Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

МАШИНА ВРЕМЕНИ

Где живут «краснокнижные» автомобили?

Если раньше люди на крутые иномарки оборачивались, то теперь заглядываются на наших «старушек» — на «Победу», «Москвич», «Волгу» и даже «Запорожец». Сегодня это не просто машины, это — легендарные раритеты, воспетые режиссёрами в культовых кинофильмах!

История клуба по интересам любителей ретротехники стартовала с 1983 года. При энтузиазме тогдашнего его председателя Рифа Яруллина четыре десятка человек, влюблённых в старинные автомобили и мотоциклы, сколотили клуб, назвав его просто — «Автомотоветеран». В нестабильные 1990-е клуб тихо закрылся.

Счастливое число
Через 16 лет — в 2006 году — председатель Госсовета РТ Фарид Хайруллович Мухаметшин, который тоже неравнодушен к советским автомобилям, несущим за собой исторический шлейф, воссоздал организацию. Зарегистрировали её под иным именем — «Авторетроклуб-21». Говорят, на название повлиял случай: на учредительное собрание пришёл 21 человек, да и в названии легендарной «Волги ГАЗ-21» то же сочетание цифр.
Новый клуб старинных автомобилей объединил владельцев не только отечественной ретротехники, но и зарубежной. Как раз в девяностых годах прошлого века и последующие годы в Россию хлынул мощный автопоток иномарок, в том числе произведённых во времена молодости наших бабушек.
Как рассказал председатель правления «Авторетроклуба-21» Айдар Ибатуллин, сейчас в организацию входят более ста владельцев автомобилей «ГАЗ-АА», «ГАЗ-367», «М-1», «ЗИМ», «Чайка», «Волга ГАЗ-21», а также «Жигули», «Москвич», «Запорожец», «Волга ГАЗ-24», «Мерседес», «Астон Мартин», «Форд», изготовленных до 1970 года. Именно этот год на сегодня считается ­условно предельной датой, чтобы признать, что автомобиль — да, действительно, можно отнести к славной когорте «ветеранов». Клуб каждый год проводит Международный фестиваль исторической техники, который собирает десятки участников из Москвы, Самары, Саратова, Кирова, Перми, Екатеринбурга, Ярославля, Сыктывкара, Чебоксар, Йошкар-Олы и ближнего зарубежья. В августе этого года прошёл уже 16-й такой фестиваль.

  Александр Гнедин

 

В единственном экземпляре
Среди участников клуба есть настолько увлечённые люди, что эта их страсть к старинной технике переросла в нечто большее: стала делом их жизни.
Один из таких — это Александр Васильевич Гнедин, человек, знающий толк в технике, старающийся в ней во всём дойти до самой сути. В его коллекции более 50 раритетных и редких автомобилей.
Вот к нему во вместительный ангар площадью 1000 «квадратов» при въезде на Высокую Гору в один из дней мы и отправились вместе с активистом и фотолетописцем «Авторетроклуба-21» Фарулом Кашафовичем Сатрутдиновым. Этот старейший член клуба одинаково надёжно держит баранку авто и орудует затвором фотоаппарата. Обладает полувековым «Москвичом-403», на котором объехал всю республику, участвовал во многих автопробегах, например, по маршруту Казань — Апастово — Буинск — Дрожжаное. Короче, наш человек!
Харизматичный, с изрядной долей критичности, ироничный Александр Гнедин сразу же расположил к себе. И на мой первый вопрос по-доброму ответил: «Что? Ну да, у меня, можно сказать, музей ретротехники при «Авторетроклубе-21». Я ведь в этом клубе состою, к тому же обладаю в Казани самой большой коллекцией действительно редких автомобилей, часть из которых — в единственном экземпляре, других таких по всей России не сыскать».

  «Победа М-20»

  «Волга ГАЗ-21»    

Падения и взлёты
Александр Гнедин о своих автомобилях может рассказывать часами, а вот о себе — достаточно скупо. Но всё-таки кое-что удалось узнать. Родился он в Болгаре в 1951 году. В 1969-м призвали в армию. В 1980‑м пошёл добровольцем в Афганистан — порыв был такой, в те годы среди его сверстников немало было добровольцев. Затем служил в Монголии. В последний год службы занимал должность командира автомобильного взвода. «В 1990 году, когда бардак начался в армии, ушёл из неё, — тут уже Александр Васильевич подключил эмоции. — Было такое время — вышел на пенсию (копеечную!) и стал вообще никому не нужен. Из имущества — квартира и велосипед. Ты остался один. Кто-то ударился в водку — большинство. Я 32 года не пью. Много работаю. В те годы недалеко от Высокой Горы была площадка Министерства обороны РФ, за несколько лет буквально в чистом поле возвёл ангары и производственные корпуса, организовал завод поворотных кругов для прицепов грузовых автомобилей — единственный в России. Здесь же продвигал другой бизнес — переделывал грузовые «Мерседесы» в микроавтобусы, вместе с нанятыми работниками врезали стёкла, ставили сиденья. Или бронированные внедорожники, которые используют инкассаторы и охранные фирмы, превращали в обычные джипы. Ценовая политика складывалась неплохо. Я просто делал машины, продавал. Тогда первые иномарки появились, никто в них не рубил. Я и мои сыновья первые в республике начали заниматься автомобилями из-за рубежа. В 90-х годах в республике из 10 машин «Гранд Чероки» — 6 прошли через мои руки. Я сам ездил на внедо­рожниках и лимузинах».
Этот же бизнес стал для Александра Васильевича финансовой ­основой для последующего увлечения ретротехникой. На восстановление каждой раритетной машины, на покупку заводских чертежей и оригинальных запчастей требуются десятки миллионов рублей. Никто же эти «лимоны» на блюдечке не принесёт — сам зарабатывал.

  «Остин-Путиловец»

 

Редкий вид
«Сейчас меня интересуют только редкие автомобили, которых осталось в стране единицы, — делится своими пристрастиями Александр Гнедин. — Когда лет 20 назад я занялся ретротехникой, были ходовые модели. Много восстанавливал и продавал «ГАЗ-67». «Победа» тоже относительно распространённый автомобиль был. На одной такой машине, мною реставрированной, катается сейчас Дмитрий Медведев, бывший Президент РФ».
Вообще, в коллекции любителя ретротехники есть несколько «именитых» автомобилей, связанных с реальными персонажами истории, политики, шоу-бизнеса и киноиндустрии.
Скажем, всех привлекает броневик «Остин-Путиловец», с которого в апреле 1917 года Владимир Ленин выступал на финском вокзале в Петрограде. Это, как говорит Гнедин, просто копия, «игрушка», изготовленная на газовском шасси. Внешний облик авто воссоздан на основе технических описаний и визуальных свидетельств участников того митинга, встречающихся в мемуарной литературе. Новоделов в коллекции Александра Васильевича всего две модели. Вторая машина — это «ЗИС-5», у которого неродной двигатель и некоторые другие детали. Все остальные в коллекции — оригинальные авто, реставрированные по заводским чертежам родными запчастями.
Киношный «Мерседес‑Бенц‑230», на котором в известном фильме «Семнадцать мгновений весны» рассекал несуществующий в реальности Штирлиц, осязаем в коллекции Гнедина. Можно заглянуть в салон, покрутить руль. Подлинная довоенная модель, которой почти 85 лет от роду!
А вот трёхосный командно‑штабной автобус «ГАЗ-3А». Он похож на автобус, на котором герои фильма «Место встречи изменить нельзя» Жеглов и Шарапов гонялись за бандитами, но там он был двухосный и оснащён по минимуму. А таких трёхосных автобусов, нашпигованных оборудованием (там даже пишущая машинка есть), было сделано всего 297 штук. Сейчас в России остался только один.
«Посмотри — “Моргуновка”»! — кивнул мне активист «Авторетроклуба-21» Фарул Сатрутдинов. Действительно, вызывающая улыбку мотоколяска «СМЗ С-3А» будто прикатила в музей-ангар из «Операции «Ы» и других приключений Шурика». «А знаешь, кому бесплатно собес выдавал такие машинки? — отправившись в исторический экскурс, раскрыл любопытный факт Фарул Кашафович. — Инвалидам войны, но не всем подряд, а у кого культя ноги была меньше 8 сантиметров. Если больше — всё, можешь носить протез, такой двухместный транспорт не положен. Многие ветераны умоляли членов ВТЭК «нарисовать» им в документах 8 сантиметров, взятки предлагали, всем хотелось перемещаться хоть на каком‑никаком автомобильчике, который облегчал им жизнь».

Тем же воздухом
В галерее редкой техники Гнедина есть две подлинные модели, которые принадлежали знаменитым людям СССР. То есть человек, который сейчас садится в эти машины, дышит тем же воздухом салона — а он у всех авто особенный — что и владельцы этих лимузинов, разъезжающие в них 35-45 лет назад.
Вот «Чайка ГАЗ-14» четы Горбачёвых: первого и единственного Президента СССР Михаила Сергеевича и его супруги Раисы Максимовны. Всего их было изготовлено семь штук. Внутри — натуральная кожа, телевизор и иные удобства. Что ж — первые всегда получают самое лучшее.
А вот вытянулась жёлтая «гусеница» — «Линкольн-Таун-Кар». На таком в культовом фильме возили Данди по прозвищу Крокодил. А в СССР в этом лимузине катались музыканты легендарной группы «Ласковый май». Да-да — в регистрационных документах машины до сих пор значится имя Андрея Разина, продюсера популярного ансамбля, депутата Госдумы РФ. Как автомобиль попал в «гараж» Гнедина? Гостил в Ставрополе, увидел у родственников Разина в огороде засиженный курами, полусгнивший лимузин. Расспросил — откуда и как оказался в таком неприглядном виде? Уговорил продать, те связались с хозяином, документально всё уладили. Покупка встала новому хозяину в один миллион 300 тысяч рублей — в общем-то, божеская цена.

  «Газ-41Б»


Александр Васильевич «Линкольн» отмыл, привёл в презентабельный вид. До сих пор он его холит и лелеет. Пока мы с автолюбителем разговаривали, его работники завели лимузин, зарулили на нём к выходу. На мой недоумённый взгляд Гнедин отреагировал так: «У меня в Екатеринбурге есть парт­нёр-единомышленник Алексей Заславский, который занимается восстановлением старинных автомобилей — у него очень продвинутая мастерская под названием «Старая школа». Крыша у «Линкольна» облезла, решил обновить её качественным кожзаменителем из Германии, в Казани не нашёл фирмы, которая смогла бы это сделать. Поэтому авто своим ходом поедет на Урал в мастерскую Заславского, а потом, обновлённый, вернётся домой».
К слову, больше половины коллекции Гнедина имеют госрегистрацию, на них в любой момент — сел да поехал. Александру Васильевичу больше всего по душе плавная езда на горбачёвской «Чайке», из довоенных — на «ГАЗ‑4». А вот внедорожники военной поры, конечно, жестковаты.

  Скорая помощь «ГАЗ-55» 

 

 

Путь-дорожка фронтовая
Военная техника — это отдельный разговор. Есть в коллекции автолюбителя машина, о которой можно целый фильм снять. Это бензовоз «ГАЗ-ААБЗ тип 3» 1933 года выпуска, который дайверы нашли на дне Ладожского озера. В его двигатель попал осколок от снаряда. Когда его достали из воды, он был в идеальном состоянии. А потом буквально в течение двух часов из-за «неожиданного» контакта с кислородом покрылся толстым слоем ржавчины. Все деревянные части авто начали рассыпаться. Пришлось драить не только внешние детали машины, но и внутренние — бочку разрезали на две части, чтоб всё основательно очистить от коррозии. Теперь это один из видных экспонатов музея.
Иногда в процессе поиска и приобретения деталей Гнедина поджидают настоящие сюрпризы. Как-то изучал раму полуторки, заметил её особенность — подвеска у неё мягкая, длиннорессорная. Выяснилось, что эта часть машины от армейской неотложки «ГАЗ-55», которых к тому времени вообще не осталось в природе. Вымерший экземпляр! А интересен он тем, что «санитарку» изготовляли не только на Горьковском автозаводе, но и в Казани, устанавливая на готовое шасси собственный кузов.
Реставрируя эту раритетную «скорую», пришлось помучиться. Кое-какие чертежи на неё в архиве нашли, а вот чертежей, как крепятся в салоне носилки, не оказалось. Автолюбителю пришлось их выкупить за 270 тысяч рублей у человека, который эти бумаги со схемой предоставил. «Настоящие заводские чертежи (используем только такие), хочу вам сказать — удовольствие из недешёвых, — делится реставрационной кухней Александр Васильевич. — В своё время после развала СССР ушлые люди заполучили эти документы за копейки, а потом торговали ими, прекрасно понимая их истинную цену. Например, комплект чертежей на довоенный автомобиль Горьковского автозавода стоит миллион и выше! Но реставратор без них — никуда».
Попутно заметим, что после восстановления светлая «санитарка»-красавица приглянулась и кинематографистам: снялась в одном из телесериалов.
Особая гордость коллекционера — «ГАЗ-М-1», легендарная «Эмка», на которой ездили маршалы Жуков, Рокоссовский. У легковушки полный привод, двигатель шестицилиндровый мощностью 50 лошадиных сил — для тех лет солидный показатель. Это был прогрессивный, достаточно распространённый автомобиль — с 1936 по 1942 годы выпущено почти 63 тысячи единиц. «Эмку» называли и «чёрной жемчужиной» и «чёрным воронком». Да, именно этот автомобиль, кроме всего прочего, стал печальным символом эпохи, когда вовсю работала репрессивная ­машина. Кстати говоря, Гнедин и приобрел её в гараже Иркутского отдела госбезопасности.

  Александр Гнедин, Владимир Гаранин и Фарул Сатрутдинов около гоночной машины «ГЛ-1».     

Из Красной книги
А вот этот красный гоночный автомобиль «ГЛ-1» можно вносить в своеобразную техническую красную книгу — изготовлен в СССР в 1938 году в единственном экземпляре! Стоит в реестре гоночных машин России, у него есть соответствующий паспорт.
И такое техническое богатство — под одной крышей вместительного амбара. Как им распоряжается хозяин?
«Ни один фестиваль или выставка не проходят без автомобилей нашего многоуважаемого Александра Васильевича, — рассказывает Фарул Сатрутдинов. — На многих праздниках представлены его экспонаты, будь то 100-летие Танкового училища или вековой юбилей Героя СССР Петра Гаврилова, во время празднования которого машины Гнедина участвовали в инсценировке защиты Брестской крепости. На все мероприятия и показы Александр Васильевич выдвигает фронтовую кухню — подлинную, тех времён, варит гречневую кашу. Бесплатно всех угощает».
Гнедин дополнил: «Как я уже говорил, у меня немало машин довоенной поры, которых в России попросту ни у кого больше нет. Потому они постоянно в парадах участвуют — к 9 Мая в Казани и районах Татарстана. На показах в Москве, Санкт‑Петербурге, Чебоксарах. Процентов 80 на выставках — это мои автомобили, а ещё 20 процентов — других частных лиц.
В этот мой демонстрационный зал приезжают школьники, студенты, суворовцы, курсанты военных училищ, юнармейцы, воспитанники детских домов и приютов. Всё им подробно рассказываю и показываю, получаются такие познавательные уроки, через технику и её участие в обороне тогдашнего СССР ребята узнают интересные факты истории родной страны».
Александр Гнедин мечтает о создании постояннодействующей экспозиции раритетной техники, которую могли бы посещать жители Казани и Татарстана, гости города и республики. Но это должен быть республиканский проект с соответствующим финансированием. Подобный музейный комплекс ретротехники создан в городе Верхняя Пыжма Свердловской области, его ежегодно по билетам посещают около 200 тысяч посетителей. То есть проект может быть самоокупаемым, необходимо только первоначальное финансовое вложение на обустройство музея.
В России есть частные коллекции ретротехники, которые выставляют напоказ перед посетителями. Скажем, можно увидеть такую коллекцию из 19 ретроавтомобилей, как часть экспозиции музея Черномырдина в его родном селе Чёрный Отрог Оренбургской области. Но у Гнедина оригинальная ретротехника — дороже. В прямом и в переносном смысле — как сохранение исторических примет нашей страны. Оценщики произвели примерный расчёт стоимости некоторых моделей из коллекции Александра Васильевича. «ГАЗ» 1937 года выпуска потянул на 7 миллионов рублей, а маршаловская «Эмка» — на все 10 миллионов.
В одном из своих интервью Фарид Мухаметшин отметил: «Современный автопром изменяется очень быстро, и это хорошо, это веяние времени. Но мы, «Авторетроклуб-21», и пропагандируем те автомобили, которые пришли из достаточно недалёкой эпохи. Мы сейчас восхищаемся машинами, которые создавали по заказу ЦК КПСС, Совнаркома: грузовики, тракторную, колёсную технику, легковые автомобили. Тогда руководство страны не ездило на импортных автомобилях, только на своих. Это наши инженеры создали такие машины, как «ЗИЛ», «Победа» и «Волга ГАЗ-21». Советской инженерной мысли был брошен вызов, и страна, её конструкторы, промышленность ответили достойно. На этих машинах и сегодня не стыдно выехать, и они пользуются большой популярностью. Когда мы по выходным дням выезжаем на своих ретроавтомобилях, нам сигналят, нас приветствуют. Люди видят машину, которая в добром здравии и безопасном состоянии. Они отдают дань уважения её создателям, и думаю, тем, кто смог сохранить и передать через поколения наше автомобильное достояние».
И этому достоянию надо не дать пропасть или исчезнуть. 

Фото Гульнары Сагиевой

Галерея

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев