Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

Мир на полотне

Чудесные подарки художника

Год назад, 15 февраля, ушёл из жизни замечательный художник Зуфар ГИМАЕВ (1951–2022). Вспоминают его друзья…

Автопортрет. 1974

 

Год назад, 15 февраля, ушёл из жизни замечательный художник Зуфар ГИМАЕВ (1951–2022). Вспоминают его друзья…

 

Марина ГАЛИЦКАЯ, 
сценарист и кинопродюсер

Портрет
С портрета всё и началось. Зуфар Гимаев создал серию замечательных портретов татарских композиторов, писателей и артистов. Среди них — и портрет народного поэта Республики Татарстан Ильдара Юзеева (отца моего мужа Салавата Юзеева). Пока работали над эскизом, они подружились. Необыкновенно скромному немолодому поэту нелегко было часами позировать в мастерской, но чудесная деликатность художника, открытый и светлый характер располагали к душевной дружбе.
Таким вышел и портрет: светлым, душевным и очень живым.
После ухода Ильдара Юзеева Зуфар подарил картину его семье. Портрет стал настоящим утешением маме Салавата — Тафтеле апе, она даже с ним общалась как с живым человеком. Теперь картина висит у нас с Салаватом в доме, и мы чувствуем с ней родство.

40 метров 
Берлинской стены

Наша творческая группа фильма «Не уйдём» собиралась на съёмки в Берлин, и Зуфар познакомил нас с младшим братом художником Шамилем Гимаевым, который много лет живёт в Германии. 
Когда сломали Берлинскую стену, со всего мира в Берлин 
съехались художники и музыканты, чтобы на остатках стены выразить своё отношение к новому миру без стен и границ между людьми. Мы снимали Шамиля, который расписал почти 40 метров стены символами мира и единства всех людей доброй воли, а за его спиной была надпись на татарском: «Мин яратам сине, тормыш!» («Я люблю тебя, жизнь!»). Фильм, в котором документальное кино смешано с публицистикой и настоящими открытиями для татарской истории новых фактов, документов, исторических мест, содержит артефакты татарской культуры и живые свидетельства татар, живущих в разных странах мира. Произведение Шамиля Гимаева стало визуальной составляющей фильма, органично вписалось в художественный и смысловой контекст. (Фильм стал призёром и номинантом фестивалей в Казани, «Тэфи-регион» в Оренбурге и в Сочи, в Аль-Джазире в Катаре.)

Народный поэт Республики Татарстан Ильдар Юзеев. 2003

Музыкант-виртуоз Владимир Федотов
Зуфар Гимаев подружил, а точнее, влюбил нас в своего друга — блистательного Владимира Федотова и его баян. Его музыка стала отражением души главного героя Юсуфа в нашем фильме «Курбан‑роман»: страсть, тоска, отчаяние, меланхолия, надежда в звуках баяна в вариациях на тему знаменитого «Либертанго» итальянского композитора Астора Пьяццоллы. Сам Федотов, необыкновенный, ­изящный, странный, в роли уличного музыканта одухотворяет наш город поэзией и музыкой. (Фильм вошёл в лонг‑лист российской киноакадемии «Золотой орёл» в номинации «Лучший российский фильм-2014», получил награды международных кинофестивалей, был показан на федеральных телеканалах, представлял российское кино на фестивалях в Китае и в Венгрии.)

Гуля Гимаева и домашние дни рождения
Гузель Анваровна Гимаева — руководитель и дирижёр Камерного хора «Гармония», доцент университета, супруга Зуфара. Так и остаётся загадкой, когда Гуля всё успевает — и забота о близких, и уют, и вкусности, и хор, и студенты, дети Анвар и Айгуль.
У всех дни рождения приходятся на долгие зимние месяцы. Снежные морозные улицы Казани и тёп­лые домашние встречи за чашкой чая или рюмочкой коньяка в уюте и тесноте, когда дружески и близко сидели вокруг накрытого стола с простой вкусной домашней едой в прекрасные доковидные времена. А иногда незапланированные домашние посиделки на кухне после выставки, после концерта Камерного хора «Гармония», встречи на Казанском кинофестивале мусульманского кино. Встретились и уже не смогли расстаться — это настоящее счастье поделиться с друзьями радостями и горестями, ожиданиями и планами. Кто-нибудь из детей заходит, родственники и друзья собираются. Так и познакомились с детьми — музыкантами, с брать­ями Зуфара, с художниками. Такая ностальгическая атмосфера детства и дней рождений, когда друзья и соседи могли запросто собраться за столом или забежать по дороге и остаться в гостях, жаль, никогда не повторится. Зуфар не пропустил ни одного концерта Гулиного хора, а Гуля не пропустила ни одной выставки Зуфара. Зуфар, сам необыкновенно чуткий и музыкальный, жил, окружённый музыкой и музыкантами, в полной гармонии.

«Если хочешь жить, стань абсолютно свободным»
Самая трудная часть этих заметок — болезнь Зуфара. Мы очень переживали, переходя от тревоги к надежде. Радовались новым работам, новым выставкам, новым творческим удачам и достижениям. Сам Зуфар как-то рассказал Салавату о том, что противостоять болезни можно только изменив самого себя, став полностью независимым от чужих мнений, от всего наносного, тёмного. Буквально впустив в себя свет и изгнав тьму. Вот такое завещание оставил нам добрый друг и прекрасный художник Зуфар Гимаев…

 

 

 

На фоне вечности

Светлана КОЛИНА, искусствовед

Зуфар Гимаев — уникальная личность, гармонично воплотившая в себе редкостные ныне качества: совесть, неподдельную скромность и ответственность за всё, что он делал. А сделал он столько, что просто диву даёшься — как успел?! Одной только галереи портретов великих деятелей культуры достаточно, чтобы обес­смертить имя художника, создавшего такую галерею! А ещё десятки живых портретов разных людей, в которых влюбляешься вслед за автором, и неважно, кто перед тобой — деревенские мальчишки, юные девушки, удалые джигиты, мудрые бабушки или дедушки.
Некоторые Великие из его галереи мне были знакомы. Подругу моей бабушки Сару Садыкову помню с детства — именно такой смешливой, озорной выдумщицей она и была. Баки Урманче, Гайша Рахматуллина, София Губайдулина — абсолютно точно запечатлены Зуфаром. А обожаемый мною профессор Володя Муравьёв словно продолжает наш весёлый диалог о юности, почему-то так быстро пролетевшей.
И вот удивительно! Независимо от того, смотрит ли герой с портрета в твою душу или отводит взгляд, он открывает и свою душу, и своё сердце навстречу тебе, позволяя состояться значимому разговору о жизни, о человеческом достоинстве и предназначении на родной земле, о любви, о чести без самолюбования.
Так точно, без прикрас, Зуфар умел одухотворять не только изображённых им людей, но и родную природу, особенно сельскую, и натюрморты, очень поэтичные.
Достойный участник всероссийских и всесоюзных выставок, народный художник Татарстана, заслуженный деятель искусств России, лауреат государственных премий им. Баки Урманче и им. Габдуллы Тукая, он оставался верным товарищем, не выпячиваясь, не возбуждая зависти, потому что столько работать и так самозабвенно, как он, другим не удавалось, и так защищать справедливость по отношению к ветеранам Союза художников или к молодым талантам — мало кто осмеливался. Конечно, его избрали членом правления Союза художников, а после перестройки и развала Советского Союза, когда по всей стране фактически упразднялись творческие Союзы, которые, по сути, никогда не были кормушками для бездарей и бездельников, и когда обнаглевшие «прихватизаторы» решили отобрать общественную собственность художников на их здания, выставочный зал и мастерские, построенные ими в советское время, возглавить Союз художников Татарстана не нашлось никого, кроме Зуфара Гимаева. И пришлось ему тратить уйму драгоценного времени и нервов на нескончаемые суды с «прихватизаторами».
Наверное, это отчасти укорачивало его жизнь... При том, что он был спортсмен: гимнаст, акробат. В 1969-м его акробатическая группа стала чемпионом России среди юношей. Потом увлёкся пантомимой, что помогало ему точно чувствовать психологию жеста, позы и мимики для создания незабываемых портретных образов. 
В Ленинграде ему посчастливилось встретиться со своим кумиром Марселем Марсо и сделать карандашный набросок его головы.
Однако если вспомнить «Автопортрет» 1979 года, где всё неслучайно: Пьеро в углу подоконника, преодолевающий свои слёзы, полушубок — защита от морозных разочарований, некоторая неуверенность в своих 28-летних силах, хотя к этому времени он уже с отличием окончил Казанское художественное училище, Ленинградскую академию художеств и три года работал в творческой мастерской Академии художеств СССР под руководством Хариса Якупова. Он вообще постоянно с благодарностью учился не только у своих учителей и современников, но и у старинных мастеров России и мира. А с «Автопортрета» 2001 года на зрителя смотрит уже Несгибаемый Стоик, хоть и ничем не защищённый…

Сара Садыкова. 2006. ГМИИ РТ

 

Галерея

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев