Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

Новости

За сохранение классического музыкального наследия Татарстана бьются представители татарской интеллигенции

За сохранение классического музыкального наследия Татарстана бьются представители татарской интеллигенции. Если для камерной музыки в республике есть небольшие студии звукозаписи, то симфонический оркестр или хор разместить негде.

Если для камерной музыки в республике есть небольшие студии звукозаписи, то симфонический оркестр или хор разместить негде

Фото © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

За сохранение классического музыкального наследия Татарстана бьются представители татарской интеллигенции. Если для камерной музыки в республике есть небольшие студии звукозаписи, то симфонический оркестр или хор разместить негде. Почему республика лишилась единственной крупной студии и где воссоздадут новую, выяснил «Татар-информ».

«То, что записано в республике, антологиями татарской музыки назвать нельзя»

«Когда я обратилась к голосовому помощнику со словами „Поставь музыку Жиганова”, он предложил мне прослушать треки Джигана. Выяснилось, что ни на одной музыкальной платформе нет в хорошем качестве записей из нашего национального классического хорового наследия», – рассказала корреспонденту «Татар-информа» худрук Государственного камерного хора РТ Миляуша Таминдарова.

Попытки поправить положение уже были предприняты. Но все они были скорее точечными ударами по воробьям. В 2012 году Государственный симфонический оркестр РТ под руководством худрука Александра Сладковского записал антологию симфонической музыки, представляющую собой три диска. Туда вошли сочинения Жиганова, Сайдашева, Ахметова, Монасыпова, Яруллина, Калимуллина и других.

В прошлом году хоровое наследие также попытался сохранить для последующего поколения Государственный камерный хор под руководством Миляуши Таминдаровой. В антологию татарской хоровой музыки вошли 18 сочинений композиторов XX века. На этом – всё.

В прошлом году хоровое наследие попытался сохранить для последующего поколения Государственный камерный хор под руководством Миляуши Таминдаровой

Фото: © Владимир Васильев / «Татар-информ»

«Конечно, хоть это и антологии, в полном смысле слова таковыми их назвать нельзя. Скорее, это выборочное собрание сочинений. Антология подразумевает запись всего, что было когда-либо создано. Ни хоровая, ни тем более симфоническая музыка в несколько дисков не уместится», – поделился мнением и.о. ректора Казанской консерватории Вадим Дулат-Алеев.

Дулат-Алеев подчеркивает, что если идти по пути антологии, то подразумевается запись сочинений по хронологии: 30-е, 40-е, 50-е… «В перспективе придется делать это пошагово. Если делать по именам, у некоторых композиторов не наберется даже на один диск. Поэтому мне видится, что такая запись должна производиться по эпохам. Это грандиозный проект. Сделать это одному коллективу просто не под силу. Перед записью придется провести научные изыскания для того, чтобы составить список произведений», – отметил Дулат-Алеев.

Значение записи татарской антологии музыки Таминдарова определяет так: «Отовсюду мы слышим “Без булдырабыз!”. Но что это значит? В мировом поле татары хотят заявить о себе как о равных среди равных. То же касается и искусства. Мне лично всегда хочется сказать, что для меня одинаково ценны творчество Яхина и Рахманинова. К счастью, в искусстве невозможно соревнование, а наследие каждого композитора составляет всю палитру нашей интернациональной культуры. И в этой плеяде важно каждое имя и значим каждый вклад».

«За свои поступки нужно отвечать»

К счастью (или к несчастью), татарское музыкальное наследие насчитывает огромное количество произведений. По мнению Дулат-Алеева, на запись антологии уйдут годы.

Татарское музыкальное наследие насчитывает огромное количество произведений. По мнению Вадима Дулат-Алеева, на запись антологии уйдут годы

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Другой вопрос, где взяться за эту работу. Сама Таминдарова отмечает – найти звукозаписывающую студию было непросто. Все грантовые средства «Татнефти», выигранные оркестром для записи антологии, ушли только на тестирование существующих в Казани студий.

«Я могу ответственно заявить, что в Казани мы обошли их все и отыскали отвечающую нашим потребностям студию лишь в Салмачах! Она сделана самим звукорежиссером, у которого прекрасные уши», – поделилась дирижер.

И хотя хор и смог разместиться в этой студии, посадить в него целый симфонический оркестр не представляется возможным. Правда, в Татарстане на базе АО «ТРК «Новый Век» существовала полноценная звукозаписывающая студия, которая располагалась на улице Горького, 15. Однако здание в 2018 году было отдано под редакцию телеканала «Шаян ТВ»...

«Студию просто разрушили, ни у кого не спросив! Ну разве можно так делать? За свои поступки нужно отвечать. При чьем попустительстве это произошло? Те, кто лишил республику звукозаписывающей студии, и должны ее воссоздавать за свой счет», – категорично заявил композитор, председатель правления Союзов композиторов России и Татарстана Рашид Калимуллин.

Рашид Калимуллин: «Те, кто лишил республику звукозаписывающей студии, и должны ее воссоздавать за свой счет»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

По оценке пианиста и композитора Эльмира Низамова, студия, которой больше нет, создавалась для записи именно больших коллективов. Огромное пространство с высокими потолками соответствовало всем стандартам профессиональной звукозаписывающей студии.

«Я не помню, чтобы кто-то переживал по поводу того, что республика лишается единственной звукозаписывающей студии, способной вместить в себе симфонический оркестр. Никто об этом не подумал, всех все устраивало. Мне кажется, первым открыто о проблеме отсутствия у нас студии звукозаписи заговорил я», – поделился Низамов.

Большая студия звукозаписи одна на всю Россию

Речь об этом зашла на встрече главы республики Рустама Минниханова с представителями татарской творческой интеллигенции в апреле 2021 года. Именно там Низамов посетовал, мол, когда его просят прислать послушать его новые сочинения, приходится отправлять запись, сделанную... на телефоне.

В России всего одна музыкальная студия способна на профессиональном уровне записать целый оркестр, – музыкальная студия «Мосфильм». «Записываться там можно, но цены заоблачные…» – отметила худрук оркестра Центра современной музыки Анна Гулишамбарова.

Коллективы выкручиваются кто как может. К примеру, оркестр Центра современной музыки свои записи осуществляет в зале Московской консерватории. «Дело в том, что там одна из лучших акустик в мире, там же располагается профессиональная аппаратура. Другой вопрос, что сессии для записи предоставляются чаще только ночью, так как в зале идут концерты», – заметила она.

Госоркестр РТ записывает цифровые бокс-сеты в Большом концертном зале имени Сайдашева летом, когда загруженность зала концертами небольшая

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

Госоркестр РТ идет по другому пути. Совместно со звукозаписывающей компанией «Мелодия» ими было реализовано несколько глобальных музыкальных проектов: запись трех симфоний Густава Малера, а также запись всех симфоний и инструментальных концертов Дмитрия Шостаковича, Петра Чайковского, Сергея Рахманинова. Цифровые бокс-сеты они записывают в Большом концертном зале имени Сайдашева летом, когда загруженность зала концертами небольшая.

Правда, здесь все не так радужно, как казалось бы: даже если на улице ртутный столбик достигает отметки 35 градусов, при записи в зале выключаются все кондиционеры, чтобы производимый ими шум не помешал записи.

Театр Камала, «Казань Экспо» или склад консерватории?

Решить вопрос со звукозаписывающей студией Минниханов поручил министру культуры РТ Ираде Аюповой и руководителю «Татмедиа» Айдару Салимгараеву.

«Звукозаписывающие студии в республике в принципе созданы во многих домах культуры, в том числе и в нашей Нацбиблиотеке РТ. Но нет звукозаписывающей студии, которая уместила бы именно симфонический оркестр и хор. Это порядка 200 человек», – подчеркнула первый заместитель министра культуры РТ Юлия Адгамова.

Юлия Адгамова: «Нет звукозаписывающей студии, которая уместила бы именно симфонический оркестр и хор. Это порядка 200 человек»

Фото: © Рамиль Гали / «Татар-информ»

Она подчеркнула, что сейчас рассматриваются разные варианты, в том числе постройка самостоятельного здания.

«Важно не только наличие большого пространства, но и акустика помещения. Специалистов, которые занимаются созданием профессиональных записывающих студий, в мире единицы. К примеру, тот же “Мосфильм” отстраивал зарубежный специалист», – отметил Низамов.

Международный выставочный центр «Казань Экспо» выразил готовность рассмотреть возможность размещения звукозаписывающей студии на базе одного из павильонов выставочного комплекса. В пресс-службе Минкультуры подчеркнули, что в связи с этим обсуждается техническое задание на организацию студии с требованиями к процессу звукозаписи и списком необходимого звукового оборудования.

«Мне кажется, гораздо удобнее, если бы студия расположилась рядом с ведущими культурными учреждениями. Сложно представить, как при работе на потоке огромные коллективы будут постоянно добираться до “Экспо”», – сказал Эльмир Низамов.

Еще один из вариантов – предусмотреть студию в новом здании театра Камала, постройку которого планируется завершить к 2025 году. «В сравнении с “Экспо” театр Камала располагается куда более привлекательно. Но здесь другой момент – при записи должна быть идеальная тишина. Изолировать студию было бы лучше, чтобы те, кто записывается, не приостанавливали работу учреждения», – заметил он.

Эльмир Низамов: «При записи должна быть идеальная тишина. Изолировать студию было бы лучше, чтобы те, кто записывается, не приостанавливали работу учреждения»

Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

Низамов предположил, что таким зданием могло бы стать сооружение во дворе Казанской государственной консерватории, которое сегодня используется под склад. «Это здание нуждается в полной реконструкции, но даже при ее проведении места в этом здании не так много. Целесообразно ли потратить столько сил и средств, чтобы получить неудовлетворительный вариант?» – считает он.

По словам Юлии Адгамовой, решения работы этой студии будут вынесены в конце августа этого года: «Если удастся ее создать, она станет точкой притяжения и для соседних республик, так как подобных студий нет по всему Поволжью».

Москва поделится опытом с Казанью

Речи о том, кто будет работать в новой студии, пока нет. Однако, по словам Анны Гулишамбаровой, кадров столичного уровня в Татарстане, увы. нет.

«Звукорежиссеров у нас много, но запись больших оркестров – дело не из простых. Нужно понимать, что звукорежиссер должен обладать хорошими “ушами”, уметь работать с партитурой, разбираться в академической музыке, знать природу каждого инструмента лучше самих музыкантов. Все это приходит только с опытом», – уверена она.

«Звукорежиссер должен обладать хорошими “ушами”, уметь работать с партитурой, разбираться в академической музыке, знать природу каждого инструмента лучше самих музыкантов»

Фото: © Михаил Захаров / «Татар-информ»

По мнению Эльмира Низамова, обучиться этому тонкому искусству можно в Москве. «Я лично знаком с одним из ведущих звукорежиссеров “Мосфильма”. Он преподает звукорежиссуру и готов принять наши кадры на двух-, трехмесячную стажировку», – отметил он.

По мнению Юлии Адгамовой, Казань готова привлечь специалистов из Москвы, чтобы те обучали местных режиссеров на местах.

Уже сегодня утверждена рабочая группа по вопросам организации на регулярной основе записи классических и современных произведений татарских композиторов, а также по созданию специальной звукозаписывающей студии. В ее состав вошли представители Министерства культуры Республики Татарстан, Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа», Союза композиторов Республики Татарстан, Казанской государственной консерватории им. Н. Г. Жиганова, Государственного Большого концертного зала им. С. Сайдашева, дирижеры, художественные руководители оркестров и хоров.

Источник: https://www.tatar-inform.ru

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев