-12°C
USD 69,33 ₽
Архив новостей

В Сербию, к Хайрулле

Старший сержант Сибиряков из Уразовки — один из 1266 красноармейцев,

похороненных в братской могиле города Заечар.

Хайрулла Сибиряков

Вторая Мировая война… После трёх с половиной лет оккупации, осенью 1944 года, начались интенсивные бои за освобождение Сербии. В начале сентября удалось установить непосредственную связь между воинскими частями Нацио­нально-освободительного войска и групп Красной армии, которые смогли прорваться через Румынию и встретиться на Дунае у города Турну-Северин.
16 сентября части 75-го стрелкового корпуса II Украинского фронта форсировали Дунай у города Кладово, а в период с 25 сентября по 1 октября военнослужащие 68-го и 64-го корпусов III Украинского фронта переместились из Болгарии в Тимочку Краину, где вместе с 14-м корпусом Национально-освободительного войска предприняли операцию по освобождению Восточной Сербии. Немецкое командование организовало мощные контр­атаки с целью помешать прорыву советских и сербских сил в долину реки Велика Морава. В ожесточённых боях, которые продолжались более 10 дней, была освобождена Тимочка Краина, а следом, после прорыва на запад, — и вся Восточная Сербия. В этих боях погибли около 1300 красноармейцев и 1000 бойцов 14-го корпуса Национально-освободительного войска.
В 1961 году в Заечаре была создана братская могила, которую проектировал архитектор Ради­слав Живкович. Над могилой был установлен памятник из белого мрамора с четырьмя столбами и крышей, увенчанной пятиконечной звездой. Рядом находится парк. В братскую могилу перенесли сначала тела расстрелянных патриотов и погибших партизан, которые ранее были похоронены неподалёку. По проекту того же архитектора в следующем году могилу расширили и организовали большую акцию эксгумации тел красноармейцев, погибших на территории всей Тимочки Краины, то есть общин городов Заечар, Болевац, Княжевац, Бор, Неготин и Кладово.

На западной стороне братской могилы высечена надпись:

ПОГИБШИМ БОЙЦАМ
НАЦИОНАЛЬНО-ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЫ
И ЖЕРТВАМ ФАШИСТСКОГО ТЕРРОРА
С 1941 ПО 1945 ГОД

На восточной стороне:
БОЙЦАМ И ОФИЦЕРАМ
ГЕРОИЧЕСКОЙ КРАСНОЙ АРМИИ,
ПОГИБШИМ В СЕНТЯБРЕ И ОКТЯБРЕ
1944 ГОДА
В КОЛЛЕКТИВНЫХ БОЯХ
ПРОТИВ ФАШИСТСКОГО АГРЕССОРА

ЗДЕСЬ ЗАХОРОНЕНЫ ТЫСЯЧА ДВЕСТИ ШЕСТЬДЕСЯТ ШЕСТЬ ЧЕЛОВЕК

 

Ежегодно в День Победы, 9 мая, и 8 октября, в годовщину освобождения Заечара, вот уже более полвека на могилу возлагают венки. В церемонии принимают участие местные жители и официальные представители Российской Федерации, а в последнее время — и представители Азербайджана.
Увы, нам мало что известно о большинстве погребённых героев. Тем ценнее для меня встречи с их потомками, которые приезжают иногда к нам в поиске информации о своих предках.
Один из них — Ринат Ханбиков из Казани — переступил порог нашего музея 12 октября нынешнего года. Его внезапный визит потряс меня: мало кто отправляется в такую дальнюю поездку без предварительной подготовки! Обычно люди пишут или звонят заранее — мне или моим коллегам, узнают детали, какие-то подробности… Визит же Рината Сагитовича стал для нас неожиданностью. Конечно, приятной!
Вот какие заметки написал он сам:
«У моей карт-ани (бабушки) Фарихи Фейсхановой (Сибиряковой) в Великую Отечественную войну погибли два брата — Ибрагим и Хайрулла. Что я знал об этом? Первый пропал без вести в 1942 году, а второй — в жестоком бою в Югославии 11. 10. 1944, сдерживая натиск прорывающихся из Греции немецко-фашистских войск (к этому времени в Красной Армии, видимо, навели порядок учёта личного состава, и всё было зафиксировано). В тот день погибло 1266 советских бойцов и 1000 югославских… Хайруллу, сына Мухамеджана Сибирякова, разорвало прямым попаданием снаряда. Из документированных наградных листов видно, что он был мужественным человеком. Всё это стало мне известно благодаря поиску материалов о нашем роде моего троюродного брата Камиля Фейсханова, за что я ему очень признателен. Моя сестра Резеда как-то обмолвилась, что за Хайруллу некому даже прочитать молитву, так как он не успел жениться и завести детей (когда его призвали, ему было всего 23 года). Эти слова меня взволновали. Так было решено посетить место его гибели и захоронения. В этом начинании меня поддержал мой друг Роберт Нургалиев.

10. 10. 22
Вылетел из Казани прямым рейсом в Белград практически ­заполночь.

11. 10. 22
Прилетел в 3.20 утра. Впечатление хорошее, сербы напоминают мне русских, видимо, православие наложило общий отпечаток на поведение тех и других. Встретил меня Милан, друг Иоганна, и довёз до гостиницы, которую заказал Роберт. Поспал до 11.00, и вот, сижу, пью кофе рядом с гостиницей. Погода тёплая, но без активного солнца. Сегодня прилетел из Лондона Роберт, прошлись с ним по вечернему Белграду. Город мне очень понравился, он расположен, как и Нижний Новгород, на слиянии высоких берегов реки Сава с рекой Дунай. Чувствуется влияние множества культур, наложивших отпечаток на народ, страну и город. 

Ринат Ханбиков (справа) у братской могилы.

12. 10. 22
Проснулся рано со смешанными чувствами и с каким-то непонятным доселе мне волнением и смятением.
Как у Шаламова:
Но есть посты сторожевые
На службе собственной мечты,
Они следят сквозь вековые
Ущербы, боли и тщеты.
Когда в смятенье малодушном
Я к страшной зоне подойду,
Они прицелятся послушно,
Пока у них я на виду.
Выехали из Белграда в Заечар в 6 утра втроём — Милан, Роберт и я. Дорога хорошая, расстояние 243 км, доехали, не спеша, за три часа. Городское кладбище нашли сразу, спросили у местных, где находится братская могила.
Они поинтересовались, откуда мы. Узнав, что из России, по­дробно объяснили, где находится захоронение. Надо сказать, что в Сербии везде хорошо относятся к россиянам, мы нигде не встретили косых взглядов, и все всячески содействовали нам. При этом народ с достоинством и свободный.
И вот мы у братской могилы. Меня обуяли смешанные чувства. Ровно 78 лет назад погиб Хайрулла, и с ним 1266 советских воинов и 1000 борцов (так называют воинов здесь) Югославской Национально-освободительной армии. Через город Заечар проходил стратегический Московский тракт на Болгарию (она была тогда союзницей Германии), соединяющий с ней все Балканы. Как нам в дальнейшем рассказали местные жители, её контролировал элитный корпус СС, из‑за чего бои носили ожесточённый и упорный характер. Тогда не было ракетных комплексов, бои были контактные, жестокие и требовали большого мужества (об этом впоследствии рассказала и сотрудница Народного музея, который мы посетили).
Место захоронения аккуратно убрано и ухожено (по тому, как содержатся могилы, судят о народе). Погода разошлась, стало тепло и солнечно. 
Далеко от дома застигла их смерть, но мне почему-то стало спокойно и хорошо. Позвонил Мебину в Антяровку, попросил прочитать молитву за всех воинов, волнение успокоилось. В городе зашли в Народный музей, нам представили список всех похороненных советских воинов, положивших свои головы в далёком 1944 году. 

13. 10. 22
Сегодня мы с Робертом покидаем Белград. 
Утром по электронной почте из Народного музея Заечара прислали поимённый список (ФИО, дата рождения и день гибели) на семи страницах погибших советских вои­нов. Список завершается «…и ещё 102 неопознанных тела…».
Хайруллу внесли в этот список и записали о нём следующее: СИБИРЯКОВ ХАЙРУЛЛА МУХАМЕДЖАНОВИЧ, старший сержант, родился в 1918 году, погиб 11 октября 1944 года».

Мне захотелось узнать больше о Хайрулле Сибирякове. 
Он родился 7 октября 1918 года в деревне Уразовка в бывшей Горьковской, а ныне — Нижегородской области. Как рассказал сам Ринат Сагитович, эта деревня — мишарский анклав. После разорения Золотой Орды в XV веке они поступили на военную службу Великого московского княжества, чтобы защищать его от атак кочевников. Там очень уважали военное искусство, и Хайруллу воспитывали так же. Он не был членом Коммунистической партии. Его семья была прогрессивной, но после коллективизации лишилась всего имущества. Хайрулла уехал к своему брату Ибрагиму в Москву, откуда был призван в армию. Его мобилизовали в самом начале войны, в июле 1941 года, и назначили командиром отделения разведки батареи 418-го истребительно-противотанкового Артиллерийского полка 7-й отдельной истребительно-противотанковой Артиллерийской Никопольской Краснознамённой бригады РГК. В годы войны он сражался на нескольких фронтах: с 24 августа 1941-го — на Калининском, ­потом — на Северо‑Кавказском, а с 25 июля 1943 года на Южном. 
Был награждён орденом Красной Звезды, о чëм в документах сказано: «Отражая немецкие контр­атаки на правом берегу реки Днестр, в районе деревни Пугачен, показал исключительное геройство». Немцы удерживали укрепление моста на правом берегу реки, и с большими потерями, трижды в день атаковали. Под вечер 12 мая, сконцентрировав большую пехотную группу, с поддержкой танков и жëсткой артиллерийско‑миномëтно‑пуле-мëтной стрельбой пошли в атаку. Советская пехота начала отступать, им грозило окружение... Сибиряков, вооружëнный пулемëтом, с группой разведчиков побежал к отступавшей пехоте, остановил еë и с криком первый пошëл в контр­атаку, поведя за собой и пехоту. Немцы покинули поле битвы, бросив оружие и 35 солдатов. Старший сержант Сибиряков и его разведчики захватили в плен три лëгких пулемëта, шесть пулемëтов, много ружей и винтовок. За находчивость и геройство в бою, благодаря чему были сохранены пять пушек с экипажем и отбита атака немцев, Сибирякова и наградили орденом Красной Звезды. 
Полтора года спустя, четыре дня после того, как ему исполнилось 26 лет, он погиб в Восточной Сербии за свободу незнакомых ему людей в 3000 км от деревни, в которой родился. 

Спустя 78 лет после смерти Хайруллы, 12 октября 2022 года, Ринат Ханбиков в Заечаре на братской могиле организовал чтение молитвы. Аль-Фатиху читали онлайн. В молитвах говорится: «Веди нас прямым Путём, Путём тех, кого ты облагодетельствовал, не тех на кого пал твой гнев и не заблудших». Подытоживая свои мысли о визите в Сербию и посещении братской могилы, Ринат сказал: «Сейчас особенно важно молиться, чтобы покой пришёл и к ним, и к нам…» 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: