Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

МАШИНА ВРЕМЕНИ

История одного дома

Сегодня свой день рождения отмечает наш верный подписчик с 20-летним стажем Фарул САТРУТДИНОВ. Он любит Казань (и город, и журнал), знает много интересных историй из жизни старых домов. Фарул Кашафович — старейший член «Авторетроклуба-21». На своём голубом «Москвиче-403» участвовал во многих автопробегах. Особенно памятным был пробег по районам республики, во время которого члены клуба навещали ветеранов Великой Отечественной вой­ны. Тогда ретро-машины различных марок преодолели 500 километров! Выйдя на пенсию, Фарул Кашафович увлёкся фотографией и коллекционированием масштабных моделей автомобилей. Некоторые из них, например, легендарную «Победу» и представительский «ЗИС-110», смастерил своими руками.

В начале 80-х газета «Вечерняя Казань» объявила о конкурсе «Знаете ли вы свой город?», и был задан вопрос: «Какая улица проходит под домом?»
Участвуя в этом конкурсе, будущий архитектор, студент Казанского инженерно-строительного института Сергей Саначин был в  числе призёров. Он ответил, что это улица Кави Наджми. Оказывается, она единственная улица, которая проходит под Домом печати.
У каждого здания есть своя история. И Дом печати — не исключение. Он расположен на самой оживлённой пешеходной улице Баумана, а до реставрации хранил в себе тайну (как-то во время обхода объектов, подлежащих реставрации перед летней Универсиадой 2013 года, Рустам Минниханов, в то время занимавший должность премьер-министра РТ, совместно с мэром Казани Камилем Исхаковым услышали от меня историю про заколоченный фонтан возле Дома печати и приняли решение о его восстановлении).
Дом печати в стиле конструктивизма построили в 1935 году. В книге «Экскурс в архитектурную жизнь советской Казани» Сергей Саначин говорит, что проект составил инженер-консультант Татгосиздата Семён Самойлович Пэн.

 

Дом печати. 1936. Архив Сергея Саначина


Корпус Дома печати напоминает раскрытую книгу с трёхэтажными ленточными окнами-строчками и закруглённым пилоном-корешком. Раньше внутри колонны здания находился механизм фонтана, где стоял большой бак для воды, а вокруг колонны был падающий фонтан. В послевоенные годы насосы вышли из строя, конструкцию разрушили, демонтировали и заасфальтировали. Помещение стало служебной комнатой для охранника. Сейчас этот фонтан функционирует.
В 1930-е годы так повелось — чтобы построить что-то новое, было необходимо разрушить старое. Именно тогда пострадала храмовая архитектура города. С. П. Саначин в книге «Экскурс в архитектурную жизнь советской Казани» пишет, что «делалось это, естественно, руками народа». Повсеместно в воинских частях, на фабриках, складах, обозах, в страхкассах, ЖАКТах принимались вызовы, присоединялись к требованиям, рождались наказы закрыть или передать под культурные очаги эти «божьи крепости», а колокола — в фонд тракторизации. Например, в курилке обувной фабрики «Спартак» подавляющее большинство голосов было подано за закрытие церквей. Первая наёмная армия латышских стрелков участвовала в разрушении Вознесенского и других наиболее крепких храмов. Из предисловия книги Г. В. Фролова «Путеводитель по храмам и монастырям города Казани» известно, что в «годы гонений на церковь в Казани было 7 монастырей с 24 отдельными храмами, из них 11 уничтожено; 5 соборов с 11 храмами, из них 9 уничтожено; 42 приходских церквей с 54 отдельными храмами, из которых уничтожили 31».

 

Памятник Петрушке. Петрушкин разъезд.


Дом печати построили из кирпича Николо-Вешняковской и Вознесенской церквей. Николо‑Вешняковская церковь существовала с 1566 года. Называлась она так потому, что была построена в слободе, где жили стрельцы приказа Вешнякова. В 1674 году деревянная постройка заменена каменной. Она неоднократно горела. В 1849 году строительство начал архитектор Ломан, а в 1853 году закончил архитектор Бессонов. После пожара 1842 года была полностью перестроена. Храм был небольшим, с главой на массивном барабане и с двухъярусной колокольней. По старым планам, церковь до 1853 года была пятиглавой. Теперь на её месте расположен Дом промышленности № 1 по улице Островского. Раньше здесь были первый автомагазин, телеателье. За приходом Вознесенской цер­кви числилось три храма. Главный храм в честь Вознесения Господня был построен в 1676 году благодаря казанскому дворянину Андрею Фёдоровичу Люткину. Вторая церковь — иконы Пресвятой Богородицы «Знамение» — построена в 1678 году. Третья церковь пристроена к ней и расположена под колокольней в честь Иоанна Воина. Эти храмы были постройками суздальского типа — кубические, завершались одной главкой. Кстати, раньше улицы носили названия церквей, располагавшихся на них. Сейчас на их месте находится Дом коммунальников № 9/3 на углу улиц Островского (бывшая Вознесенская) и Кави Наджми. К. Ф. Амиров в книге «Казань: где эта улица, где этот дом?» пишет: «Улица Кави На­джми (бывший Мергасовский переулок, затем улицы Поперечно‑Вознесенская, Международная), Бауманский район, троллейбус № 1 и № 4 до остановки «Дом печати», от улицы Право-Булачная».
В 1960-е годы произошёл второй поток гонений на верующих. В пасхальные праздники на улице патрулировали милиция и боевая комсомольская дружина. Толпу, направлявшуюся к Никольской церкви, задерживали, подпускали к храму лишь пожилых людей. Ученики-старшеклассники школы № 11, располагавшейся напротив дома № 30 по улице Баумана, забрасывали верующих тухлыми яйцами.
Для перевозки кирпича, из‑за нехватки грузовых машин, использовали «барабусы». Так называли во второй половине XIX — начале XX века казанский вид транспорта для малоимущих граждан. Название происходит от татарского слова «барабыз», что в переводе означает «едем». Его произносили извозчики, ко­гда зазывали седоков. Из книги Ильдара Алиева «Старая Казань: люди и дела»: «На низенькой и убогой лошади, впряжённой в жалкое подобие кресел на тележном ряду летом и в сани-розвальни зимой, развозили они простой люд по городу, который нанимал «барабус», дабы не тащить иногда свою ношу в руках и на спине». Были ещё ломовики, занимавшиеся грузовыми перевозками на более сильных лошадях. Эти виды транспорта со временем потеряли спрос, поскольку их сначала вытеснила «конка», а в 1899 году был запущен первый трамвай в Казани, и только потом в Москве. Причём поначалу жители Казани побаивались трамваев, считая, что они наделены некоей «нечистой силой», вследствие чего были наняты зазывалы — специальные люди, привлекающие пассажиров.
Весной 1935 года ведущие издания республики и все отделы Татгосиздата разместились в Доме печати. В здании расположилась типография имени революционера Камиля Якубова. Там издавалось 39 журналов и 75 газет. Здесь же находились Государственный комитет ТАССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли (позднее — Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций РТ), Татарское отделение Союза писателей СССР и Союз журналистов Татарского книжного издательства, радио и телевидения. В течение долгого времени в Доме печати работали писательский клуб имени Габдуллы Тукая, книжный магазин «Китаплар». Гостями Дома печати были Муса Джалиль, Алексей Толстой, Александр Фадеев, Сергей Михалков, Алексей Сурков. А в 1981 году Дом печати включили в «Список памятников истории и культуры Татарской АССР, подлежащих государственной охране как памятники местного значения». 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев