Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

Новости

Прощание с Аэлитой

Светлана Андреевна Шнегас (1929–2023) родилась в Казани. Член Союза журналистов СССР и Международной ассоциации художников-графиков.

Работала в казанских, московских и новочеркасских издательствах, оформляла печатные издания, делала книжные иллюстрации, писала очерки. Создала и издала несколько книг. Давний автор журнала «Казань». На его страницах в 1996 году был опубликован её очерк о деде Владимире Владимировиче Шнегасе, потомственном дворянине, крупнейшем специалисте по производству порохов, первом советском директоре Казанского порохового завода, где в 1941 году создали заряды для грозных «катюш», техническом директоре двух других пороховых заводов, трижды арестованному, репрессированному, но не сломленному и не потерявшему любви к своей стране.

В 1967 году вместе с Аркадием Стругацким организовала в газете «Комсомолец Татарии» «Клуб фантастов». Очень дорожила своей графической работой «Аэлита» (одноимённое произведение Алексея Толстого), которую Стругацкий просил ему подарить, но она отказалась, а потом жалела.

Cвeтлана Андреевна потoмок казачьих poдов, отличившихся в войне с Наполеоном и в службе России позднее: Беляевcких и Pытченковых. В 2008 году издала книгу «Судьбина казачья...» о казачьей эмиграции 1917 года.

 

Отрывок из последней книги С. А. Шнегас «Взгляд Аэлиты»:

 

Наша жизнь в середине 30-х вспоминается мне, как светлое и даже радостное время. Не потому, что это было детство, нет! Дети обычно чутки к настроению взрослых, а я именно о взрослых и вспоминаю. Жили радостно. Правда, были уже «звоночки» даже в семье  в 30-м арестовали дедушку, директора Казанского порохового завода. Папа писал тогда письма Сталину и Ворошилову, утверждая, что произошла ошибка, но поскольку дедушку довольно скоро освободили и направили («сослали»!) на тамбовский завод, где он через два года опять стал директором, то в нашей семье продолжали думать, что, да, была ошибка, которую скоро исправили! В то время в массах ещё не исчезли революционные настроения, ещё держалась вера в коммунизм, а пропаганда была очень сильной и великолепно поставленной! Где-то плохо? «Перегибы на местах, вредительство, ошибки! А мы строим светлое будущее для всех трудящихся на земле! Ведь у нас не было не только компьютеров и телевизоров, не было даже приёмников! Bсe сведения о происходящем мы получали только из советских газет и журналов, да ещё из хрипящих тарелок-репродукторов. До сих пор сохранились у меня несколько журналов той поры радостные и счастливые лица, фотографии новостроек, рапорты о новых достижениях, индустриализация страны заканчивается, а впереди счастливая жизнь! А у них там негров линчуют и рабочих эксплуатируют!

Да и как было не поверить, когда, действительно, в то время голод закончился, лозунги военного коммунизма как-то сами собой сошли на нет и нормальная семья и домашний уют уже не считались «мещанством» и «пережитком прошлого». Безработицы не было, индустриализация страны шла вовсю, строили много, строили даже типовые детские сады, школы и поликлиники. Неграмотные и бедные массы получили бесплатную медицину, бесплатное образование, бесплатные лагеря для детей. Каждый день приносил какое-нибудь радостное сообщение то метро начали строить, то Днепрогэс пущен в эксплуатацию, то Беломорско-Балтийский канал открыт, то Чкалов совершил впервые в мире беспосадочный перелёт через Северный полюс в Америку! И это сплачивало людей даже больше всякой пропаганды.

"Аэлита". Графическая работа Светланы Шнегас.

 

Я очень хорошо помню, как в нашем коридоре, объединявшем три квартиры, утро начиналось с того, что соседи, переспрашивая друг друга, делились новостями о том, «Как там на льдине? Держатся ещё челюскинцы, удалось ли приземлиться? Сколько человек вывезли?» А мы, ещё совсем малыши я, Эдик и Юра, ждали с нетерпением ежедневную газету с сообщениями о войне республиканцев в Испании, читали, прыгали, скакали и кричали: «Ура! Наши победили!» А потом испанских детей, спасённых от бомбёжек, встречала вся страна... И кругом звучала песня Дунаевского и Лебедева-Кумача «Широка страна моя родная!», а в кинотеатрах шли «Весёлые ребята», «Цирк» и пел Утёсов... Да, много хорошего было в то время и родиной гордились (не отделяя её ещё от государства), и армию свою любили (за честь считая в ней служить), и милиции доверяли («моя милиция меня бережёт»», Маяковский). И верили газетам. Верила тогда даже довольно значительная часть писателей, художников и другой интеллигенции. Уж очень хотелось верить! (Катаев, «Время, вперёд!», театр Мейерхольда и т. д.). Горожане тогда почти ничего не знали о том, что происходило в деревне. Это было время настоящего трудового подъёма масс и начала судорожной гонки тяжёлой промышленности, нашего состязания с Западом.

А ложь, на которой строилась пропаганда, тогда ещё не замечали, вернее, ничего про неё не знали. Насколько были засекречены некоторые истинные факты, мы узнаем только сейчас. Например, материалы о строительстве заключёнными Беломоро-Балтийского канала до пор не открыты целиком, хотя куда уж больше того, что теперь нам известно! Созданию облика идеального государства немало способствовали и визиты в СССР известных писателей сочувствующих, или просто любопытствующих. К нам приезжали, например, Герберт Уэллс, Бернард Шоу, Фейхтвангер, Ромен Роллан и многие другие. После встреч со Сталиным, возвращаясь, они помещали восторженные отзывы, и это тоже работало на нашу пропаганду!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев