+27°C
USD 73,19 ₽
  • 20 мая 2021 - 13:30
    Сотня 2015
    100ня или 100ка или 100км за сутки пешком. Это ежегодное мероприятие, организуемое Казанскими туристами, преимущественно по Марийской тайге, на ноябрьские праздники. Ролик о жизни в базовом лагере после похода.
    1385
    0
    2
  • 20 мая 2021 - 13:21
    Харизма Владимира Муравьева
    Авторы фильма Николай Морозов, Роберт Хисамов. Генеральный продюсер - Светлана Бухараева. По жанру получился фильм-портрет, где герой, лично знакомый многим не только казанцам, но и людям из разных уголков России, вдруг открывается с самых неожиданных сторон, становясь их душевным, мудрым и веселым собеседником.
    1884
    0
    1
Реклама
Архив новостей

А в главной роли — жизнь

В Декаду инвалидов режиссёр Наталья Топал представляет казанцам свой новый фильм.

Картина «Будьте же счастливы» — одна из первых её работ в кинодокументалистике. Проба отнюдь не робкая, а уже обкатанная перед публикой трёх кинофестивалей. На Международном православном Сретенском кинофестивале «Встреча» в Обнинске лента была отмечена почётной грамотой от митрополита Калужского и Боровского Климента и министра культуры и туризма Калужской области Павла Суслова.

Жюри кинофорума «КрымДок» наградило фильм специальным дипломом. Картина участвовала в конкурсной программе Международного благотворительного кинофестиваля

«Лучезарный Ангел» в Москве, где получила много положительных отзывов профессионалов и зрителей.

Кадр из фильма «Будьте же счастливы»

Автора!

Свою коллегу Наталью Топал я знаю со времён её работы корреспондентом и редактором информационного агентства «Татар-информ». Она всегда привлекала внимание нетривиальностью вопросов, раскованностью, остроумием и той самой степенью свободы, свойственной не столько мастерству, сколько горящей внутри искре таланта. Талант — он, как известно, — во всём. Плюс — в случае Натальи — принадлежность к поколению, которое по молодости выбросило перестроечной волной на перекрёсток свободы и неопределённости. Окончив актёрское отделение Казанского театрального училища, она успела освоить профессию редактора и ведущей на радио, сполна прошла суровую школу телевидения, трудилась в местных и федеральных редакциях. К настоящему времени успела получить ещё и два высших образования, а также окончить аспирантуру Института международных отношений Казанского федерального университета.

В кинематографе Наталья Топал сего­дня — не новичок. Она хорошо известна как продюсер национальных художественных фильмов. В её фильмографии — короткометражная лента «Гыйшык алмасы» режиссёра Фирюзы Зинатуллиной, взявшая статуэтку лучшего короткого метра в индийском Бхубанешваре, картины «Капка» и «Инсаф» Фарида Давлетшина.

Дружная семья «НеЗаМи» во время съёмок в лагере «Юность».
В верхнем ряду: Флёра Залялиева, Диляра Залялиева, Булат Минуллин, Володя Ненастин, бабушка Булата Валентина Андреевна. В нижнем ряду: режиссер Наталья Топал, Юлия Минуллина, Татьяна Ненастина. Фото: Михаил Соколов

Посмею предположить, что важной ступенью к миру кино стала для неё именно работа в журналистике. Её документальные фильмы и телевизионные очерки, сюжеты и интервью всегда отличались авторским почерком и, порой, не укладывались в рамки пресловутого «формата». Во всём пульсировала творческая жилка, проявлялись любопытство исследователя, неформальное отношение к своим героям и жажда пробовать что-то новое. Так она и двигалась по жизни — с пером в причёске и штативом камеры на плече.

Пятьдесят лет для таких людей — не возраст, а начало новых поисков. Поэтому, когда Наталья стала появляться вместе со своими творческими партнёрами в репортажах с «красных ковровых дорожек», я не очень удивилась. Но её биография определяется именно качеством, а совсем не количеством событий. Новой вехой разнообразной профессиональной жизни Натальи Топал стала её документальная кинолента «Будьте же счастливы».

 

Старше на пять лет

Тридцать девять минут экранного времени. Перед зрителями разворачиваются эпизоды жизни участников ансамбля незрячих музыкантов «НеЗаМи». Необычный коллектив несколько лет назад собрал под своим крылом известный казанский бард Дмитрий Бикчентаев. О нём самом и его детище в журнале «Казань» выходила большая публикация — поводом стало присуждение Дмитрию Андре­евичу премии «Своя колея» за его работу с незрячими (№3, 2018).

Кадр из фильма «Будьте же счастливы». Диляра Залялиева, Дмитрий Бикчентаев и собака-поводырь по кличке Бирка.

Название ансамбля сложилось из начальных слогов фамилий его участников — Володи Ненастина, Диляры Залялиевой, Булата Минуллина. Начинали когда‑то именно таким составом. Позже к ним присоединился челнинец Вадим Чагин, и они стали «НеЗаМи+».

Об ансамбле уже немало написано, снято телевизионных сюжетов. Ребята активно гастролируют, записывают альбомы. Их мамы организовали одноимённый благотворительный фонд «НеЗаМи» и вместе со своими детьми ведут активную общественную деятельность.

У латвийского режиссёра-документалиста Герца Франка есть работа «Старше на 10 минут» — ровно столько времени камера оператора Юриса Подниекса следит за эмоциями мальчика, который смотрит кукольный спектакль. Фильм вошёл в список шедевров. За жизнью коллектива «НеЗаМи» Наталья Топал и её творческая команда с камерами в руках наблюдали в течение пяти лет. Ездили на концерты и фестивали, снимали репетиции, записывали интервью героев, запечатлевали бытовую сторону их жизни. В картине соседствуют совершенно контрастные эпизоды: ребята рассматривают полотна великих художников на выставке тактильных картин, распеваются во время репетиций, отправляются на машинах, за рулём которых мамы, на отдых в лагерь. Показаны разные стороны их жизни — общение со зрячими сверстниками, первый медленный танец на дискотеке, занятие плаванием в бассейне, когда один из незрячих героев неожиданно обращается к другому: «Смотри!» — и ныряет под воду…

Кадр из фильма «Будьте же счастливы». Булат Минуллин на выставке тактильных картин.

Другая сцена — в небольшой квартире-хрущёвке, где живёт со своей мамой студент консерватории Володя Ненастин. Старое пианино «Казань», из-под пальцев льётся Бах. А к косяку двери булавкой пришпилена записка от соседей снизу с требованием прекратить занятия музыкой и не нарушать тишину. Такой вот «коммунальный привет» незрячим от слепого общества «нормальных» людей. Текст записки выразительно читает в кадре Дмитрий Бикчентаев. Комментарии излишни.

В картине, где соседствуют все эти контрасты, превалирует всё же свет. Пробивает сетчатку, оставляя надежду. При этом в ней нет ощущения фальшивого хеппи-энда. Напротив — остаются вопросы о дальнейшей судьбе героев, есть тревога за их будущее. И чувство это, на мой взгляд, правильное.

На съёмках исторического проекта «Хранители» в деревне Аняково. Фото: Михаил Соколов

Документалистика — это подлинность

По признанию многих зрителей, спектр эмоций, которые вызывает просмотр фильма, очень широк: от улыбки — до слёз. О том, как сложились его сюжет и драматургия, нам рассказала сама режиссёр ленты.

 

— Наталья, почему ты вдруг решила снимать именно эту историю?

 

— Всё произошло абсолютно случайно. Эта тема зацепила меня буквально в какие-то мгновения. Для телеканала «Спас» я делала телефильм «Огненная душа» с участием Михаила Семёновича Казиника о детской студии «Дивертисмент». На один из её концертов пригласили ребят из группы «НеЗаМи». Я впервые видела, как они за руку с мамами идут к сцене, носят инструменты. Там же встретила их наставника, музыканта Дмитрия Андреевича Бикчентаева, который был в своё время моим педагогом по гитаре в театральном училище. Он рассказал о том, как создал этот ансамбль. Наблюдая за тем, как музыканты готовятся к выступлению, репетируют в гримёрке, я почувствовала огромное желание сделать о них фильм. Для меня это был абсолютно закрытый мир, хотелось понять, как эти люди сосуществуют между собой, как общаются с внешним миром.

 

— Как сами герои отнеслись к твоему желанию?

 

— Бывает, что, пытаясь вступить в коммуникацию с особенными людьми, боишься, как бы тебя не послали. Итак у людей не всё в порядке, скажут ещё — что за праздный интерес, чего ты лезешь? Поначалу ребята и их мамы показались мне довольно закрытыми. Но во многом благодаря рекомендации Дмитрия Андре­евича мы постепенно начали сближаться.

Первые два года съёмок я думала, что у меня ничего не получится. Казалось — это провал! Включалась камера, мамы тут же предупреждали ребят: вас снимают! — и вся живость кадра, а вместе с ней естественная привлекательность героев, сразу куда-то терялись. По-настоящему они стали раскрываться и проявляться во время нашей поездки в молодёжный лагерь «Юность» под Димитровградом, где снималась сцена дискотеки. Ребята стали больше мне доверять, а я, в свою очередь, пообещала, что если какие-то моменты они не захотят обнародовать, мы не будем их показывать. Ведь часто бывает, что герой и режиссёр документального кино остаются после премьеры врагами. Мне очень хотелось пройти по тонкой грани дозволенного как можно аккуратнее, чтобы никого не обидеть и в то же время не сделать слащавого кино. Фильм должен был вызывать противоречивые чувства. Мои собственные внутренние ощущения после пяти лет знакомства и работы с ребятами также не остались однозначными. Хорошо, что у них ещё достаточно молодые мамы, Дмитрий Андреевич рядом. А дальше-то что будет? Я решила, что этот фильм — только начало. Хочу следить за ними дальше, мне интересно посмотреть, какими они станут через пять лет, как сложится их судьба.

 

— В фильме много достаточно тяжёлых моментов. Это монологи мам главных героев, их рассказы о том, как они впервые услышали о диагнозах своих детей, размышления о собственной жизни. Кульминация — откровенное признание одной из героинь о желании устроить собственную женскую судьбу…

Съёмка в Нижнем Услоне для исторического проекта «Хранители». Фото: Михаил Соколов

— Мамы для меня — это отдельная история. О настоящем жертвоприношении, почти по Тарковскому. В своё время в детстве меня очень взяла за душу книга писателя Закруткина «Матерь человеческая» о судьбе женщины, приютившей во время войны нескольких детей, оставшихся в живых после бомбёжки поезда. Я думаю, что мои героини и есть — матери человеческие. Быть может, бог специально дал им таких детей, чтобы раскрылись на земле их лучшие качества? Может, они пришли в мир для того, чтобы послужить для других примером того, как не впасть в отчаяние? Многие профессионалы меня даже упрекают: почему у тебя так мало ребят в фильме? Почему мамы? Но у меня и не было задачи показывать только ребят. Я хотела дать честную объективную картину их жизни. Она вот такой получилась.

Мы очень хотим, чтобы устроила свою судьбу Татьяна Ненастина. Она смущалась и не хотела об этом говорить публично, но в итоге решилась на такой откровенный монолог. После просмотра в московском кинотеатре «Поклонка» на фестивале «Лучезарный ангел», первый вопрос, который задали зрители, был: а как та женщина — она вышла замуж? Очень надо, чтобы вышла. Она хорошая. Они все хорошие.

 

— Ты снимала картину в течение пяти лет. Как находила для этого ресурсы — время, деньги, силы?

 

— В месяц у ребят из «НеЗаМи» было примерно по два мероприятия, соответственно — съёмки шли примерно в таком ритме. Для меня документалистика — это долгое погружение, проникновение, искреннее понимание и передача объективной информации зрителю. У нас ведь как снимают: получают, условно говоря, триста тысяч гранта и осваивают его в течение небольшого периода. Часто получаются довольно поверхностные фильмы-однодневки. Мне же близка школа советской документалистики. Тот же Герц Франк — один из своих фильмов он снимал целых тридцать лет, показывал историю председателя колхоза. Вот так действительно можно что-то понять о судьбе своего героя. Мне близок этот подход. И я тяготею к жанру «реал-док», когда в основе работы — твоё наблюдение за происходящим, без вмешательства закадрового авторского текста. Документалистика — от слова «документ». Это — подлинность.

Наталья Топал на красной дорожке Казанского международного фестиваля мусульманского кино. Фото: Лола Сулейманова

— Наверно при таком подходе — длительного погружения — никогда невозможно предположить, каков будет результат. Как материал многолетней работы уложился в хронометраж картины?

 

— Очень сложно было расставаться с какими-то кусками, резать по живому. Из всего отснятого материала можно было бы сделать десять разных фильмов. И я думаю, я этим ещё воспользуюсь. У меня есть техническая методика — «паровоз-вагон». Герц Франк как раз пишет о ней в книге «Карта Птолемея: записки документалиста», которая стала для меня учебником. Его группа выезжала на место съёмок, там делались фотографии, потом раскладывали их «поездом» и уже понимали, где какой сюжет должен быть. Я тоже писала посюжетные карточки, раскадровывала весь материал на эпизоды, искала между ними связки. Пол в квартире был весь завален.

 

— Делать картину ты начинала на чистом энтузиазме?

 

— Совершенно верно. Первые годы на меня «работала» семья — мой муж оператор-постановщик Михаил Соколов, сын Родион Топал. Когда нужно было несколько камер, я нанимала за свои деньги других операторов. В съёмках фильма участвовали Хайдар Миндубаев, Альберт Габидуллин, Сергей Камский, Евгений Анисимов. Но у меня всегда была уверенность, что как только съёмочный материал соберётся, то появятся и средства на завер­шение картины. Так и случилось! Мне позвонила продюсер Светлана Бухараева, которая тоже хотела снять фильм о «НеЗаМи». Дмитрий Андреевич рассказал ей обо мне. Светлану мой материал заинтересовал, и в итоге у нас сложился хороший тандем, хотя и споры возникали. Картина была сделана на государственную субсидию Министерства культуры Российской Федерации. Самое дорогое в производстве кино — пост-продакшн. С нами работал очень хороший монтажёр Владислав Марков, имеющий музыкальное образование и обладающий тонким слухом. Мы вместе проводили за монтажным столом по десять-двенадцать часов. Сложно было соединить работу пяти операторов, пять разных камер. Звуком занимался звукорежиссёр «номер один» в Татарстане (и не только) Игорь Сиденко. У нас ведь не всегда были микрофоны-«удочки» — звук часто писался интершумом. Но Игорь сделал так, что это можно было слушать в кинотеатре, фильм удалось довести до фестивального качества. Несмотря на пандемию, когда многие крупные киномероприятия отменили, в нынешнем году мы участвовали в основных программах трёх кинофестивалей, в будущем — собираемся продолжать. Фестивальная жизнь картины — два года. Обязательно будем продвигать фильм в этом направлении, в 2021 году подадим заявку и на наш родной Казанский международный фестиваль мусульманского кино.

Во время съёмок исторического проекта «Хранители». Дом-музей Шаймиевых в деревне Аняково. В кадре — операторы Михаил Соколов и Фарид Галеев.

— Ты не умеешь стоять на месте. Над чем собираешься работать дальше?

 

— Более трёх лет я занимаюсь проектом, который пока никак не могу пробить. Отсняла уже половину материала. Трижды подавала заявку на субсидию в области кинопроизводства в наш минкульт, но пока тщетно. Его рабочее название «Хранители». Возможно, он будет называться «Где-то там, в далёком детстве». Герои проекта — люди, детство которых пришлось на 1930-е годы. Пока они живы — а им по 95, 96 лет, — я их снимаю, записываю их воспоминания. Сегодня у нас ещё остаётся последняя возможность собрать общую историческую картину через таких вот «исторических агентов».

Мне хотелось бы, чтобы в этом фильме — а, возможно, это будет трилогия или серия очерков, — присутствовали люди разного статуса и социального уровня. У меня уже снималась простая женщина, бывшая колхозница из Нижнего Услона. Она вспоминает о том, как их раскулачивали, рассказывает, какие в её родных краях были великолепные сады — кормили всю республику! Для своего фильма я взяла трёхчасовое интервью у Минтимера Шариповича Шаймиева. В его семье в тридцатые годы тоже была своя драма: дед и отец не разговаривали всю жизнь только потому, что первый был кулаком, а второй стал председателем колхоза. В проекте снималась ещё одна замечательная героиня — Дина Фёдоровна Муреева из Набережных Челнов. Она Сталина в детстве видела. Ездила с мамой в Москву на демонстрацию. На всю жизнь запомнила, как вождь махал с мавзолея рукой, а она двигалась вместе с колонной, сидя на плечах у отца. Все эти люди вспоминают о том, во что они играли, что ели, как одевались, какие у них были мечты, желания, как переносили голод, нищету. Несмотря на всю противоречивость эпохи, они не обижаются на советское прошлое. Это сильные и светлые люди, с которых нам надо брать пример. Думаю, этот проект особенно важен для воспитания нашего будущего поколения.

 

— Хочу в завершение добавить, что название о детстве, на мой взгляд, для этого проекта наиболее удачно. Трудно что-либо сравнить с подлинностью детских впечатлений. Желаем найти средства на реализацию этой интересной идеи!

 

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: