-12°C
USD 69,33 ₽
Архив новостей

Жизнь после «Бури»

«Страна Айгуль» («Айгөл иле») — так назывался спектакль по пьесе Мустая Карима, который в начале 1970-х годов привёз на гастроли в Казань Башкирский драмтеатр. Родители Айгуль Алмасовны (а они были театралы и не пропускали ни одну премьеру) при­шли на романтическую драму. Сюжет и игра актёров их так поразили, что, вернувшись домой, решили: если родится дочь, назвать её именем главной героини. 

Вот так театр вошёл в жизнь Айгуль Горнышевой ещё до рождения, став для неё неспокойной «страной» со своими жителями, радостями и горестями, где она теперь играет свою роль — Директора.
До пяти лет Айгуль проживала на улице Тихомирнова в деревянном доме за кинотеатром «Победа» (сейчас Татарский ТЮЗ имени Кариева). Мама была педагогом в Театре кукол «Экият» и часто брала с собой дочку на работу — в бывшую церковь, где тогда размещался театр. Сказочный мир завораживал, в руках артистов куклы оживали!
Свидетелем на свадьбе родителей был Шамиль Зиннурович Закиров — ещё со студенчества их лучший друг, ставший близким человеком семьи. Позже он, как директор, возглавит Академический театр имени Галиаскара Камала. О нём говорили: «И в радости, и в горе он всегда был вместе с труппой. Каждый день — на работе. Он жил театром и получал от этого удовольствие». Сегодня таких грамотных, как он, менеджеров в национальном искусстве по пальцам можно пересчитать. 
Айгуль Горнышева вспоминает: 
— Мой папа, Алмас Имаев, был педагогом по классу баяна. Его часто приглашали в качестве концертмейстера на выступления Рафаэля Ильясова, Тагира Якупова, Ильгама Шакирова, которые были частыми гостями в нашем доме. Потом мы переехали на улицу Гоголя, у нас дома бывала Сара Садыкова, а после спектакля приходили режиссёры и артисты Камаловского театра. Это были яркие и запоминающиеся встречи!

Тень Шварца
В углу её маленького кабинета в ТЮЗе кричат и пищат странные голоса. На спинку чёрного директорского кресла наброшена футболка с надписью: «Театр должен работать всегда». Директор собирается в Саратов на семинар по работе со зрителем, который проводит Российский Академический Молодёжный Театр. На интервью у нас есть полчаса.
— Футболку мне подарили на Вахтанговском фестивале театральных менеджеров, — пояснила Айгуль Алмасовна. — И мы этот девиз поддерживаем. Это не столько призыв, сколько констатация факта.
Тайна мистических голосов раскрылась, когда директор отогнула штору, прикрывающую динамик: — Слышно, как репетируют новый спектакль «Шварц, человек, тень». У нас ведь премьера на носу! А вы знали, что знаменитый сказочник Евгений Шварц родился в Казани?..

«Буря» в ТЮЗе
«Золотой век» Казанского ТЮЗа пришёлся на 90-е годы, ко­гда спектакли ставил легендарный Борис Цейтлин. То были незабываемые спектакли! Казанцы до сих пор помнят его «Дракон» по Шварцу, разбудивший город, а шекспировская «Буря» принесла театру в 1996 году «Золотую Маску» в номинации «Лучший спектакль года». Такая награда сравнима с восхождением на Олимп, где вершина усыпана лавром!
Когда Бориса Ильича спрашивали, в чём секрет успеха «Бури», он скромно отвечал: «Я не скажу, что это гениальный спектакль. Просто его постановка пришлась на тот период, когда страна хотела перемен, и в нашем театре были готовы к этому. У нас получился революционный, очень смелый и дерзкий спектакль».
— Подумайте только, — восклицает Айгуль Алмасовна, — единственный театр в Татарстане, получивший «Маску» в такой престижной номинации, это — наш ТЮЗ! Одно из первых мероприятий, которое я, придя в этот театр, провела, был вечер «Буря. 20 лет спустя», посвящённый знаменитому спектаклю и его создателю. Меня поражали смелость идеи и гениальность воплощения. Я чувствовала, что настал момент, когда труппе надо было вспомнить о славных временах театра, а молодым актёрам — понять, какие великие люди работали и работают здесь по сей день. Это же какие были у ТЮЗа в 90-е годы потенциал и творческие устремления!
Но важно не успокаиваться. «Буря» Цейтлина — это славная история театра, а нам надо двигаться дальше. Театр — живой организм, и диаграмма его жизни — волнообразная линия взлётов и падений. Были тёмные и трагические страницы, которые мы с большим трудом перелистнули. Финансирования на ремонт после пожара и на постановку спектаклей — нет, труппа разбегается. Надо было возрождать театр из пепла, но сначала поднять поникший дух актёров, вдохновить их на новые свершения!

Театральный вирус
Пожар 1995 года (подробнее — в № 8, 2022. — Ред.) расчистил площадку для новых людей и новых идей. С той огненно-чёрной ночи минуло уж четверть века, но ещё на ремонте полностью выгоревший роскошный дубовый зал бывшего Купеческого собрания с хрустальными люстрами. Главное, что есть сцена и люди, которые больны театром. 

«Золотая Маска»
— Зарплата их не держит. Ни в одном театре деньги не могут быть главным мотиватором для персонала. Это особенные люди, подхватившие театральный вирус, — считает директор. — Для них Искусство — не пустой звук. Всех, кого мы видим в фойе: администратор, билетёрша, гардеробщица, буфетчица… — это персонал, который готовит зрителя ко встрече с прекрасным. Прелюдия к спектаклю начинается именно с них. Очень важно, чтобы они обладали терпением, выдержкой и тактом. Чтобы находили нужные слова и чувствовали себя соучастником большого дела. Всего этого, конечно, в должностных инструкциях не пропишешь. Там, где дело касается души, канцелярские циркуляры бессильны. 
Спектакль можно сравнить с лебедем, скользящим по зеркальной глади озера. Лапки, которыми он гребёт, нам не видимы. Да мы их и не должны видеть. Это — кухня театра, где трудятся бойцы невидимого фронта: композитор, хореограф, художники, костюмеры, декораторы, осветители…

Сошлись две стихии
Театр — это большая семья, где в роли родителей выступают директор и главреж. Между ними возникает непростой творческий союз со своими спорами и компромиссами. Когда в семье между мужем и женой есть согласие, то и дети радуются. Так же и в театре, только вместо детей здесь артисты — очень чувствительный и ранимый народ. 
— Директор и режиссёр — как две стихии «лёд и пламя». Инь и Янь. Главреж постоянно стремится к свободе творчества, а директор вынужден его приземлять: поторапливать, напоминая об ограниченном финансировании, о сроках сдачи спектакля. Ну, как всегда не хватает всего одного дня! 
Директор выстраивает взаимоотношения театра с властью (мы же государственное учреждение!), партнёрами и, главное, со зрителем. Тут и дипломатия нужна, и интуиция, и… Да много чего!
Представьте себе творчество в виде яркого пламени. Со стороны посмотреть — горит красиво и даже поэтично, бросая загадочные тени на лица и стены. И никто не задумывается, а что нужно, чтобы горел этот неугасимый огонь в лампе и согревал сердца людей? Нужен прозаический керосин!

Приходит новый режиссёр
Уходит главный режиссёр, и вместе с ним меняется афиша. Новый приходит со своими постановками. Уходит артист, и спектакль, который на нём держался, исчезает из репертуара. 
— У нас незаменимые есть! — утверждает директор. — Не всегда бывает возможность найти равноценную замену по типажу ключевому артисту, на которого ходила публика. Прежний главный режиссёр Туфан Имамутдинов, работая над спектаклем, погружал артистов в творческий процесс. Это так называемый этюдный метод, когда в сотворчестве с режиссёром рождается спектакль. Вводим другого артиста, а это уже другая краска, другая тональность. Всё очень тонко. 
С 2020 года в ТЮЗе новый худрук — Радион Букаев. Он — уроженец Казани, и важно, что в его лице происходит «возвращение кадров». В его творческой биографии — работа в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Омска, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Краснодара, Кемерово, Красноярска, Уфы, Томска, Магадана, Ельца, Абакана, Майкопа, Таганрога, Нижнего Тагила… Его постановки на сцене Казанского ТЮЗа — «Папамамалогия», «Юбилей ювелира», «Счастливая Шарлотта»… — не остались незамеченными. Он первым вышел за пределы театра и показал спектакль «Ночной трамвай» и прогулку «Пешеходы». И это только начало!
— Театру нужен заботливый главреж со своей миссией, — объясняет Айгуль Алмасовна. — Миссия Радиона Тимуровича — создавать семейный театр, который будет побуждать к диалогу между детьми и родителями, поднимать серьёзные темы, которые легче обсудить и объяснить друг другу после спектакля. Радион Тимурович думает о всей труппе, стараясь занять каждого. 
Конечно, Туфан Имамутдинов многое дал нашему театру. Это очень интересный режиссёр со своим взглядом. Труппе работать с ним нравилось. Его работы были высоко оценены театральным сообществом и участвовали на престижных фестивалях. Спектакль «Из глубины…» о раннем творчестве Ван Гога был номинирован на «Золотую Маску». Мы начали активно ездить на фестивали — за 4 года показались на 10 фестивалях! Нам было что показать людям, чем удивить! Но Туфану Рифовичу была особенно интересна национальная тема, и он ушёл ставить свои спектакли на другие площадки города. Это не значит, что мы отворачиваемся от татарского. Конечно, нет. Нашим зрителям скоро будет представлен красочный и колоритный мюзикл «Книга силы» по мотивам сказок Тукая. Ставит его приглашённый режиссёр Диана Сафарова.
С Радионом Тимуровичем мы продолжаем удивлять — обращаемся к творчеству ровесников театра и уроженцев Казани. Мы провели цикл лекций о творчестве Андрея Тарковского, выпустили спектакль по детским произведениям Василия Аксёнова (первые в России!), провели лабораторию по произведениям Евгения Шварца с участием талантливых российских режиссёров — номинантов «Золотой Маски» Петра Шерешевского, Артёма Устинова, Дмитрия Егорова. Уникальный случай — все спектакли лаборатории вошли в репертуар театра. А ещё, по нашему ходатайству в Казани появилась улица Шварца!
Конечно, мы бы не смогли приглашать таких режиссёров делать качественные спектакли без финансирования. И мы благодарны Федеральному партийному проекту «Культура малой Родины», Министерству культуры Республики Татарстан, которое всегда поддерживает наши идеи и помогает в их реализации.

Театр и поколение NEXT
ТЮЗ — это не только спектакли, это ещё и многопрофильная работа с детьми. Театр становится центром творчества для школьников и для проблемных подростков, поистине молодёжным театром — таким, каким его и задумывал Борис Цейтлин. 
— Мы детскими школьными театрами занялись задолго до того, как была принята соответствующая Госпрограмма по возрождению театров при средних образовательных учреждениях. В 2018 году ТЮЗ при поддержке Министерства культуры РТ провёл Первый респуб­ликанский фестиваль детских театральных коллективов. Ими занимаются энтузиасты, не имеющие специального режиссёрского образования. И мы поняли, что их уровень надо повышать. Специально для них провели онлайн образовательный форум. А ещё через год фестиваль вырос до Всероссийского и даже Международного уровня! Мы одними из первых открыли театральные инклюзивную и подростковую студии и стали ставить интерактивные бэби-спектакли для самых маленьких. 
Вокруг ТЮЗа постепенно возникла среда, которая подпитывается театром. Несмотря на критику, я понимала, что все эти формы работы не лишние — они развивают театр. 
ТЮЗ должен стать для зрителей театром всей жизни: от малых лет до… Происходит сменяемость поколений зрителей, когда мамы и папы приводят к нам своих детей, а бабушки — внуков. Мы ведём их по жизни. В нашем репертуаре — спектакли по произведениям школьной программы (хотя я убеждена, что театр не должен заменять книги!) и на острые актуальные темы, которые волнуют подрастающее поколение. Был у нас педагог Даша Хуртина, она вместе с подростковой студией «Театралка» поставила на малой сцене два спектакля («На свет» и «Дети над пропастью») об одиночестве и потере коммуникации между родителями и детьми, между сверстниками. В постановках Даши художественно переданы боль и проблемы, с которыми сталкиваются подростки. На эти спектакли пришли родители и много нового узнали о своих детях. В стенах нашего театра они сделали шаг навстречу. 
Также у нас появилась инклюзивная творческая лаборатория «Создавая театр». В ней занимаются 25 детей, из них четырнадцать имеют инвалидность по слуху и зрению, ДЦП, аутизм, синдром Дауна. Есть в нашей лаборатории и приёмные дети, и те, кто находится под опекой, дети из многодетных, малообес­печенных семей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Благодаря лаборатории мы поняли, что инклюзия — это стремление к преодолению барьеров, расширение границ познания мира и утверждения идеи разнообразия как истинного богатства! Лаборатория выпустила два спектакля: «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» и «Синяя птица». Последний спектакль целый год был в репертуаре театра и шёл при полном аншлаге.
В прошлом году вместе с психологами из центра «Доверие» мы запустили цикл обсуждений спектаклей на социальные темы. В них принимают участие психологи центра, режиссёры, артисты и зрители. Они задают вопросы о взаимоотношениях в семье, о профилактике зависимостей, о проживании психологической травмы и многие другие. Очень важно — налаживать диалог зрителей с театром. На что-то мы открываем им глаза, что-то они нам подсказывают. Вот такая насыщенная жизнь у нашего ТЮЗа! 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: