фолианты перевода Корана на татарский, а также на русский язык. Дед легко читал эти книги, читая, переводил текст на татарский язык для слушателей, мужиков, которые очень часто приходили к нему. У деда была серия книг по географии и по истории, в том числе по истории Турции и других стран».
В предисловии к своим ме­муарам отец писал: «Человеку к определённому году жизни обязательно хочется знать, кто он такой, из какого рода, племени, народа. <…> В 1936 году, когда мне было 15 лет, я впервые захотел узнать, почему нас называют татарами, кто они такие, откуда ведут происхождение. Тогда я начал писать историю своего села Татарский Студенец. Сведения оказались весьма скудными. Писал по рассказам отца, дяди Камиля, но их рассказы были отрывочны. Я очень жалел тогда, что мой дед Мухаммед-Садык, сын Монасыпа, умер раньше, чем я осознал, что именно он мог мне рассказать очень многое из истории родного села. Его не стало в ноябре 1936 года, когда я начал учиться в Спасском педагогическом училище. У деда была одна большая книга, внутри которой был приклеен большой лист бумаги с нашей родословной линией, родо­словным деревом. Я часто видел этот лист, но успел запомнить лишь первые имена моих прадедов. Их звали Бикмет и Бикмамет. Остальные звенья я не запомнил, но знал, что до моего прапрадеда ­Рафика было ещё три имени. От прапрадеда Рафика уже известна наша родословная до настоящего времени: Рафик — Монасып — Садык — Фасих — Касым, то есть до меня включительно.
Лист с нашим родословным деревом потерян. Книгу увезла последняя, третья жена деда Садыка в деревню Ахметьево. Никто не знает, сохранилась ли эта книга и тот лист с нашим родословным деревом или нет. Лишь 20 лет спустя я понял значение родословного дерева нашего рода как исторического документа. Летом 1955 года я жил в Подмосковье на станции Фирсановка. Ко мне в гости приехал отец, и мы с ним пытались восстановить нашу родословную линию и записали всех жителей деревни Татарский Студенец в список, в котором указали улицы деревни, а я также дал описание географического положения нашей деревни, бывшей в начале XX века селом с населением до 1500 человек. Это историко-географическое описание сохранилось до нынешнего года.<…>
Новую попытку записать всё известное о своей деревне я сделал в 1974 году в связи с тем, что, по преданиям, именно в этом году исполнялось 300 лет со времени переселения моих предков из-за Волги, из Буинского района нынешней Татарии на берег Малого Черемшана. Мой дед Мухаммед-Садык, как я помню, считал 1674 год годом оcнования деревни Суксу нашим предком Бикметом. При этом деревня Суксу была основана на том месте, где в далёком прошлом существовало болгарское поселение».
В июле 2008 года я, дочь Касыма Садыкова, вместе с мужем и внуком побывала на родине своих предков в Суксу. На День семьи в нём собралось около 100 человек из рода Садыковых, приехавших из разных городов Татарстана, райцентра Базарные Матаки и окрестных деревень. Сегодня большое некогда село почти вымерло, осталось с десяток домов, в том числе дом брата отца, Анвара Садыкова. Мы посетили деревенское кладбище, где похоронены наши родственники со стороны отца, в том числе его родители, то есть мои дедушка Фасих, (в документах отца в своё время сделали описку — Фассах) и бабушка Гатифя.
После революции 1917 года мой дед Фасих и его братья стали активными участниками становления Советской власти в родной деревне Суксу. Дед работал секретарём сельсовета в родной деревне, его младший брат Камиль учительствовал в родной деревне и окрестных сёлах, а третий брат Хатыб работал в сфере Потребкооперации.
В доме моего деда собирались односельчане, где тот читал им газеты и велись беседы на разные темы. Будучи свидетелем тех бесед ещё ребёнком, отец почерпнул из них много полезного. Всю жизнь он вёл дневники, которые позволили ему впоследствии написать интересные мемуары. 
В семье отца сложилась целая династия учителей, родоначальником которой стал его дядя Камиль. Именно под его влиянием папа выбрал профессию учителя. Сын самого дяди Камиля, Эдгар Садыков, стал учёным-физиком, профессором Казанского университета.
После Великой Отечественной войны отец стал историком, много лет преподавал историю СССР в университете города Ижевска. Моя сестра, Надежда Касимовна Малинаускене, окончила МГУ имени Ломоносова и много лет преподавала латинский и греческий языки в высшей школе, в том числе в Сретенской семинарии. Моя дочь, Ольга Масич, окончила Краснодарскую консерваторию и преподаёт в настоящее время теоретические дисциплины, фортепиано и композицию в музыкальной школе станицы Елизаветинской. Дополнительно она окончила аспирантуру и несколько лет преподавала в Краснодарском институте культуры. 
Брат отца, Хаким, стал директором средней школы в селе Старое Камкино. Три его дочери — тоже учительницы. Директором школы на селе была также одна из сестёр отца — Саимя, дочь которой тоже выбрала учительскую профессию. Дочь младшего брата отца Афтаха — кандидат филологических наук, работает в Казани. Педагогом стала также дочь сестры отца Сании. Последние годы она учительствует в Геленджике. 
Что касается моего отца, то после окончания Спасского педагогического училища в 16 лет, он два года проработал в школе в селе Новые Алпары. Потом поступил в Казанский педагогический институт, окончить который ему помешала война. Отец ушёл добровольцем на фронт в марте 1942 года с четвёртого курса института. В 21 год бывший студент попал на Карельский фронт, где ему поручили заниматься национальной почтой. Моя старшая дочь Ирина нашла в интернете документ о военной службе отца, из которого можно узнать о том, что «…За время своей работы САДЫКОВ своевременно обработал и отправил вглубь страны 83700 писем на 24 национальных языках Советского Союза».
Часть, где служил отец, в активных военных действиях не участвовала, а только держала позиции в карельских болотах. В тех условиях у отца оставалось время для изучения иностранных языков. Он заочно поступил на курсы иняза, сразу на три отделения: английское, французское и немецкое. 
В дальнейшем ему очень пригодился немецкий язык. В конце ­войны его направили на службу в Германию в качестве оперативного работника, где он принимал участие в работе оккупационных ­войск. Отец работал и жил в Берлине, Потсдаме, Эрфурте, Дрездене, Веймере, Галле, Лейпциге. Принимал участие в охране Потсдамской конференции, был делегатом Треть­его Всемирного фестиваля молодёжи и студентов в Берлине, бывал в Бухенвальде. В общей сложности он проработал в Германии 8 лет с июня 1945 года по июль 1953 года. Там он женился на моей маме, Ирине Николаевне Штейп, которая после второго курса Московского института иностранных языков служила в Германии переводчицей.
Воспоминания отца отпечатаны на пишущей машинке в период с 1986 по 1992 год после выхода на пенсию, когда у него появилось много свободного времени. В 2021 году, к 100-летию со дня его рождения, я перевела в электронный вид несколько повестей отца под общим названием «Жизнь, прошедшая в мечтах», посвящённых становлению Советской власти в деревне, в том числе коллективизации. 
Мой отец очень сильно любил свою родную деревню Суксу, ­основанную его предком Бикметом, и был очень привязан к своей родне. Всю жизнь поддерживал материально своих родителей. Живя от них вдали (в Москве, в Ижевске), он почти каждый год навещал своих родственников в Татарстане.
Вместе с отцом я также дважды посетила его малую родину. Первый раз, будучи маленьким ребёнком (об этой поездке я ничего не помню), а второй раз в 1957 году, когда мы всей семьёй совершили поездку на пароходе по Волге и Каме от Москвы до города Чистополя и дальше вглубь Татарии. Тогда были ещё живы родители отца и его дядя Камиль, о котором он много пишет в своих мемуарах. В 1971 году я побывала у родственников в Татарстане со своей мамой и маленькой дочкой Ирочкой, а в 2008 году вместе с мужем и внуком Сашей.
Во время последней поездки я узнала, что у братьев отца, Хакима и Афтаха, хранится родословное древо Садыковых, составленное отцом. Они изготовили для меня копию этого древа, родоначальником которого явился мой предок Бикмет.
Вот что писал о родословном древе в 1985 году сам папа: «Мой отец и мои дяди знали наше родословное дерево лишь по именам последних дедов, и то с трудом вспоминали их имена. В первых 6 поколениях не все имена известны, и годы жизни даются предположительно». Отец пишет, что по рассказам деда, все наши предки были долгожителями, поэтому продолжительность жизни дедов всех прежних шести поколений он принимал за 80 лет, а смену поколений — за 30 лет, но начиная с 7 поколения, годы жизни наших предков указаны точно: Монасып — 1815–1911; Садык (Хаматсадык, или Мухаммед-Садык) —1854–1936; Фасих (Фасых) — 1888–1968; его брат Камиль — 1894–1974.
По словам отца, впервые это родословное дерево он увидел у деда Хаматсадыка, и тот рассказал ему, что его имя уже занесено в лист. Было это зимой 1934–1935 года, когда отец приехал домой на каникулы. К сожалению, он верил, что эта запись будет жить вечно, поскольку она занесена в бумагу, начертана в ней чернилами! Ах, как глубоко он ошибался!
В июне 2021 года, в связи со 100-летием со дня рождения отца, я начала публиковать отцовские мемуары в социальной сети ВКонтакте. Вскоре после этой публикации на меня вышел наш дальний родственник Михаил Арзаманов, ранее мне не известный, проживающий в Москве. Он сообщил, что работал в архивах Москвы и Казани, занимаясь восстановлением древа Садыковых, и ему стали известны имена основоположников нашего общего с ним дерева. Это — Бикмет, Муса, Рязап, Рафик, Монасып и Мухаммед-Садык. В переписи 1716 года он нашёл упоминания о роде Садыковых. Его бабушка, Сания Сагировна Мингалиева, до войны училась в Ярославле, родом была из деревни Татарский Студенец. Её прадед Галиакбер — родной брат прадеда моего отца, Монасыпа. 
В родословную отца было занесено 12 поколений. В 11-е послевоенное поколение были внесены имена его детей, то есть меня и моих сестёр — родной сестры Надежды и сводной сестры Жанны, и детей его трёх братьев и двух сестёр. 12-е поколение записано у отца не полностью — многие его представители появились уже после кончины отца в 1993 году.
С тех пор прошло 29 лет, и появилось новое, 13-е поколение правнуков наших родителей, в том числе моих внуков — Александра, Виктории и Анастасии. Древо растёт…
Работа над данной публикацией завершена 1 июня 2022 года, в день очередной годовщины смерти отца. Похоронен он в городе Ижевске. 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: